Бывшая госдача №27

18 января 1931 года ЦИК и СНК приняли Постановление «О строительстве Дома отдыха ЦИК в посёлке Мюссера, Гудаутского района, ССР Абхазии» за № 39/2210 «сс» (совершенно секретно), на основании которого по личному указанию И.В. Сталина Архитектурной мастерской академика В.А. Щуко, расположенной в Ленинграде было поручено разработать проект здания без участия в конкурсе.. Непосредственным разработчиком проекта будущего здания Дома отдыха ЦИК в Мюссере стал его ученик и соавтор многих работ архитектор Владимир Георгиевич Гельфрейх (1885-1967 г). Весьма интересно то, что кандидатуру В.Г. Гельфрейха, как проверенного и талантливого архитектора, Сталину предложил Первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП (б) С.М. Киров. Возможно, толчком к данному шагу, послужила активная архитектурно-проектная деятельность молодого В. Г. Гельфрейха в Ленинграде, отмеченная памятником Ленину на броневике (в соавторстве с В.А. Щуко), Пропилеи Смольного, а также участие в проектировании Дворца Советов в Москве.

бассейн

Совершенно потрясающим выглядит в проектировании и строительстве здания Дома отдыха ЦИК в Мюссере, непосредственное участие И.В. Сталина, который, как это не странно, обсуждал тонкости проекта В. Г. Гельфрейха с главным архитектором .ХОЗУ ЦИК СССР М.И. Мержановым. Раз в неделю сотрудник фельдсвязи ОГПУ (с 01.02. 1930 г Отдел связи АОУ ОГПУ СССР, начальник В.Н. Жуков) привозил из Ленинграда от В.Г. Гельфрейха очередной вариант проекта здания в Мюссере, который лично правил красным карандашом Сталин, а затем отправлял чертёж обратно архитектору. Из всех многочисленных правок вождя известны только две – это форма балкона на фасаде здания и система потайных ходов внутри объекта, сообщающаяся с гостевыми домами и пищевым блоком. Примечательно, что автор проекта гостевых домов (один был построен для начальника Секретного отдела ЦК ВКП (б), занявшего этот пост с 22.07. 30 г и являющегося заведующим Секретариатом Сталина), находящихся в непосредственной близости от будущей госдачи №27 до сих пор неустановлен. Также рядом со зданием госдачи находятся бассейн, кинозал, комендатура и одновременно общежитие для охраны, пищеблок-столовая, а также общежитие для вольнонаемного персонала, построенные в соответствие с проектами Архитектурно-проектной мастерской ХОЗУ ЦИК СССР.

бассейн

Хочу обратить внимание читателя, что с октября 1933 года в г. Сочи, на основании Постановления ЦИК и СНК был учреждено Управление уполномоченного ЦИК Союза ССР по курортным вопросам, руководителем которого был назначен А.Д. Метелев. А уже 31 октября 1934 года Постановлением ЦИК и Управлением уполномоченного ЦИК, на основании Приказа № 82 были организованы в его составе архитектурно-проектная мастерская и стройсектор домов отдыха и санаториев ЦИК СССР, начальником которого назначили П. Г. Соловьева. С 31 октября 1934 года по 07 апреля 1941 года строительством дач особого назначения, домов отдыха ЦИК и СНК теперь стал заниматься именно это строительный сектор при Управлении уполномоченного А.Д. Метелева. А вот архитектор В.Г. Гельфрейх после данной совсекретной работы, одобренной И.В. Сталиным, переехал из Ленинграда в Москву, где занялся другими обязанностями, и через шесть лет, в 1938 году стал автором проекта здания Дома правительства Абхазской АССР в Сухуми. Автор статьи не располагает сведениями о том, был ли автор проекта Дома отдыха ЦИК «Мюссера» В. Г. Гельфрейх в поселке Мюссера перед началом работ по проектированию данного объекта и встречался ли он со И.В. Сталиным и Н.А. Лакобой для консультаций и постановки задачи. Тем не менее, к февралю 1931 года, на основании решения Политбюро ЦК ВКП (б) определился круг ответственных исполнителей и подрядчиков строительства Дома отдыха, который я представляю ниже:

- Инженерно-строительный отдел АОУ ОГПУ СССР (начальник ИСО АОУ ОГПУ СССР Лурье А.Я.);

- ГУПВО ОГПУ при СНК СССР (начальник Быстрых Н.М.);

- Хозяйственный отдел ЦИК СССР (начальник ХО ЦИК СССР Пахомов Н.И.), а также подрядчик – Стройконтора №1;

- 5-е Отделение (Специальной связи) ОГПУ СССР (начальник Лоренс И.Ю.)

- 4-е Отделение Оперода ОГПУ СССР (начальник Дицкалн А.Ф.)

- Управление делами ЦК ВКП (б) (завуправделами Самсонов Т.П);

- Секретариат Президиума ЦИК СССР (ответственный секретарь А. С. Енукидзе);

- ВСНХ при СНК Абхазской АССР (Председатель ВСНХ с 1929 по 1932 год Зантария Б. Т.)

Гостевой дом

Между тем, одним из достаточно ярких противников проекта строительства Дома отдыха ЦИК в п. Мюссера выступил начальник Оперативного отдела ОГПУ К.В. Паукер и его зам и одновременно начальник 4-ого Отделения Оперода А.Ф. Дицкалн. Паукер выдвинул И.В. Сталину достаточно серьезные аргументы, которые могли стать серьезным препятствием для претворения в жизнь планов Нестора Лакобы, например:

- неблагоприятная эпидемиологическая обстановка в Гагрском и Гудаутском районах, связанная с эпидемией малярии (в 1931-1935 году в Пицунде провели серьезные противомалярийные мероприятия, в результате чего основные очаги разносчики – комары, были уничтожены);

- отсутствие железной дороги (разъезд Мысра ЧЖД был открыт только в 1944 году) поблизости от будущего Дома отдыха, что значительно увеличивало время на проезд от станции «Сочи» ЧЖД до будущего места отдыха;

- оседание в притрассовой полосе следования правительственного автомобильного кортежа и окружении будущего Дома отдыха ЦИК неблагонадежного элемента из числа антисоветски настроенных местных жителей из-за начавшейся политики коллективизации (19-26 февраля 1931 года в селах Лыхны, Ачандаре, Дурипш состоялся многолюдный сход абхазского народа, названный впоследствии «Дурипшский сход», высказавшийся против политики насильственной коллективизации и грузинизации в Абхазской АССР, а также смены ее государственного статуса и вхождению в состав Грузинской ССР);

- крайне отдаленное от крупных городов и селений будущее местообитание руководителей партии и государства, находящееся в пограничной зоне Черноморского побережья, в условиях очень слабого контроля со стороны морской охраны ГУПВО ОГПУ СССР;

- практически полное отсутствие у морской пограничной охраны ГУПВО ЗакГПУ СССР на Черноморском побережье Кавказа судов для охраны водной границы, из-за чего на данном участке постоянно происходили нарушения территориальных вод и последующая высадка контрабандистов и агентуры иностранных спецслужб;

- отсутствие нормальной дорожной сети в виде шоссейных и грунтовых дорог шириной от 3 до 3,5 м, а также мостов грузоподъёмностью до 4,5 тонн, способных пропускать автомобили ГОН и грузового назначения от Черноморского шоссе Новороссийск-Батуми до Мюссеры (от села Блабурхва);

- отсутствие вблизи с будущим объектом отдыха линий правительственной ВЧ -связи 5-ого Отделения Оперода ОГПУ СССР;

- отсутствие рядом с будущим строящимся объектом – Домом отдыха ЦИК, организаций, производящих стройматериалы любого типа, например кирпич, цемент, ЖБИ и т.д. что вызовет значительные трудности при возведении главного и вспомогательных объектов в п. Мюссера;

- отсутствие в близлежащих гг. Гагры, Гудаута портовых сооружений и морского грузового флота, способных обеспечить доставку в Мюссеру строительных материалов большого тоннажа;

- Спецсообщение от 03.03.1931 года под грифом «Совершенно секретно» от начальника СПО ГПУ Абхазской АССР Гагуа И. А. для начальника СПО ОГПУ СССР Агранова Я.С.

