«Ласточкино гнездо» для товарища Сталина - часть 1

Как вы уже, наверное, видели, комплекс зданий на территории закрытой лесопарковой зоны чётко разделен на две части. В верхней части расположена госдача № 11 (бывшая №8 «Ласточкино гнездо»), комендатура в/ч 1139, и гостевой домик (бывшая дача императора Александра III) с ротондой (также является старинным объектом конца 19 века). За этими объектами, выстроенными в один ряд на гребне холма, начинаются хозпостройки, практически полностью разрушенные временем. Это бойлерная, насосная станция (вода поступает со стороны монастыря по проложенному на бетонных блоках водопроводу), питающая водой весь дачный комплекс и два специальных бассейна для форели (поставлялась сюда из Чернореченского форелевого хозяйства, расположенного близ г. Гудаута), баня для личного состава в/ч 1139. Так же, вплотную к павильону Александра III примыкает двухэтажное здание комендатуры, где жил и работал руководящий состав органов безопасности, а также размещался узел правительственной связи. В нижней части лесопарка, расположено старое двухэтажное общежитие для офицеров охраны МГБ, выкрашенное в зеленый цвет, с подземным тиром и спортзалом. Рядом с этим общежитием столовая для личного состава, офицерский клуб, дизель-генераторная подстанция, гаражи и ремонтные мастерские, продсклад, два новых корпуса общежитий, перестроенных в пансионат «У монастыря», АЗС, котельная. На нижнем уровне, в котловине стоит заброшенный вольер для служебных собак и автомобильные ангары для личного транспорта руководства. В конце эвкалиптовой аллеи, слева, недалеко от госдачи Н.С. Хрущева есть вертолетная площадка. То есть, как вы уже сами увидели госдача – это микрогород со всеми необходимыми функциями жизнеобеспечения.

В 1946 году, при строительстве госдачи, проектировщики тщательно проработали месторасположение всех окон помещения, заранее планируя, что при нападении на объект придется вести круговую оборону. Именно для этого толщина кирпичных стен в этой госдаче составляет 1,2 метра, что согласитесь, позволяет довольно долго сдерживать осаду. Окна имеют специально сконструированные шпингалеты, которые делают невозможным открыть их снаружи. А стёкла, имеют толщину 0,8 см и сделаны из особого вида ударопрочного горного хрусталя, что позволяет заблокировать все внешние уличные звуки и соблюдать в доме абсолютную тишину. Кстати говоря, всегда, в любое время дня и ночи плотные шторы на госдаче закрывали окна, для того чтобы невозможно было определить месторасположение вождя снаружи здания. До остекления этой дачи, работники управления охраны наметили сектора обстрела из окон первого и второго этажей, для чего устанавливали пулеметы ДПМ и РП-46 в проёмах и вели пристрелку по установленным маякам на территории лесопарка. А в течение всего периода жизнедеятельности госдачи, обслуживающие объект садово-парковые рабочие, набранные из уволенных в запас солдат, периодически выкашивали «литовками» высоко выраставшую траву на установленных секторах обстрела. Хочу обратить ваше внимание, что и дорога, которая так странно петляет по лесопарку, проложена специальным маршрутом в искусственно созданном рельефе. Спросите для чего? Ну, конечно же, для полной безопасности вождя! Серпантин делали целенаправленно с многочисленными поворотами большой крутизны. Предполагали, что когда машина с нападавшими сможет прорваться к дачному комплексу по серпантину, то работники ГУО МГБ, смогут её из окон второго этажа, и засад на обочинах держать под постоянным обстрелом. Для этой же цели, по всему периметру был проложен электрический кабель, подключенный к спрятанным складках местности морским прожекторам. Прожектора стояли и в постах наружной охраны, дежурившей в деревянных «грибках», оснащенных полевыми телефонами. Всего при Сталине на даче № 8 существовало 13 постов наружной охраны, вооруженной пистолетом «вальтер» П-38, револьвером системы Нагана, штык-ножом от винтовки СВТ и новейшим к тому времени автоматом АК-47. Пистолет ТТ и ПМ (новый к тому времени образец оружия) не использовали, так как считали их неудобным и малонадёжным оружием.

Поэтому по распоряжению полковника Петра Николаевича Тюрина, замначальника Первого отдела ГУО МГБ СССР, «прикреплённым» из «лички», выездной охране с «трассовиками» и охране, отвечающей за безопасность периметра госдач в Крыму и на Кавказе стали выдавать трофейный «вальтер» № 2. А в 1949 году сотрудники ГУО МГБ первыми в СССР получили на вооружение и АК-47. Ну а кто из вас очень внимательный, то думаю, при гулянии по территории госдачи заметили странные металлические сооружения зеленого цвета, похожие на своеобразные грибы на высокой ножке – это устройства тревожной сигнализации ёмкостного типа, установленные в 1974 году на всех правительственных дачах СССР. Для связи Сталина с охраной, вызова прислуги, поваров и других лиц на госдаче была смонтирована сеть домофонов, имевшихся в каждом помещении, вплоть до туалета. А вот для постоянного контроля перемещения генсека по комнатам здания, на некоторых сталинских дачах, в том числе и на этой была установлена система простой, но эффективной электросигнализации. В мягкой мебели были смонтированы нажимные пружинные контакты, которые при сжимании замыкали цепь и посылали сигнал на пульт охраны. Например, Сталин садился или ложился на тахту, и тут же у охраны зажигалась лампочка-индикатор, имевшая кодовый номер комнаты. Даже каждая дверь в помещении имела внизу особую металлическую пластину: дверь закрыта – Сталина пока нет в комнате, дверь открывается, одновременно размыкается электрическая цепь и сигнал поступает на пульт охраны. Таким образом, охрана всегда имела точное представление о том, где находится их подопечный. Но после смерти Сталина вся система внутридомовой сигнализации на госдаче № 8 была демонтирована прибывшими из Москвы офицерами из ХОЗУ МГБ СССР.