Спецсообщение № 12 Секретно-политического отдела ОГПУ при СНК Абхазской АССР «О действиях по подавлению бандгрупп на территории Абхазской АССР»
Спецсообщение № 12 Секретно-политического отдела ОГПУ
«О действиях по подавлению бандгрупп на территории Абхазской АССР»

03 марта 1931г.
Совершенно секретно.
По состоянию на 01 марта1931 г
ПП начальника СПО ОГПУ И. Гагуа
Пом. начальника СПО ОГПУ В. Жужунава

ЦАФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 511. Л. 401—403. Заверенная копия. № 231\

Спецсообщение

В результате войсковой операции с участием сводного кавалерийского отряда 7-ого полка и 2-ой маневренной группы Сухумского пограничного отряда на территории Абхазской АССР, в Очамчирском, Сухумском, Гагрском и Гудаутском районах вскрыто свыше 10 различных активно действующих националистических вооруженных бандгрупп численностью каждая 10-15 человек, получающих оружие и снаряжение от зарубежной меньшевистской агентуры, расположенной в г.Трапезунд, Турция. Оружие и снаряжение для белогвардейско-кулацкого элемента и бывших князей переправлялось через Чёрное море на фелюгах в целях контрабандной деятельности с одновременным выполнением заданий иностранных разведорганов и меньшевистского правительства. Особую жестокость по отношению к представителям советской власти проявили главари банд И. Чхопелия и А. Сичинава, занимавшиеся также прямым террором против высшего руководства Абхазской АССР.

В соответствие с агентурным донесением от 12 февраля 1931 г от источника «Эфенди», состав бандгрупп оставшихся на свободе и действующих в Гудаутском и Гагрском районах можно определить следующим образом:

Бывших князей — 5 чел.
Бывших белых офицеров — 7 чел.
Бывших служителей религиозного культа -4
Служивших в белой армии — 18 чел.


ПП начальника СПО ОГПУ Абхазской АССР И. Гагуа
Пом. начальника СПО ОГПУ В. Жужунава
ЦАФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 511. Л. 401—403. Заверенная копия. № 231

Веранда

Однако, несмотря на столь серьезные аргументы начальника Оперода ОГПУ, который имел определенное влияние на И.В. Сталина, последний всё же принял положительное решение по данному вопросу, вызвав перед этим для обстоятельного разговора в Москву председателя ЦИК ССР Абхазской АССР Н.А. Лакобу, народного комиссара юстиции Грузинской ССР Г. Ф. Стуруа и председателя ГПУ при СНК Абхазской АССР Г.В. Малания (находился в должности с 15.01.1929 г по 01.01.1932г). Все три вызванных руководителя учреждений и ведомств горячо заверили Сталина, что положат свои жизни ради безопасности членов Политбюро и лично Генерального секретаря ЦК ВКП (б). Не приняв пафос собеседников всерьез, Сталин приказал при нем составить список необходимых мероприятий по обеспечению безопасности будущего Дома отдыха в Мюссере и рассмотреть вопрос о способе доставки большого количества строительных материалов, учитывая отсутствие железнодорожной ветки и шоссейных или грунтовых дорог с оптимальной проходимостью для автомобильного транспорта (от Черноморского шоссе Новороссийск-Батуми, с севера на юг, через село Блабурхва, до будущей стройки расстояние по грунтовой дороге 15 км горным серпантином – это самое близкое расстояние от г. Сочи). И.В. Сталин предложил Н.А. Лакобе и Г.В. Малании обсудить вопрос о помощи в организации охраны и строительства периметра будущего Дома отдыха в Мюссере с начальником Главного управления пограничной внутренней охраны ОГПУ СССР Быстрых Н.М., учитывая тот фактор, что единственным военно-строительным формированием в системе органов безопасности в те годы были пограничные войска, которым руководил ИСО АОУ ОГПУ СССР (в дальнейшем, 08 марта 1939 года было учреждено Главное военно-строительное управление НКВД СССР).

Беседка

С начала марта 1931 года, инженерно-строительный отдел АОУ ОГПУ и ГУПВО ОГПУ, после недолгих согласований с Закавказским пограничным округом направили (в/с отряд приехал из г. Сочи в Мюссеру на грузовиках «Форд» и «Фиат», вместе с продовольствием и инструментом) в п. Мюссера 6-ю отдельную военно-строительную роту для постройки ограждения (двух параллельно стоящих деревянных заборов) на месте будущей стройки, возведения деревянного свайного пирса, а также подготовки данного участка территории к строительству основного и вспомогательных зданий. Крайне важное место в работе военно-строительной роты погранохраны Закавказского пограничного округа, занимало выравнивание горного рельефа, согласно проекту застройки, выкорчевывание пней, взрывные работы, связанные с обустройством будущего лесопарка. Первыми объектами, которые построили строители-пограничники, стали 2 просторных деревянных барака, расположенные в нескольких метрах от реки Мысра, протекающей по территории будущей дачи Сталина.

Интерьер

Поселившись в этих бараках, военно-строительная рота продолжила свою деятельность, начав возведение массивного деревянного свайного пирса, с помощью парового копра (свайного молота). В это же самое время, из Наркомвода СССР, в адрес Черноморского морского пароходства, поступило распоряжение на имя его руководителя Б. М. Зенько (работал в должности с 1931 по 1934 год), о содействии в выполнении грузовых литерных перевозок от порта Новороссийск и порта г. Сочи до бухты в п. Мюссера. Для этих целей ЧМП выделило практически новый грузопассажирский теплоход «Дельфин» (был спущен на воду 25.01.1929 г и с июня 1931 г курсировал от Ростова-на-Дону до Батуми), учитывая его малую осадку (3,60 м), которая способствовала свободному маневрированию на сравнительно малоисследованном участке Мюссерской бухты. На этом теплоходе из Новороссийска и Сочи, стали доставляться в Мюссеру необходимые строительные материалы (кирпич, цемент, кровельное железо, швеллера, доски, брусья, а также впоследствии оборудование для уже возведенных объектов жизнеобеспечения (бойлеры, холодильники, стационарная электростанция с приводом от бензинового двигателя, электроплиты для пищеблока и т.д.).

Хочу обратить внимание читателей, что во время первых пятилеток, в СССР, пока крестьяне и городские жители с большим удивлением смотрели даже на «лампочку Ильича», в Домах отдыха ЦИК, номенклатурных санаториях и прочих объектах, скрытыми за высокими заборами с большим воодушевлением устанавливали (с 1929 года!) бытовые холодильники, стиральные машины (в основном марки Turbowascher), электроплиты с функцией выбора температуры, пылесосы, электробойлеры германской фирмы Siemens AG. Также американские фирмы Caterpillar Inc, Ford, International Harvester, General Electric с 1927 года снабжают ХОЗУ ЦИК дизель и бензиновыми асинхронными стационарными электрогенераторами, оборудованием для котельных, строительной и дорожной техникой. Не остался в стороне и Дом отдыха ЦИК «Мюссера», для которого изначально, учитывая тот факт, что объект находится в большом отдалении от источников электроэнергии, была запланирована установка мощной электростанции, работающей на лигроине (топливо для дизельных и карбюраторных двигателей) американской фирмы Caterpillar (прототипом этой электростанции, получающей электроэнергию от карбюраторного двигателя послужил трактор Caterpillar 60). Примечательно, что после 1938 года, американский Caterpillar поменяли на отечественный дизельгенератор на основе трактора «Сталинец-65», работающего нам низкокачественном дизельтопливе или смеси автола с керосином.

Прихожая

Утверждают, что к окончанию строительства, почти единственными отечественными предметами обихода в будущем Дома отдыха ЦИК были только унитазы, сделанные по спецзаказу на фаянсовой фабрике С.И. Мальцева в поселке Песочня, Калужской области (впоследствии с 1937 года Кировский литейный фаянсовый комбинат). Необходимо отметить, что правительственная резиденция, предназначенная для отдыха руководителей СССР в то время (да и сейчас тоже) представляла собой настоящий город в миниатюре, замкнутый в рамках ограждения трехметровой высоты с колючей проволокой, смотровыми вышками и «секретами» пограничников в зарослях субтропического леса. Объект «Мюссера», по замыслу архитекторов-проектировщиков ХОЗУ ЦИК, врачей-курортологов ЛСУК (Лечебно-санаторное управление Кремля) и руководства 4-ого Отделения Оперода ОГПУ СССР, также не был ограничен постройкой только одного здания для отдыха. Если интерпретировать замысел проектировщиков Архитектурно-планировочной мастерской ХОЗУ ЦИК на современный лад, то будущий Дом отдыха «Мюссера» замышлялся как отдельный оздоровительный комплекс многофункциональных строений, предназначенный в первую очередь для лечебно-профилактических мероприятий прибывшим в отпуск членов и кандидатов в члены Политбюро ЦК ВКП (б). Именно по этой причине, в соответствии с планом строительства и проектом ХОЗУ ЦИК, на территории данного объекта изначально предусматривались:

- Дом отдыха ЦИК, 2 этажа, общая площадь здания 320 кв.м.;
- бассейн с морской водой и вертикальным душем-водопадом;
- пищевой блок-столовая (одновременно играл роль конференц-зала);
- кинотеатр (использовался и как концертный зал для приглашенных артистов);
- общежитие для обслуги (сестра-хозяйка, подавальщицы, прачки и т.д);
- комендатура и одновременно общежитие для офицеров охраны 4-Отделения Оперода ОГПУ;
- два гостевых дома для зарубежных гостей и руководства ЦК ВКП (б);

Также, при строительстве и закладке фундамента Дома отдыха ЦИК по особому настоянию начальника Оперода ОГПУ К.В. Паукера и с личного одобрения И. В. Сталина был выполнен цикл сложных работ по прокладке трех подземных пешеходных галерей в следующем порядке:

- из холла первого этажа до пищеблока;
- из спальни И.В. Сталина на втором этажа до гостевого дома №1;
- из спальни И.В. Сталина на втором этаже до гостевого дома №2;
- из спальни И.В. Сталина до горного склона, выходящего к пирсу на побережье Чёрного моря, в устье реки Мысра.

потайной ход

Все тайные ходы, расположенные в Доме отдыха «Мюссера», из холла первого этажа и из спальной комнаты Сталина, вели в подвал здания, а от него расходились к разным отправным точкам. Сейчас входы в эти секретные галереи в самом здании бывшей госдачи №27 полностью скрыты после неоднократных капитальных и косметических ремонтов, проходивших в период с 1945 по 1988 год. Подземные галереи (как, кстати, и фундамент всех зданий на этом комплексе) прокладывались специалистами из Стройконторы №1 ХОЗУ ЦИК самым примитивным способом, при помощи взрывных работ. Это было связано с тем, что специальной строительной техники – отечественных экскаваторов, тогда практически не существовало, а те, что и были (в основном германские Demag и американские Bucyrus) никто не стал бы везти в такую глухомань даже в разобранном виде. После закладки шпуров в скальных породах и насыщенном камнями грунте, ВВ взрывали, делали выемку грунта до 4 метров, а затем ровняли траншеи и монтировали деревянную опалубку для заливки бетонной смеси. В качестве «крыши» подземной галереи, строители использовали импровизированные ж/б конструкции в виде прямоугольных плит, закрепляемых сверху со слоем гидроизоляции из битума. Затем на крышу галереи насыпали слой вынутого каменистого грунта в 1 метр, а на него уже впоследствии наносили слой плодородной почвы привезенной из Гудауты.

Холл первого этажа

Среди воинствующих диссидентов, политиканов-демагогов и малокомпетентных в вопросах безопасности журналистов, в настоящее время существует мнение о полной бесполезности строительства данных подземных галерей и де, параноичности самой затеи. Автор, к счастью, не разделяет этого мнения и полностью соглашается с руководителем Оперода ОГПУ К.В. Паукером, родоначальником этой оригинальной идеи, в прокладке данных подземных галерей на объекте «Мюссера». Отступая немного от темы повествования, я хочу заметить, что оригинальность задумки по прокладыванию секретных подземных галерей неглубокого заложения в государственной резиденции «Мюссера», в период 1931-1933 годы, имела под собой совершенно определенные причины. И эти причины были напрямую связаны с тем, что данный особо охраняемый объект находился в пограничной зоне, в девственном субтропическом лесу, в предгорье, вдали от ближайших воинских гарнизонов и обычного человеческого жилья.

Любой человек, вне зависимости от его образования, социального статуса и возраста, оказавшийся в Мюссере (между прочим, до сих это место считается Пицундско-Мюссерским биосферным заповедником), на территории бывшей госдачи №27, а также совершив небольшую прогулку по живописным окрестностям, скоро убедится в том, насколько здесь глухое, нелюдимое и таинственное место. Я категорически убежден, что в период с 1924 по 1945 год, в недрах эмигрантских белогвардейских организаций (РОВС, ОУН, «Мусават», «Дашнак-Цутюн», РФО К.Родзаевского, «Заграничное бюро» СДПГ Н. Жордания и др.) периодически зрели варианты ликвидации Сталина при помощи диверсионных групп, посланных из-за рубежа в СССР. В этой непростой ситуации система тайных ходов в Доме отдыха ЦИК «Мюссера» давала членам Политбюро и руководителю СССР Сталину достаточно большой шанс уцелеть при попытках их убийства или похищения.