Кстати говоря, в штате личной охраны вождя числился специалист-токсиколог, который при помощи газоанализатора делал пробы воздуха в помещении кабинета Сталина каждые 2 часа, независимо от климатической зоны и времени года. Заканчивая рассказ о системе охраны Сталина, хочу добавить, что вождь, покидая помещение госдачи, всегда надевал бронежилет скрытого ношения фирмы Mehler, тайно заказанный начальником Оперода ОГПУ К.В. Паукером в Германии в 1929 году. Вообще, всегда я слышал, что госдача №8 в Новом Афоне была предпоследней из тех, которые были предназначены для отдыха вождя. «Последней» считается трехэтажная госдача И.В.Сталина № 3 «Гаврилова Поляна», строительство которой было приостановлено после смерти вождя. Первые работы по строительству совершенно секретной резервной госдачи Сталина «Гаврилова Поляна» были начаты после постановления Совнаркома от 10 августа 1937 года. В нём говорилось о создании системы подземных командных бункеров глубокого залегания, узлов связи, хранилищ продуктов, сообщающихся между ними транспортных тоннелей у села Красная Глинка, под Куйбышевым, в известняковых толщах Жигулевских гор. Собственно говоря, с 37 года Метростроем и Войскостроем НКПС СССР было начато строительство резервной дублирующей системы управления государством на случай тотальной войны с мировой капиталистической системой. И, конечно же, все строящиеся объекты, а именно: госдача № 3 «Гаврилова Поляна», бункер Сталина или «объект № 85», бункер ГКО, хранилища продуктов в Сокольей горе сообщались между собой автомобильным тоннелем, проходящим под Волгой. От госдачи вниз шёл шахтный ствол с лифтом, позволяющим спуститься при опасности вниз к транспортному тоннелю и переместиться под руслом Волги в командный пункт под зданием обкома партии в городе Куйбышеве. В 1941 году строительство госдачи было приостановлено, вплоть до 1948 года. Однако из-за постоянной угрозы ядерной бомбардировки со стороны США, по распоряжению Сталина строительные работы по строительству резервной госдачи продолжались вплоть до 1953 года. Сейчас «последняя» трехэтажная дача Сталина, имеющая название «Гаврилова Поляна», больше напоминает обычные развалины.

Касаясь внешнего вида госдач № 11 и 12, хочу заметить вот что. В 1958 году, фасад госдачи № 8, комендатура, столовая, бойлерная, вольер для собак, гаражи для спецтранспорта, баня для личного состава, бассейны для форели, бетонированные откосы на шоссейном серпантине, - имели темно-зеленый цвет. А вот после строительства госдачи №12, которая была уже выкрашена в бежево-серый цвет, почти все строения на объекте стали перекрашивать. Перекрасили и госдачу № 11 (бывшую № 8) из зеленого в бежево-серый. А вот внутренний вид, а именно отделку деревянными панелями, на бывшей госдаче Сталина никто не менял – оставили всё, как было. Правда, в некоторых ванных комнатах (их всего три на госдаче) поставили другую сантехнику. Как вы уже, наверное, видели на экскурсиях, ванная комната дачи И.В. Сталина «Ласточкино гнездо» имеет светло-голубой цвет, и именно только такой цвет и точно же такой внешний вид имели ванные комнаты на всех госдачах генсека, вплоть до «Ближней» в Кунцево. В настоящее время, ванная, смеситель, титан, столик и вешалка сохранились с тех самых памятных сталинских времен, и могут считаться предметами личного пользования вождя. Также строителями из ХОЗУ МГБ был сделан трубопровод от побережья Чёрного моря до госдачи №8, где шло ответвление во все ванные комнаты генсека, откуда поступала морская вода. И.В. Сталин не любил купаться в море, не умел плавать, но зачастую в жаркие летние дни принимал ванны в морской воде.