пищеблок

С апреля 1931 года, в соответствие с рекомендациями 4-ого Отделения Оперода и СПО ОГПУ, СПО ГПУ Абхазской АССР (с марта 1931 начальник СПО ГПУ Абхазской АССР И. А. Гагуа), при помощи тайной агентуры, начало широкомасштабную компанию дезинформации среди населения Гудаутского района, сообщая жителям о том, что в Мюссере принято решение «возвести здание пограничной комендатуры», так как скрыть систематический подвоз стройматериалов, а также взрывы (проводились для строительных работ по возведению зданий) на территории будущей резиденции было уже практически невозможно. Верило или не верило население Абхазии в эти примитивные, создаваемые на пустом месте слухи, сейчас уже узнать невозможно. Скорее всего - нет. Несмотря на эти агентурные мероприятия ГПУ Абхазии, Председатель ЦИК и глава СНК Абхазии Нестор Лакоба, начал активно участвовать в обустройстве и облагораживании будущего Дома отдыха ЦИК «Мюссера» буквально с первого дня его строительства. Однако, Лакоба не занимался конкретно помощью в возведении объектов на территории закрытого объекта – его поручение от Сталина заключалось в создании замкнутого ограждением дендропарка, проведении ландшафтного дизайна и высаживании разного вида цитрусовых деревьев, эвкалиптов, чайного куста и винограда.

Необходимую практическую помощь, на условиях полной секретности (по жесткому требованию И.В. Сталина), по агротехническим работам на территории строящегося Дома отдыха, оказывал Сухумский филиал ВНИИ чая и субтропических культур (располагался на улице Чавчавадзе, д.20 и был создан в 1926 году по инициативе Н.И. Вавилова и при активной поддержке Н.Лакобы) и Сухумская опытная станция субтропических культур, располагавшаяся п. Гульрипш, особенно агроном-цитрусовод Н.В. Рындин. Так, например, сохранившиеся до наших дней дневники и черновики проектов и смет Н.А. Лакобы, свидетельствуют о всех агротехнических мероприятиях, которые вел руководитель Абхазии на объекте «Мюссера» в период с 1931 по 1936 год по личным указаниям И.В. Сталина. Финансовую часть расходов на обустройство территории правительственной резиденции «Мюссера», курировал председатель ВСНХ Абхазской АССР Б. Т. Зантария. Известен факт устного распоряжения Сталина, переданного для Лакобы наркомом юстиции Грузинской ССР Г.Ф. Стуруа: «…Посадить 50 шт. мандариновых деревьев в саду при даче и чтобы сделали это без шума…». Лакоба с Нилом Рындиным посадили сто саженцев мандаринов сорта «Уншиу» (группа Сатсума) и еще сто апельсиновых деревьев палестинского сорта Шамаути или Яффо (в СССР его часто ошибочно называли «Яффа»).

Спальня Сталина

Забегая вперед, стоит заметить по этому поводу, что при начале строительства госдачи для М.С. Горбачева – объект «Чайка-М» в Мюссере, практически все насаждения цитрусовых – лимоны, апельсины, мандарины, злостно, без всякой жалости начали выкорчевывать. Автор этой статьи, будучи на территории правительственного комплекса «Мюссера» в 2005 и 2008 годах, от былого роскошного цитрусового сада увидел лишь жалкие остатки мандариновых деревьев, которые засыхали без должного ухода. Кроме цитрусовых, Н.А. Лакоба также при помощи специалистов высаживал местные сорта винограда Амлаху, Качич, Ахманчкур и известные – Изабеллу. Агрономы из Сухумской станции в Гульрипше особое значение уделяли почвенно-климатическим характеристикам Мюссеры, и Лакоба шел им навстречу, привозил грунт конкретно под посадку того или иного вида саженца. Особое значение на своих государственных дачах , расположенных на Кавказе, И.В. Сталин придавал эвкалиптам, которые максимально удаляли влагу из почвы и способствовали уничтожению малярийных комаров в Абхазии. Н.А. Лакоба по распоряжению Сталина также стал высаживать саженцы эвкалиптов на территории дендропарка в Мюссере. Посадили и чайные плантации на холме, примыкающем к границе ограждения Дома отдыха «Мюссера» со стороны 3-ого ущелья. Эти чайные насаждения, когда-то использовались для чаепития членов и кандидатов в члены Политбюро ЦК ВКП (б), также остались никому не нужными и забытыми в настоящее время, хотя также продолжают плодоносить на том же холме, что и 80 лет назад.

К апрелю 1932 года, то есть через год после начала строительства, Дом отдыха ЦИК «Мюссера», с большим количеством недоделок, в основном связанных со сложной внутренней компоновкой деревянных панелей и прокладкой прогулочных дорожек на территории объекта, был признан приемной комиссией ХОЗУ ЦИК пригодным для эксплуатации. Известно, что И.В. Сталин, приглашенный Н.А. Лакобой на охоту в сентябре 1932 года в Абхазию, в сопровождении начальника управления пограничной охраны и войск Закавказского ГПУ С.А. Гоглидзе, начальника Оперода ОГПУ К.В. Паукера, представителя Оперода ОГПУ на Кавказе Н.С. Власика и многочисленной свиты с абхазской стороны, впервые прибыл в Дом отдыха ЦИК «Мюссера». Походив по дорожкам и зайдя в само здание своей будущей резиденции, вождь остался недоволен внутренним убранством и, продиктовав под запись Н.Лакобе и своих претензиях, счастливо отбыл на охоту в горы. Приехал вторично И.В. Сталин, теперь уже на полноценный отдых в Мюссеру, только 09 октября 1933 года из Дома отдыха ЦИК «Холодная речка» (до этого Сталин прибывал с 25 августа по 22 сентября в Сочи, в Доме отдыха ЦИК «Пузановка»). 01 ноября 1933 года И.В. Сталин, закончив отдых в Доме отдыха ЦИК «Мюссера» отбыл в Москву. Таким образом, с октября 1933 года по октябрь 1951 года Дом отдыха ЦИК «Мюссера» (впоследствии, с 1946 года госдача №27) стал редким пристанищем престарелого вождя ВКП (б), который с большим удовольствием отдавал сей объект для проведения отпуска своим соратникам: А.И. Микояну, В.М. Молотову и С.М. Буденному.

Спуск к пляжу

Особый интерес, между тем, вызывает период становления и развития подразделений ВЧ – связи, станции которой существовали в каждой правительственной резиденции и, понятное дело, на всех государственных дачах того времени. В Доме отдыха ЦИК «Мюссера», станция правительственной ВЧ-связи была смонтирована лишь через год после начала её принятия приёмной комиссией, т.е. к маю 1933 года. Необходимо отметить, что только в апреле 1930 года, в СССР были сданы в эксплуатацию первые линии междугородной правительственной высокочастотной связи (ВЧ-связи), а в марте 1931 года создана первая отдельная сеть междугородной ВЧ-связи с применением специальных средств защиты отечественной разработки (созданием шифраторов, инверторов и скремблеров на основе аппаратов фирмы Siemens , занимались завод «Красная заря», НИИ НКПит, НИИС РККА, завод имени Коминтерна, НИИ связи и телемеханики ВМФ, НИИ №20 Наркомата электропромышленности, ОСТЕХ БЮРО при ВСНХ СССР, а с 1936 года 13-ое Отделение Оперода ГУГБ НКВД). Отмечу также, что в 30-е годы, станции и узлы правительственной связи, оборудованные стационарной крупногабаритной аппаратурой, располагались в зданиях управлений ОГПУ-НКВД административных центров страны (10 июня 1931 года был создано 5-ое Отделение Оперода ОГПУ, которое отвечало за ВЧ-связь). Ближайший узел ВЧ-связи от Дома отдыха «Мюссера», располагался в г. Сочи, (Кавказский или Сочинский узел ВЧ-связи), также, в случае отказа или ремонта этого узла, абоненты (высшее руководство страны) могли связаться с любым город СССР или мира через узел правительственной связи в Тбилиси (с 1936 года).

Кабель правительственной ВЧ-связи, проложенный в 1933 году от Сочинского (Кавказского) узда ВЧ-связи до абонентской точки (станции ВЧ-связи) в Доме отдыха ЦИК «Мюссера» (всего в период 1935-1937 года в структуру Кавказского узла связи было включено 10 правительственных резиденций) при помощи связистов-линейщиков ГУПВО ОГПУ СССР, которые прокладывали его в труднейших условиях горно-лесистой местности и практически полного отсутствия строительного оборудования. Линейно-кабельное хозяйство ВЧ-связи (линии связи до ВЧ-станций), ведущее к правительственным резиденциям, также обслуживалось войсковыми подразделениями ГУПВО ОГПУ под контролем 4-ого Отделения Оперода ОГПУ (впоследствии 12-ого отдела ГУГБ НКВД). Весьма интересно, в данном случае, что ни одного случая попыток несанкционированного внедрения в сеть ВЧ-связи, ведущей к правительственным резиденциям на Кавказе, а также конкретно к Дому отдыха ЦИК «Мюссера» и её прослушивания при помощи простейшего полевого оборудования сотрудниками зарубежных агентур на Кавказском побережье, зарегистрировано не было. А вот установка прослушивающих устройств в Домах отдыха ЦИК на Кавказе и в Крыму, а также тотальный контроль линий ВЧ-связи, с помощью аппаратуры фирмы Siemens & Halske AG и AEG (периодически закупалась в Германии, при посредничестве и консультациях «НИИ Герман Геринг», начиная с 1933 года), проводились по приказам наркома ОГПУ Г.Г. Ягоды (впоследствии нарком НКВД) и наркома почт и телеграфа А.И. Рыкова (впоследствии нарком связи СССР).

Разговоры Сталина и его ближайшего окружения в помещениях «Ближней дачи» (Дача особого назначения №1), а также Домах отдыха ЦИК «Холодная речка», «Мюссера», «Зеленая роща» записывали при помощи операторов-связистов Оперода ОГПУ (впоследствии 1-ого отдела ГУГБ НКВД) и прикомандированных сотрудников госбезопасности в Наркомате связи методом стенографии, а также с использованием новейшего по тому времени оборудования – катушечных магнитофонов фирмы AEG.

Весьма большой интерес представляет система охраны Дома отдыха ЦИК «Мюссера», которую разработали совместно, в 1932 году, офицеры ГУПВО (погранохраны) и 4-ого Отдела Оперода ОГПУ. Как я уже упоминал выше, главным препятствием для разного рода случайных грибников, охотников, местных жителей, а также террористических групп и диверсантов, являлся сплошной дощатый забор трехметровой высоты, выкрашенный в ядовито-зеленый цвет и проложенный между густых зарослей субтропического леса по склонам, оврагам и каменистым осыпям, среди маленьких ручьёв и вплотную примыкающий к побережью. Первоначально строителями-пограничниками был построен и второй дощатый забор, стоящий в 2,5 метрах от внешнего ограждения периметра, но затем данную конструкцию признали лишней и демонтировали её. А вместо второго забора, вплотную к внешнему ограждению поставили будки и вышки с корабельными (судовыми) прожекторами и полевыми телефонами УНА-И-31, а впоследствии и закупленными для НКВД германскими FF-33. По разным оценкам, с 1933 года, рота охраны, подчинявшаяся коменданту объекта «Мюссера» составляла 38-40 человек. В дни приезда членов Политбюро, состав комендантской охраны усиливался за счёт приехавших из Главка сотрудников Оперода ОГПУ, заступающих в смену и дежуривших по стандартному графику.

Вооружение сотрудников ОГПУ (в дальнейшем НКВД), охраняющих внутреннюю часть периметра объекта с 1932 по 1935 год, представляло собой карабин Мосина обр.1907 г, винтовку Мосина обр.1891/30 года, снайперская винтовку Мосина обр.1891/31 года, пистолет ТТ и финка (производилась в пгт. Вача Владимирской области на заводе «Труд»). После 1935 года, погранвойска и сотрудников НКВД, охраняющих периметр особо важных объекты ЦК ВКП (б), Наркомата обороны и других ведомств, в том числе и правительственных резиденций, вооружили пистолетом-пулеметом ППД обр.34 г. Особую и очень важную роль в охране правительственных резиденций, начиная с начала 30-х годов прошлого века, играли офицеры и срочнослужащие Главного управления пограничной и внутренней охраны ОГПУ (в дальнейшем ГУПВО НКВД СССР), которые в составе маневренных групп, пограничных отрядов, линейных пограничных застав блокировали ближайшие подступы к госдачам, находясь в «секретах» и блокпостах. Та же система блокпостов и «секретов», в которых находились сотрудники 36-ого Сухумского погранотряда ГПУ и маневренной группы Северо-Кавказского УПВО ОГПУ, существовала при охране Дома отдыха ЦИК «Мюссера». Тщательно замаскированные в плохо проходимом субтропическом лесу, оснащенные полевыми телефонами, блокпосты и «секреты» пограничников, были таким образом сосредоточены вокруг объекта «Мюссера», что составляли два одинаковых круга на расстоянии 1,5-2 км друг от друга.

С мая 1933 года, особо охраняемая зона начиналась от массивной железной башни маяка на полуострове Пицунда, рядом с которым находилась погранзастава и пирс (погранзастава подчинялась Гагринской комендатуре 36-ого Сухумского пограничного отряда ОГПУ-НКВД) и пролегала через 1-ое, 2-ое, 3-ое и 4-ое ущелья (последнее вплотную примыкало к ограждению Дома отдыха ЦИК «Мюссера»), затем продолжалась вплоть до мыса Толстый (там так же стояла погранзастава) и заканчивалась только у мыса Амбара (Амра). Рубеж ответственности каждой погранзаставы, в период пребывания на отдыхе членов и кандидаты в члены Политбюро в Доме отдыха «Мюссера» сокращался с 10 до 3 км.

Дача особого назначения «Мюссера» в период ВОВ с 1941 по 1945 год

В настоящее время, в соответствие с имеющимися архивными данными в ЦА ФСБ, ГА РФ, РГВИА, в период с ноября 1933 по июнь 1941 года, на особо охраняемом государственном объекте «Мюссера» (с 01.09.1938 года по 03 февраля 1941 года объект именовался «Дача особого назначения ЦК ВКП (б) «Мюссера») не произошло каких-либо значащих событий, которые можно приравнять к терактам, диверсиям, поджогам и т.д. Основными высокопоставленными гостями в «Мюссере» были В.М. Молотов, А.И. Микоян и изредка сам Сталин, который предпочитал отдыхать до 1941 года в «Холодной речке», бывшем Доме отдыха ЦИК, построенном в 1933 году. 22 июня 1941 года, в южных резиденциях УД ЦК ВКП (б) на Черноморском побережье Кавказа (дачи особого назначения ЦК ВКП (б) в Сочи и в Абхазской АССР), первыми встретили дежурные связисты ОПС при ОТБ НКВД (являясь сотрудниками правительственной ВЧ-связи, офицеры и сержанты госбезопасности, несли круглосуточное дежурство на всех правительственных дачах) которые приняли первые распоряжения из 1-ого Отдела ГУГБ НКВД СССР, касающиеся введения режима светомаскировки и усиления охраны объектов.