Ну вот, в принципе, почти всё, что я могу сказать – я рассказал. Я сейчас часто слышу от абхазов байки, что И.В. Сталин на госдаче №8 отдыхал только один раз. Могу твердо сказать – это не так. В комендатуре в/ч 1139 сохранялся до моего ухода со службы журнал посещений, с подписями дежурных офицеров ГУО МГБ. Утверждаю - Сталин отдыхал на этой даче постоянно, каждый год, от одной недели до месяца, в период 1948 -1951 годов. В основном приезжал в конце октября, начале ноября. Спросите, почему с ноября? Обычно он начинал свой отдых на Кавказе с середины июля, приезжая разными путями сначала на госдачу в Новую Мацесту («Зеленая роща»), потом ближе к сентябрю перемещаясь в Мюссеру или Рицу, а к сезону созревания мандаринов и лимонов И.В. Сталина привозили на госдачу № 8 в Новый Афон. Периодически отсюда он выезжал на машине в Цаиши, Цхалтубо и Боржоми (там тоже была построена госдача в довоенное время, но как именно она называлась, я не помню) на минеральные источники. Ближе к середине января вождь возвращался на «Ближнюю» дачу в Кунцево. Ну а если подсчитать и учесть, что генсек последний раз перед смертью был на Кавказском побережье Чёрного моря в 1951 году, то получается, в Новом Афоне он отдыхал 3-4 раза, но никак не один. Это точно! Последний раз к приезду вождя готовились в конце ноября 1952 года, но Председатель Совета Министров СССР И.В. Сталин не приехал.


Историческая справка:

Госдачи №11 и 12 Управления делами ЦК КПСС в Новом Афоне (Абхазская АССР)

Проектная контора ХОЗУ МГБ СССР

Приказом НКГБ СССР № 00107 от 22 марта 1946 г. в соответствии с Постановлением Верховного Совета СССР от 15 марта 1946 г. НКГБ СССР был переименован в Министерство государственной безопасности СССР (МГБ СССР). Соответственно, были переименованы и местные управления и отделы НКГБ в управления и отделы МГБ. Существенная реорганизация произошла в 6 управлении МГБ СССР, которое отвечало за охрану правительства и лично И.В. Сталина. Приказом МГБ СССР № 00134 от 15 апреля 1946 г. на его основе было создано Управление охраны № 2 МГБ СССР, а 1-й отдел 6 управления, занимавшийся охраной Сталина, был преобразован в Управление охраны № 1. Штаты управления охраны № 1 были объявлены приказом МГБ СССР № 00152 от 24 апреля 1946 г. Таким образом, организация охраны И.В. Сталина (Управление охраны № 1) была отделена от охраны остальных членов Политбюро и Правительства (Управление охраны № 2).

Кардинальное расширение и изменение структуры МГБ СССР произошло 4 мая 1946 г., когда вместо В.Н.Меркулова министром госбезопасности СССР был назначен В.С.Абакумов, а возглавляемый им ГУКР "Смерш" МВС СССР влился в МГБ СССР. Решение об этом было принято Политбюро ЦК ВКП(б) П 51/IV от 4 мая 1946 г. Согласно этому решению в МГБ СССР включалась военная контрразведка в качестве самостоятельного 3 Главного управления МГБ СССР. 1 и 2 управления МГБ СССР были также преобразованы в Главные управления. Кроме того, возникли новые управления и самостоятельные отделы. В результате этих изменений структура МГБ СССР приобрела следующий вид:

  • — 1 Главное управление (разведка);
  • — 2 Главное управление (контрразведка);
  • — 3 Главное управление (военная контрразведка);
  • — 4 управление (розыскное) (осуществляло руководство розыском "агентуры иностранных разведок, заброшенной в СССР, и прочих вражеских элементов") (ранее существовавшее 4 управление по организации террора и диверсий в тылу противника в годы войны было упразднено приказом МГБ СССР № 00447 от 9 октября 1946 г.);
  • — 5 управление (оперативное);
  • — 6 управление (шифровально-дешифровальное);
  • — Транспортное управление (обслуживание транспорта);
  • — Управление охраны № 1 (охрана И.В.Сталина);
  • — Управление охраны № 2 (охрана остальных руководителей партии и правительства);
  • — Управление коменданта Московского Кремля;
  • — Отдел "А" (учетно-архивный);
  • — Отдел "Б" (оперативной техники);
  • — Отдел "В" (перлюстрация корреспонденции);
  • — Отдел "Д" (экспертизы и подделки документов) (выделен из отдела "Б");
  • — Отдел "К" (наблюдение на объектах атомной промышленности);
  • — Отдел "О" (оперативная работа по духовенству всех концессий) (выделен из 2 управления);
  • — Отдел "Р" (радио-контрразведка);
  • — Отдел "С" (перевод и обработка материалов по атомной проблеме. В 1946 г. функции этого отдела были переданы в 1 Главное управление МГБ);
  • — Отдел "Т" (борьба с "лицами высказывающими угрозы террористического характера в отношении партийных и советских руководителей");
  • — Следчасть по особо важным делам (на правах управления);
  • — Отдел "ДР" (служба проведения диверсий и актов индивидуального террора);
  • — Отдел "ДН" (служба дезинформации) (фактически этот отдел не был создан);
  • — Административно-хозяйственное и финансовое управление (АХФУ);
  • — Управление кадров;
  • — Инспекция при министре;
  • — Секретариат МГБ СССР;
  • — Юридическое бюро МГБ СССР.