Небезынтересно, в данном случае отметить один факт того, что с началом военных действий, акты диверсионного характера на правительственные резиденции ЦК ВКП (б), располагающиеся в Сочи и Абхазской АССР, не предпринимались спецслужбами Германии. Нет данных и том, что в течение всей войны, Абвер (военная разведка и контрразведка Германии) разрабатывал какие-либо планы нападения диверсионных подразделений «Бранденбург-800» на особо охраняемые объекты – госдачи УД ЦК ВКП (б) и лично И.В. Сталина (после ВОВ, когда в руки ГУКР НКО попал весь архив Абвера, специалистами был проведен тщательный анализ всех разведопераций и планов данной спецслужбы, касающийся ее активных действий против СССР, но ни одного мало-мальски интересного факта разработки госдач на Кавказском побережье Черного моря, офицеры «Смерш» так и не нашли). Также удивительно и то, что известный перебежчик, начальник Дальневосточного УНКВД, комиссар госбезопасности 3-ого ранга, Г.С. Люшков (сбежал в Японию 13.06.1938 года), отвечавший по роду бывшей деятельности (с 1936 по 1937 г служил начальником УНКВД по Азово-Черноморскому краю) также не смог осуществить террористический акт против И.В.Сталина и его ближайшего окружения, находящихся на отдыхе в Сочи или в Абхазии. СМИ и Интернет, в настоящее время, просто изобилует совершенно нелепыми и анекдотическими подробностями попытки Г. Люшкова в составе диверсионной группы проникнуть в СССР через территорию Турции и убить в павильоне Мацесты принимавшего лечебные ванны Сталина. Обсуждать эту бредовую историю с Люшковым, выдуманную явно человеком совершенно далеким от работы спецслужб, нет никакого практического смысла, но в данном случае хочется выразить удивление, что германские Абвер и РСХА на протяжении всей войны так и не заинтересовались столь ценным перебежчиком, который смог им помочь в вопросах ликвидации Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина.

С конца июля 1941 года по начало июля 1942 года ситуация на дачах особого назначения ЦК ВКП (б) «Холодная речка» и «Мюссера» была относительно спокойной, если не безмятежной. Объекты по приказу от 15.07.1941 года 1-ого Отдела ГУГБ НКВД СССР были законсервированы, весь обслуживающий персонал, кроме сотрудников охраны и техников-связистов, был отправлен по распоряжению УД ВКП (б) в г. Куйбышев (в этом городе, фактически дублирующей столицы СССР на время войны, были сосредоточены основные учреждения и наркоматы). 25 июля 1942 южная группа «А» фельдмаршала фон Листа начала наступление на Кавказ. К началу августа, на майкопско-туапсинском направлении развернулись ожесточенные бои между передовыми частями группы армий «А», в частности подразделениями 17-ой германской армии генерала Р. Руоффа и Черноморской группой войск Северо-Кавказского фронта. Практически вся территория Черноморского побережья Кавказа от Новороссийска до Сухуми с конца июля 1942 года стала подвергаться беспрерывной бомбёжке немецкой авиацией. Авиационные соединения люфтваффе бомбили сосредоточения войск, санатории, приспособленные под госпитали, вышки радиостанций, портовые сооружения, базы ВМФ и погранвойск в Очамчире (там с 1938 года находился 3-й Черноморский отряд пограничных судов или ЧОПС, который кроме охраны водной границы еще нёс службу по защите черноморских правительственных резиденций в Сочи и в Абхазской АССР).

В связи с создавшейся непредсказуемой и сложной обстановкой на кавказском направлении, 1-ой Отдел НКВД, 01.08.1942 года послал во все дачи особого назначения, находящиеся на Черноморском побережье шифрограмму, в которой приказал максимально использовать маскировочные сети армейского образца для укрытия от налетов немецкой авиации правительственные объекты. Сотрудники госбезопасности, несущие охрану объектов «Холодная речка» и «Мюссера» над крышами всех зданий, находящихся на этих территориях, растянули маскировочные сети в разных конфигурациях, вследствие чего с воздуха чрезвычайно сложно было определить даже при помощи аэрофотосъемки месторасположение правительственных резиденций. И действительно, немецкие самолеты, после проведенной аэрофотосъемки активно бомбили все госпитали и здания учреждений в Гаграх, Гудауте, Сухуми, Очамчире, но, ни одна бомба на территорию особо охраняемых правительственных объектов «Мюссера» и «Холодная речка» с июля 1942 года по февраль 1943 года так и не упала. Однако, в начале сентября 1942 года, 1-я немецкая горнострелковая дивизия «Эдельвейс» (49-й горнострелковый корпус), заняла ключевые точки на Клухорском и Санчарском перевалах Главного Кавказского хребта и даже оккупировала горное село Псху, с расчётом выйти через перевал Доу к городу Гудауте. Возникла прямая угроза оккупации территории Черноморского побережья Кавказа, и в частности Абхазской АССР.

Руководство НКВД, в лице Л.П. Берии и начальника 1-Отдела НКВД СССР (до 19.11.1942 г) комиссара госбезопасности 3-ранга Н.С. Власика, понимая, что особо охраняемым объектам «Холодная речка» и «Мюссера» грозит захват немецкими войсками, отдали приказ о проведении минирования этих правительственных резиденций, уничтожении оборудования ВЧ-связи и эвакуации секретной документации из комендатур в безопасное место

СССР
НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
Сов. секретно
Особой важности
-------------------
Приказ № 0028
г.Москва
О введение в действие плана спецмероприятий по минированию ДОН НКВД СССР «Холодная речка», «Мюссера», ДО СНК «Синоп»
№ 00134/41 от 9 сентября 1942г

В целях недопущения захвата немецко-фашисткими войсками дач особого назначения НКВД СССР «Холодная речка», «Мюссера», Дома отдыха СНК «Синоп», а также сотрудников 1-ого Отдела и технических средств «ВЧ»-связи:

ПРИКАЗЫВАЮ:

Ввести в действие план спецмероприятий по минированию ДОН НКВД СССР «Холодная речка», «Мюссера», ДО СНК «Синоп» в соответствие с которым выполнить следующие указания:

  1. ОБЩИЕ УКАЗАНИЯ
    1. В случае вынужденной эвакуации сотрудников 1-ого Отдела и ОП «»ВЧ» - связи НКВД СССР всё техническое оборудование, здания, строения, кабели правительственной связи ДОН «Холодная речка», «Мюссера» и ДО СНК «Синоп» подлежат полному уничтожению.
    2. Уничтожение производится оперативными сотрудниками Четвёртого управления НКВД, офицерским составом инженерно-сапёрной роты ОМСБОН НКВД и отдельной сапёрной роты Сухумской дивизии ВВ НКВД с целью:
      а) не дать возможности использовать их противнику;
      б) исключить возможность определения принадлежности объектов к дачам особого назначения НКВД СССР