В конце 1946 года также произошла реорганизация аппаратов охраны руководителей страны. Приказом МГБ СССР № 00558 от 25 декабря 1946 г. управления охраны № 1 и № 2 и Управление коменданта Московского Кремля были объединены в Главное управление охраны МГБ СССР. А во второй половине 1946 года произошло еще несколько существенных реорганизаций некоторых структурных подразделений центрального аппарата МГБ СССР. По результатам проверки работы НКГБ — МГБ СССР, отраженных в акте приема-передачи дел от прежнего министра Меркулова новому — Абакумову, Политбюро ЦК ВКП (б) приняло Постановление П 53/39 от 20 августа 1946 г. о необходимости изменения структуры МГБ СССР. В результате были созданы:

  • — Отдел оперативной техники (ООТ) (изготовление опертехники и снабжение ею местных органов) (применение опертехники оставалось прерогативой отдела "Б");
  • — Тюремный отдел (руководство тюрьмами МГБ как в центре, так и на периферии) (организован приказом МГБ СССР № 00396 от 27 сентября 1946 г.).
  • — Особое совещание при министре (для вынесения внесудебных решений по следственным делам, ведущимся в МГБ). (Штат секретариата ОСО МГБ СССР был объявлен приказом МГБ СССР № 00496 от 2 ноября 1946 г.);
  • — Управление делами (было организовано на базе АХФУ);
  • — Финансовый отдел (был организован на базе АХФУ);
  • — Хозяйственное управление (было организовано на базе АХФУ;)

Таким образом, на основании Постановления П 53/39 ЦК ВКП (б) от 20 августа 1946 года, было учреждено Хозяйственное Управление МГБ СССР. Постановлением Совета Министров СССР от 20 августа 1946 года за № 1881-792 была создана Проектная контора Министерства государственной безопасности СССР (Проектная контора ХОЗУ МГБ СССР), перед которой была поставлена задача срочного обеспечения проектной документацией строительства и реконструкции жилых зданий, учебных заведений, государственных дач, учреждений лечения и отдыха, а также промышленных и других объектов специального назначения для Совета Министров Союза СССР и Политбюро ЦК ВКП (б). С 20.08. 1946 по 01. 09. 1949 год Проектную контору ХОЗУ МГБ СССР возглавлял П.А. Дудоев. Однако, истоки создания Проектной конторы МГБ СССР следует искать несколько ранее. В соответствие с планами руководства 1-ого Отдела Шестого управления НКГБ СССР по реконструкции старых государственных резиденций и строительству новых в Крымской АССР и на Черноморском побережье Кавказа, в январе 1945 года, в структуре АХФУ НКГБ было создано Архитектурно-проектное бюро, временно подчиненное Строительному отделу данного Главка. С 20 августа 1946 года, данное Архитектурно-проектное бюро перешло в ведомство ХОЗУ МГБ СССР и стало называться Проектная контора ХОЗУ МГБ СССР.

Здание, в котором разместили Проектную контору ХОЗУ МГБ СССР находилось на северо-востоке столицы в посёлке Марфино. В Сочи, на базе Северо-Кавказского военно-строительного отдела войск МГБ СССР, также, в марте 1946 года был создан филиал Проектной конторы ХОЗУ МГБ, которая разместилась в бывшей двухэтажной даче наркома госбезопасности Г.Г. Ягоды под названием «Голландка» (данное здание в готическом стиле не сохранилось, т.к. было разобрано). В первоочередные задачи Проектной конторы ХОЗУ МГБ СССР входило проектирование для ЦК ВКП (б), Совета Министров СССР и Центрального аппарата МГБ СССР следующих объектов:

- государственных дач для Политбюро ЦК ВКП (б) – Президиума ЦК КПСС с комплексом вспомогательных зданий и сооружений;

- санаториев, домов отдыха, больниц, поликлиник и госпиталей;

- государственных дач для органов безопасности;

- жилых домов специальной планировки.

Также данное учреждение закрытого типа занималось реконструкцией уже существующих объектов Управления Делами ЦК ВКП (б) – Президиума ЦК КПСС и ГУО МГБ СССР, по проектным заданиям, полученным от ХОЗУ МГБ СССР. Строительные работы, на основе выполненных работ Проектной конторы ХОЗУ МГБ, выполнял Строительный отдел ХОЗУ МГБ СССР и 1-й государственный строительный трест (правопреемник Стройконторы №1 ХОЗУ ЦИК СССР). С начала создания Проектной конторы ХОЗУ МГБ СССР в ее составе работали Г.В. Макаревич, Е.В. Рыбацкий, Г.Д. Борисов, А.Д. Вышинский, Д.Е. Морозов. По сути, Проектная контора ХОЗУ МГБ СССР была самой обыкновенной «шарашкой», где наряду со специалистами архитекторами имеющими свободный вход и выход, работали заключенные, получившие сроки за разные мнимые прегрешения перед Советской властью. Например, архитекторы А.Д. Вышинский и М.И. Мержанов (тоже работал в данном заведении и проектировал санаторий МГБ, впоследствии построенный в Сочи к 1954 году и названный санаторием имени Ф.Э. Дзержинского) занимались проектированием на правах заключенных, поэтому под конвоем творили, ели, спали и успешным трудом готовили себе УДО. Примечательно, что известные авиаконструкторы А.Н. Туполев, В.М. Петляков, Р.Л. Бартини и создатель космических ракет С.П. Королёв тоже не особо любили распространяться об этом этапе своей биографии, касающемся работе в «шарашке», хотя трудились не за страх, а за совесть в этом заведении и создавали уникальные самолеты.