    Уничтожение оборудования, зданий и сооружений производить по строго определенному последовательному плану с момента дачи условного сигнала по радио «ХРИЗАНТЕМА» Главкоматом НКВД

  2. ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ПОДГОТОВКА
    1. Подготовка производится по районам Абхазской АССР:
      а) Гагрский (включает собственно ДОН «Холодная речка», Гагринскую комендатуру 36-го Сухумского погранотряда, РО НКВД Абхазской АССР);
      б) Гудаутский район (включает собственно ДОН «Мюссера», Гудаутскую комендатуру 36-го Сухумского погранотряда, РО НКВД Абхазской АССР);
      в) г. Сухуми (включает собственно ДО СНК «Синоп», Управление НКВД по Абхазской АССР, штаб Сухумской дивизии ВВ НКВД СССР)
    2. В указанных районах подготавливаются к уничтожению ВСЕ объекты, принадлежащие ДОН «Холодная речка», «Мюссера» и ДО СНК «Синоп».
    3. Уничтожение объектов производится сотрудниками сапёрных подразделений ОМСБОН НКВД, Сухумской дивизии ВВ НКВД по указанию и плану спецмероприятий, а также под непосредственным руководством 2-го Отдела Четвёртого управления НКВД СССР.
    4. Вся предварительная подготовка проводится сотрудниками 2-го Отдела Четвёртого управления совместно с комендантами объектов и начальниками РО НКВД (КОНСПИРАТИВНО).

    Заготавливаются рукописные исполнительные документы в единственном экземпляре.
    Даются предварительные распоряжения,
    По готовности документы немедленно передаются главным исполнителям.

  3. ОТВЕТСТВЕННЫЕ ИСПОЛНИТЕЛИ По уничтожению объектов и средств «ВЧ»-связи ДОН «Холодная речка», «Мюссера», ДО СНК «Синоп» назначаются:
    1. Гагрский район (ДОН «Холодная речка») – начальник Гагринского РО НКВД старший лейтенант госбезопасности Парцхаладзе, комендант ДОН «Холодная речка» старший лейтенант госбезопасности Ефимов
    2. Гудаутский район (ДОН «Мюссера») – начальник Гудаутского РО НКВД лейтенант госбезопасности Кодуа, комендант ДОН «Мюссера» старший лейтенант госбезопасности Голышев.
    3. г. Сухуми (ДО СНК «Синоп») – начальник инженерной службы ОМСБОН НКВД майор Шперов, нарком внудел Абхазской АССР Гагуа
  4. ТЕХНИКА УНИЧТОЖЕНИЯ
    1. Уничтожение объектов производится путем предварительного скрытого минирования оснований фундамента зданий, создания потайных минных колодцев с элементами неизвлекаемости и глубоких шпуров.
    2. Отчетные карточки минирования, составленные офицерами саперных подразделений, изымаются и отдаются ответственным исполнителям, согласно разделу III сего Приказа.
    3. Уничтожение объектов производится при помощи подрыва.

Приложение 1. Перечень уничтожаемых зданий на территории объектов ДОН «Холодная речка», «Мюссера», ДО ЦИК «Синоп» (на 1 листе)

Приложение 2. Схема связи – условные сигналы (на 1 листе).

Генеральный комиссар государственной безопасности Л. БЕРИЯ

ГАРФ. Ф. 9446. Оп. 3a. Д. 157. Лл. 55–56 об. Типографский экземпляр.

Как видно из документа, правительственные резиденции «Мюссера». «Холодная речка» и Дом отдыха СНК «Синоп» (там изредка бывал Сталин до 1934 года), собирались минировать и взорвать при угрозе захвата их немецкими войсками. Подобное спецмероприятие, а именно, минирование всех правительственных резиденций и госдач под Москвой и в самой Москве (минировали около 1500 объектов!) происходило осенью 1941 года по личному приказу И.С. Сталина, при контроле наркома НКВД Л.П. Берии, исполнении начальника Особой группы при НКВД П. А. Судоплатова и инженерной службы ОМСБОН НКВД СССР. По воспоминаниям Судоплатова, после ликвидации угрозы захвата Москвы все заминированные объекты были разминированы, однако в 1953 году, после смерти И.В. Сталина, данный вопрос «все или не все объекты разминированы» так же был поднят следователями Главной военной прокуратуры СССР перед бывшим начальником Четвертого управления НКВД. Полностью ли разминировали объекты «Мюссера» и «Холодная речка» саперы Сухумской дивизии ВВ и ОМСБОН НКВД или там всё еще лежат замаскированные ВВ, так и останется тайной покрытой мраком.

Дача особого назначения «Мюссера» после 1945 года

В январе 1945 года, в связи с полным крахом нацисткой Германии и окончательной победой СССР, руководство Шестого управление НКГБ СССР (этот Главк стал правопреемником управления охраны гозбезопасносмти, называвшегося до 31 июля 1941 года 1-ым Управлением НКВД СССР) при помощи фельдъегерской почты послало перечень подготовительных мероприятий, адресованных Кавказскому (Сочинскому) узлу ВЧ-связи ОПС НКВД СССР и правительственным резиденциям «Мюссера» и «Холодная речка». В данном документе шла речь о проведении цикла мероприятий по профилактическому ремонту станций ВЧ-связи, кабельных линий, установке нового оборудования по шифрованию каналов ВЧ-связи, а также строительным работам по реконструкции всех зданий на территории объектов «Мюссера» и «Холодная речка». Как уже известно многим читателям, после июля 1945 года, трофейные команды НКВД и ГУКР НКО СССР стали активно завозить на госдачи, санатории, дома отдыха своих ведомств, огромное количество различных предметов сантехники, электробытовой техники, музыкальных инструментов, произведений живописи и т.д. Этой участи не избежала и правительственная резиденция «Мюссера», получившая со склада Шестого управления НКВД осенью 1945 года трофейные радиолы Telefunken, рояль Steinway, сантехнику фирм Grohe, и Duravit.

Весьма любопытно, что ремонтно-восстановительные работы в Сочинской группе домов отдыха СНК СССР, в соответствие с распоряжением ХОЗУ СНК СССР, начались уже в ноябре 1943 года (!). А к октябрю 1944 года абсолютно все санатории и дома отдыха СНК СССР были отремонтированы и готовы и приему на лечение «уставшей» от тягот войны партийной и государственной номенклатуры.

Комната

Между тем, в 1945 и 1946 года, как свидетельствует журнал посещений комендатуры объекта «Мюссера» Сталин на отдых в данную правительственную резиденцию не приезжал. Впервые после войны, И.В. Сталин приехал в уже, ставшую называться «госдача №27» - «Мюссеру», только в августе 1947 года. Всего, с 1933 года по 1951 год, И.В. Сталин был на отдыхе в «Мюссере» восемь раз. Хочу обратить внимание читателей, что 15 марта 1946 года, все народные комиссариаты в СССР были переименованы в министерства. Не избежал этой участи и НКВД, став называться МГБ, а 6-е Управление НКВД, ведавшее охраной правительства страны, с 15 апреля 1946 года разделилось на 1-ое и 2-ое Управление охраны МГБ СССР. По инициативе главы МГБ СССР В.С. Абакумова, все особо охраняемые объекты, на которых проводили свой отдых руководители СНК, члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК ВКП (б), Президиума Верховного Совета СССР, с июня 1946 года получили литерное цифровое и буквенное обозначение, соответствующее конкретному министерству. Например, «Госдача №20 МВД СССР «Голландка», или «Госдача №17 МГБ СССР «Бочаров ручей».