Необходимо отметить, что Проектная контора ХОЗУ МГБ СССР за свой короткий срок существования (с 1946 по 1953 год) смогла немало сделать проектов, большая часть из которых увидела жизнь. Вот, например, как выглядит неполный список проектов данного заведения, которые были воплощены в жизнь:

  • - санаторий МГБ СССР в Сочи (имени Ф.Э. Дзержинского);
  • - санаторий МГБ СССР «Лунёво» (Костромская область);
  • - санаторий МГБ СССР «Глуховская» (Башкирия);
  • - государственные дачи №5 и №11 на озере Рица (Абхазская АССР);
  • - гостиница «Рица» на озере Рица;
  • - государственная дача №8 «Ласточкино гнездо» в пгт. Новый Афон (Абхазская АССР);
  • - жилые дома для МГБ СССР на улице Новоподмосковная, Земляной Вал (г. Москва);
  • - Плавательный бассейн «Динамо» (Ленинградский проспект, г. Москва);
  • - государственная дача №1 «Ближняя» (в 1948 году была сделана реконструкция, г. Москва).

С 1946 г. по 2008 г. наименование и статус данной организации многократно изменялся, от Центральной проектной конторы КГБ СССР (с 25.01.1960 г) г до Проектного института КГБ СССР (с января 1969 г), и, в конце концов, до существующего - Федерального государственного унитарного предприятия «Проектный институт» Федеральной службы безопасности Российской Федерации. В настоящее время ФГУП «Проектный институт» ФСБ РФ располагается в Москве, рядом с метро «Калужская», по адресу Бутлерова, дом 11 и является закрытым, режимным учреждением пропускного типа. За более чем 60 лет строительного проектирования правопреемником проектных организаций МГБ-КГБ СССР, которым является ФГУП ПИ ФСБ РФ, разработана проектно-сметная документация на более чем 1500 различных объектов, многие из которых воплощены в жизнь, являются уникальными, достойно украшают города нашей страны, и представляют собой значительные достижения в области архитектуры.

Проектной конторой ХОЗУ МГБ СССР с октября 1946 года были начаты работы по созданию проекта государственных дач № 5 и №11 на озере Рица, а также №8, расположенной впоследствии в поселке Новый Афон, Абхазская АССР. Необходимо заметить, в Проектной конторе ХОЗУ МГБ СССР, наряду с теми проектами которые разрабатывались архитекторами, работавшими в данном заведении, существовал и архив, в котором имелись довоенные проекты, отклоненные по тем или иным причинам Оперодом ОГПУ – НКВД СССР. Авторами проекта госдачи №8 «Ласточкино гнездо» (получило название в связи со строительством двух смотровых площадок над объектом), служащей резервным объектом для И.В. Сталина, называется ряд лиц, однако наиболее вероятно то, что непосредственный участник создания проекта архитектор Н.З. Несис так и не стал официально признанной фигурой. Архитектор Н.З. Несис, под руководством которого в Архитектурно-планировочной мастерской №1 НККХ велась с января 1937 года разработка проекта здания госдачи (на условиях конкурса и полной секретности), в конце 1938 года был расстрелян по ложному обвинению во вредительстве. Все документы, выполненные им лично и коллективом мастерской, были изъяты и сгинули в недрах Следственного отдела НКВД СССР. В 1946 году, Проектная контора ХОЗУ МГБ СССР, по всей видимости, использовало данный проект здания, найдя его в своём архиве. Куратором данного проекта от ГУО МГБ стал майор С.Н. Абраменко, по настоянию которого чертежники –конструкторы из Северокавказского военно-строительного отдела войск МГБ СССР (был филиалом Проектной конторы ХОЗУ МГБ СССР и располагался в г.Сочи) переделали планировку помещений, в соответствие с географическим положением объекта (в проекте появилась большая лоджия с видом на море, а также кинозал-бильярдная, расположенная в цокольном помещении, была уменьшена в размере).

История строительства госдач №11 (бывшая №8 «Ласточкино гнездо») и №12 в Новом Афоне (Республика Абхазия)

Госдача №11

20 октября 1946 года, в соответствии с решением Политбюро ВКП (б) и лично И.В. Сталина, принимается постановление Совета Министров СССР за № 2323-988с (с - «секретно») «О строительстве объектов государственной дачи №8 на территории сёл Менгрельского и Греческого Псирцхского сельского Совета». На основании этого распоряжения, после согласования проекта госдачи и объектов жизнеобеспечения, в начале декабря 1946 года, силами 2-й дорожно-строительной дивизии МВД (ГУШОСДОР МВД), ХОЗу УО №2 МГБ (с 25 декабря 1946 года ГУО МГБ СССР), Северокавказским военно-строительным отделом войск МГБ СССР и рядом подрядных организаций г. Москвы и Сочи было начато строительство. При строительстве госдачи №8 «Ласточкино гнездо» (так именно именовался в документах СМ СССР и ГУО МГБ данный объект), в период с декабря 1946 по август 1947 года активно использовалась инфраструктура Новоафонского монастыря (территория госдач примыкает вплотную к монастырю и имеет одним с ним забор), на территории которого и находился возводившийся в непростых условиях горной местности секретный объект. Строители из УШОСДОР МВД и ХОЗУ МГБ за 1,5 года ударных работ спилили десятки уникальных кипарисов (пни и корневища деревьев взрывали аммонитом), которые мешали возведению здания госдачи, объектам жизнеобеспечения (комендатуры, общежития для офицеров, бойлерной, гаражей, бани, водонасосной станции, трансформаторной подстанции и т.д.). Не стали удалять и спиливать лишь оливковые деревья, принадлежащие монастырю, которые стоят до сих пор и активно плодоносят.

В лесопарке госдачи были высажены 75 га мандариновых (сорт Уншиу-Сатсума), апельсиновых (сорта Вашингтон Нэвл, Гамлин) и грейпфруктовых (Натсу Микан) деревьев, а также на нижнем ярусе посадили бамбук (сейчас бамбуковая роща существует и активно используется). Кроме высаживания саженцев фруктовых деревьев, активно менялся рельеф местности, для того, чтобы здание госдачи не было видно с побережья.

Госдача №12

Заново были проложены вспомогательные и главные дороги на объекте с лесопарком площадью 120 гектаров. Шоссейный серпантин, проложенный крутыми «восьмёрками» (для того, чтобы охрана госдачи могла вести прицельный огонь с флангов при нападении на объект) вёл от главного КПП прямо к зданию госдачи. Вся площадь закрытой зоны, была обнесена 3-х метровым дощатым забором, покрашенным в зеленый цвет, наверху которого была натянута спираль Бруно. Через 2 метра от дощатого забора находился второй забор с колючей проволокой на металлических кольях. В начале ноября 1947 года, госдачу №8 «Ласточкино гнездо» посетила Государственная приёмочная комиссия в составе руководящих сотрудников МГБ, МВД, Управления Делами СМ СССР и Управления Делами ЦК ВКП (б). Также, с ноября 1947 года на госдаче №8 стали функционировать комендатура (старое здание комендатуры существует до сих пор и в настоящий момент перестраивается под нужды пансионата «У монастыря») с комендантским взводом охраны, и станция ВЧ-связи.

В апреле 1956 года бывшую госдачу №8 «Ласточкино гнездо» УД ЦК КПСС, на предмет строительства резервной дачи для Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева, посетил начальник 9-ого Управления КГБ СССР генерал В.И. Устинов, а также начальник ХОЗУ КГБ генерал-майор М.И. Журавлёв. Уже через пару месяцев, в соответствие с Постановлением Совета Министров СССР № 3496 -с, которое предписывало построить к 1 мая 1958 года госдачу для руководителей партии и правительства, приехали специалисты из Центральной проектной конторы КГБ СССР для выполнения топосъёмки и работ по созданию геоподосновы под строительство объекта. После топосъемки, проб грунта и составления сметы в ХОЗУ КГБ СССР, в Новом Афоне, на территории бывшей госдачи №8 «Ласточкино гнездо», началось строительство объекта, который получил впоследствии литерный номер «12» и стал резервным для Председателя Совета Министров СССР Н.С. Хрущёва. Автором секретного проекта госдачи №12 считают архитектора из г. Сочи Ю. Л. Щварцбрейма (он также является автором проектов еще ряда госдач), известного своими работами на официальном уровне и лаурета Ленинской премии (1972 год). Госдача №12, имеющая 2 этажа, располагающаяся на самом нижнем ярусе лесопарковой зоны и смотрящая окнами на улицу Н.Лакобы - по внешнему виду, уровню отделки, компоновке и архитектурному замыслу, сильно проигрывает бывшей госдаче №8 «Ласточкино гнездо». После ремонта всех зданий и строительства рядом с госдачей №11 (в соответствие с новой классификацией 9-ого Управления КГБ СССР, которое курировало возведение госдач №8, 9 и 10 в поселке Лдзаа, на окраине Пицунды) объекта под названием «госдача №12», абсолютно все жилые и нежилые помещения были перекрашены из зеленого в светло-бежевый цвет и в таком виде сохранились до наших дней. Также, по инициативе начальника охраны Н.С. Хрущева, полковника Н.Т. Литовченко, «Метростроем» был сооружен подземный ход от главного входа госдача №12 до пляжа, так же являющегося режимным объектом и огороженным бетонным забором.