Иногда в документах той поры писали просто и незатейливо – «Госдача №18» или «Госдача №7», так как фигурантам переписки уже было известно, что первая дача принадлежала 2-ому Управлению УО МГБ СССР, а вторая ХОЗУ МВД СССР. Бывшая дача особого назначения «Мюссера», с июня 1946 года получила литерное цифровое обозначение «27» и стала называться в служебных документах Госдача №27 «Мюссера» 2-ого УО МГБ СССР. Весьма странно, в данном случае то, что Госдача №27 «Мюссера», стояла на балансе как в ГУО МГБ СССР (1-ое и 2-ое УО МГБ соединились и стали именоваться с 25 декабря 1946 года Главным управлением охраны), так и в Управлении делами ЦК ВКП (б). 23 апреля 1948 года, на основании Постановления Совета Министров СССР от за № 985, в г. Сочи была создана комиссия и Комендатура Госдач МГБ СССР, которая занималась исключительно правительственными дачами, в частности их строительством, ремонтом, охраной, подбором кадров и агентурно-оперативной работой. Первым комендантом комендатуры госдач МГБ СССР стал генерал-майор Афанасьев (с 23.04.1948 г по 25.11.1949 г). С 25.11.1949 года по 12.09.1956 г комендантом Управления охраны госдач на Черноморском побережье Кавказа был генерал-майор Смородинский В.Т., который впоследствии стал одним из тех, кто подписал документы о снятии с госдачи №27 «Мюссера» статуса правительственной резиденции.

будка сотрудника охраны После смерти И.В. Сталина 05 марта 1953 года и начавшейся остервенелой борьбы за власть в Кремле, персонал госдач УО МГБ СССР и УД ЦК КПСС на Кавказском побережье пребывал в состоянии полного неведения и тяжелого шока. Дело в том, что по прямому приказу главы МВД Л.П. Берии практически весь персонал охраны госдач УО МГБ на Кавказском побережье Чёрного моря (с 14 марта стало называться 9-ое Управление МВД) был уволен или распределен на второстепенные объекты госбезопасности, не имеющие отношения к правительственным объектам. На госдачах, из «бывших» остались служить в основном сотрудники ОПС МГБ СССР, которые отвечали за рабочее состояние средств ВЧ – связи. В дальнейшем, Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущёв, вывел из номенклатурного перечня ряд правительственных объектов в Крыму и на Кавказе, а также снял их с баланса УД ЦК КПСС. Под горячую руку Хрущеву, по совершенно непонятным причинам, попала и бывшая госдача №27 «Мюссера», которую сняли с баланса УД ЦК КПСС осенью 1954 года, но оставили охрану 9-ого Управления КГБ при СМ СССР, которая продолжала до 1988 года нести службу и поддерживать все здания на территории бывшей правительственной резиденции в рабочем состоянии. Некоторые сотрудники аппарата В.М. Молотова, утверждали впоследствии, что этим шагом Хрущёв отомстил бывшему ближайшему соратнику Сталина, который обожал отдыхать в Мюссере, считая ее наиболее лучшим из всех предложенных ему вариантов для летнего отпуска.

А в 1988 году, по личной инициативе министра иностранных дел СССР и члена Политбюро ЦК КПСС Э.А. Шеварнадзе, и согласия Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева, на территории бывшей госдачи №27 «Мюссера» было начато строительство объекта «Чайка-М» - новой госдачи для последнего президента СССР. Но это уже совсем другая история...

ИСТОЧНИКИ И ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ДОКУМЕНТЫ:
  1. РГВА ФОНД №38665 1941-1946 г
  2. ЦА ФСБ Ф. 1234. Оп. 34.Д.1232. Л.45
  3. ГАРФ Ф. 9446-9449. Оп. 45. Д. 1345. Л.23-34
  4. Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 1562. Оп. 33. Д. 1682. Л. 91.
  5. Архивный отдел администрации города Сочи (АОАГС). Ф. Р-137. Оп. 1. Д. 304. Л. 212.
  6. АОАГС. Ф. Р-257. Оп. 1. Д. 84. Л. 19.
  7. Там же. Л. 17.
  8. АОАГС. Ф. Р-166. Оп. 1. Д. 19. Л. 12.
  9. АОАГС. Ф. Р-137. Оп. 1. Д. 304. Л. 212.
  10. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-7467. Оп. 1. Д. 8. Л. 22.
  11. Там же. Л. 83.
  12. АОАГС. Ф.Р-139. Оп. 1. Д. 322. Л. 59.
  13. АОАГС. Ф. Р-24. Оп. 1. Д. 217. Л. 21.
  14. Там же. Л. 26.
  15. АОАГС. Ф. Р-127. Оп. 1. Д. 309. Л. 194, 191, 192.
  16. Там же. Л. 51.
  17. ГАРФ. Ф. Р-7423. Оп. 1. Д. 2. Л. 124.
  18. АОАГС. Ф. Р-2. Оп. 8. Д. 15. Л. 11.
  19. Там же. Л. 3.
  20. Там же. Л. 19—27.
  21. Там же. Л. 7—10.
  22. АОАГС. Ф. Р-2. Оп. 2. Д. 9. Л. 5.
  23. Там же.
  24. Там же. Л. 80.
  25. Там же. Д. 4. Л. 10—12.
  26. АОАГС. Ф. Р-266. Оп. 1. Д. 123. Л. 48.
  27. Там же.
  28. АОАГС. Ф. Р-195. Оп. 1. Д. 87. Л. 21.
  29. Там же. Л. 40.
  30. Там же. Л. 31.
  31. Там же. Л. 38.
  32. Там же. Л. 34—42.
  33. АОАГС. Ф. Р-213. Оп. 1. Д. 112. Л. 26.
  34. АОАГС. Ф. Р-258. Оп. 1. Д. 181. Л. 1.
  35. Там же. Л. 2.
  36. Там же. Л. 4.
  37. Натолочная О.В. Сочи – послевоенный (1945–1953 гг.): промышленность и энергоснабжение города // Былые годы. Черноморский исторический журнал. 2010. № 4. С. 42–47;
  38. Натолочная О.В. Особенности режимного города-курорта Сочи // Былые годы. Черноморский исторический журнал. 2008. № 1. С. 21–25;
  39. Натолочная О.В. Жилищный фонд города Сочи в послевоенный период (1945–1953 гг.): проблемы и перспективы // Былые годы. Черноморский исторический журнал. 2010. № 3. С. 51–56;
  40. Натолочная О.В. Санаторно-курортные учреждения города Сочи в 1945–1947 гг.: трудности восстановления // Былые годы. Черноморский исторический журнал. 2007. № 4. С. 12–16;
  41. Натолочная О.В. Восстановление хозяйства города-курорта Сочи в 1945 – начале 1950-х гг. // Былые годы. Черноморский исторический журнал. 2006. № 2. С. 25–33; История и историки в контексте времени. 2005. № 3. С. 96–109;
  42. Архивный отдел администрации города Сочи (АОАГС). Ф. Р-137. Оп. 1. Д. 433. Л. 27.
  43. Былые годы. Черноморский исторический журнал. 2008. № 6. С. 21–28; Зайцев А.М.

Добавить комментарий