Госдача №12

Пребывание на госдаче №11 И.В. Сталина и Н.С. Хрущева на госдаче №12

Председатель Совета Министров СССР И.В. Сталин, по свидетельствам сотрудников ГУО МГБ СССР, отдыхал на госдаче №8 «Ласточкино гнездо» 3-4 раза. В комендатуре госдачи №8 велся журнал посещений данного объекта членами Политбюро ЦК ВКП (б) и т д., но в данное время этот документ не сохранился или находится в Управлении регистрации архивных фондов ФСБ РФ. Однако, по сохранившимся официальным архивным данным можно точно сказать, что первый приезд И.В. Сталина на госдачу № 8 произошел в ноябре 1948 года, после его пребывания в Новой Мацесте (госдача «Зеленая роща») и на госдаче №18 «Холодная речка» (посёлок Холодная речка, Гагрский район, Абхазская АССР). На основании данных дневника начальника ГУО МГБ СССР, генерал-лейтенанта Н.С. Власика, можно заключить, что Предсовмина СССР И.В. Сталин посещал последний раз госдачу №8 в ноябре 1951 года. Вот что он рассказывает:

«17/XI 51 г. На госдаче в Новом Афоне я был приглашён к обеду т. Сталиным. За столом были Берия и Поскрёбышев.

Т. Сталин попросил принести молодое вино. Но по вине начхоза т. Орлова вино подали переохлаждённым, тогда как по указанию вождя оно должно было храниться в камере не ниже 13—15 градусов тепла. Мной в своё время была дана инструкция придерживаться указаний т. Сталина и неуклонно их исполнять.

Но по недосмотру т. Орлова вино было помещено на длительное хранение при 7 градусах тепла.

Растерявшаяся обслуга подала на стол злополучное вино, не проверив температуру.

Т. Сталин был возмущён тем, что неоднократные его замечания не приняты к сведению.

Орлов невразумительно объяснил причину происшедшего, и мне в конце концов пришлось взять вину на себя, хотя, конечно, целиком был виноват Орлов, причём дважды: во-первых, не проверил, как хранилось вино и, во-вторых, как оно подавалось к столу. Ох уж эта русская наша безответст¬венность!

Всё это крайне возмутило т. Сталина, и он справедливо выразил нам своё недоверие. После этого инцидента, которого я никогда в жизни не забуду, я не спал 3 суток.

Т. Сталин сказал нам, что так нельзя относиться к своим обязанностям, что его самого, если упустит какое-нибудь дело, мучает совесть, лишает сна.

До конца обеда я просидел за столом ни жив ни мёртв, не знаю, как выдержало сердце, думал, что потеряю сознание. И главное, я переживал, потому что т. Сталин никак не мог успокоиться, всё нервничал.

А для нас его здоровье — ответственность перед всем народом, и сознание того, что ты являешься виной его нервного состояния, — ужасно. Я подумал, что лучше тут же умереть, чем переживать такое мучительное испытание…»»

На госдаче №8 «Ласточкино гнездо» И.В. Сталин, по свидетельству сотрудников госбезопасности, работал и встречал гостей только в «Главном доме», а жил и принимал пищу исключительно в стоящем параллельно деревянном здании дачи императора Александра III или «Доме № 2» как его называли сотрудники ГУО МГБ. Сейчас это здание павильонного типа также существует. В нем сохранилось с конца 50-х годов, частично в неизменном виде, всё внутреннее убранство (облицовка редкими породами дерева стен и потолка, паркет), в том числе ряд предметов мебели. Можно утверждать также, что И. В. Сталиным чаще использовался для отдыха и работы именно деревянный реконструированный павильон Александра III, а не само строение госдачи №11 (бывшая №8). На госдаче №8 И.В. Сталин принимал руководителей аппарата партии и правительства, а также важных зарубежных гостей. В советское время данный павильон использовался Управлением Делами ЦК КПСС как гостевой дом, и в нем активно отдыхали военоначальники, высшие номенклатурные чины и представители зарубежных компартий. Весьма интересно рассказывает бывший сотрудник ГУО МГБ Г. Кузнецов о строительстве госдачи №8 и пребывании на ней И.В. Сталина в Новом Афоне. Вот что он пишет:

«…После войны Сталин облюбовал место для постройки дачи в Новом Афоне. Новый Афон расположен между Батуми и Сухуми на гористой местности. Рядом с дачей Сталина был расположен монастырь, который посещало много прихожан. Монахами была проложена на гору узкоколейка, по которой ходила локомашина и перевозила дрова, хворост в монастырь. У подножья горы в сакле проживала временно З.Г.Орджоникидзе (З.Г. Орджоникидзе являлась вдовой Г.К. Орджоникидзе- Автор). Вблизи гнездились павлины, которые периодически парили в воздухе, а затем снова спускались в свои насиженные гнезда. Со временем Сталин поговорил с Зинаидой Гавриловной и она вскоре переехала отдыхать в другое место. Невдалеке была плотина, там стояла стела, на которой был изображен, как помнится, Николай Второй. Примерно в 1946—47 гг. монахи переехали и монастырь был переоборудован в санаторий, где отдыхали рабочие и колхозники. На горе произрастало много кипарисов, на вершинах которых гнездилось множество змей. При мне проводили работы по спиливанию кипарисов, так как корни их ушли глубоко в землю. Пни кипарисов часто подрывали и взрывали динамитом. Пни улетали далеко в сторону. Когда очистили горы Нового Афона, приступили к посадке лимонных деревьев. Они были маленькие, но быстро плодоносили. Началось строительство сталинской госдачи, на которую приезжали и проживали другие лидеры демократических государств.

По мере развертывания работ на Новом Афоне монахи постепенно выехали от сталинской дачи. Лимонарий Нового Афона, его плоды быстро заполнили магазины в городе Сухуми, Батуми, Гагре. Лимонов хватало Сталину на круглый год, а излишки продавали в магазины…”.

Периодически И.В. Сталин покидал госдачу №8, уезжая на автомобиле в п. Цаиши (курорт рядом с Зугдиди, Аджарская АССР), Цхалтубо (Дом отдыха УД СМ Грузинской ССР «Цхалтубо», бывший Дом отдыха Лечсанупра Грузинской ССР), и в г. Боржоми (бывший Дом отдыха ЦИК «Ликани»), где находились источники минеральных вод. Весьма интересно предположение историков-архивистов из Сочи о том, что в январе 1950 года на госдаче №8, в течение почти 2 недель находились Мао Цзедун (прибывал с визитом в СССР с декабря 1949 по февраль 1950 года) и И.В. Сталин. Примечательно, что на госдаче №8 отдыхал и будущий Председатель Совета Министров СССР Н.С. Хрущев. Вот как он об этом вспоминает:

«…Я находился на госдаче у Сталина, в Новом Афоне. И вдруг ему взбрело в голову, что Молотов является агентом американского империализма, продался американцам, потому что ездил, будучи по делам в США, в железнодорожном салон-вагоне. Значит, имеет свой вагон, продался! Мы разъясняли, что у Молотова никаких своих вагонов не могло быть, там все принадлежит частной железнодорожной компании. Вот какие затмения находили уже на Сталина в последние месяцы его жизни. И вот как-то в субботу от него, прямо с дачи позвонили, чтобы мы пришли в Кремль. Он пригласил туда персонально меня, Маленкова, Берию и Булганина. Приехали. Он говорит: "Давайте посмотрим кино". Посмотрели. Потом говорит снова: "Поедемте, покушаем на «Ближней» даче. Поехали, поужинали. Ужин затянулся. Сталин называл такой вечерний, очень поздний ужин обедом. Мы кончили его, наверное, в пять или шесть утра. Обычное время, когда кончались его "обеды". Сталин был навеселе, в очень хорошем расположении духа. Ничто не свидетельствовало, что может случиться какая-то неожиданность…»

С конца сентября 1952 года, сотрудники Управления охраны МГБ (охрана из комендантской роты, служащие ОПС МГБ и гражданский персонал) также ждали Предсовмина СССР на своём объекте – госдаче №8 «Ласточкино гнездо», но И.В. Сталин не приехал. Стоит заметить, что летом и осенью 1952 года И.В. Сталин вообще не выезжал на Черноморское побережье Кавказа, в отличие от многих прошлых лет. 3 марта 1953 года, в 10 часов утра, на коммутатор Отдела правительственной связи, находящийся в здании комендатуры позвонили из Главка Управления охраны МГБ и вызвали к трубке коменданта госдачи №8, сообщив ему, что Сталина парализовало. 5 марта 1953 года, также, из Главка была передана информация о смерти И.В. Сталина и приказе министра МГБ С.Д. Игнатьева о расформировании всего личного состава объекта. После подписки о неразглашении на десятилетний срок все сотрудники УО МГБ, кроме нескольких техников-сотрудников из ОПС (отдел правительственной связи) были уволены с госдачи №8 и их следы полностью потеряны. Чрезвычайно любопытную запись беседы В.М. Молотова с И.В. Сталиным, произошедшей на госдаче №8 «Ласточкино гнездо», приводит Ф.Чуев в своей книге «Сто сорок бесед с Молотовым». Ценность этой беседы в том, что на этом объекте ГУО МГБ СССР и Президиума ЦК КПСС И.В. Сталин находился последний раз и, по всей видимости, неоднократно думал о смерти, о передачи власти, о собственной судьбе и о значении своей личности в истории страны. Вот цитата В.М. Молотова из книги Ф. Чуева:

«…Помню, как Сталин отдыхал в последний раз на госдаче в Новом Афоне. Это был 1951 г. (знаю это, потому что в 1952 г. он в отпуск не ездил, а раз Сталин не поехал, то и из руководства тоже никто не ездил в отпуск, а в 1953 г. он умер, следовательно, то был 1951 г.). Он пригласил меня, как часто случалось и раньше, к себе. Я тогда отдыхал, кажется, в Сочи, и оттуда приехал к нему в Новый Афон, и мы затем отдыхали вместе. Потом он позвонил Микояну, который отдыхал в Сухуми. Тот тоже приехал. Так мы вдвоем и жили у Сталина. Не помню, сколько дней мы там прожили, но долго. Однажды, еще до обеда, Сталин поднялся, оделся и вышел из дома. Мы присоединились к нему и стояли втроём перед домом. И вдруг, без всякого повода, Сталин пристально так посмотрел на меня и говорит: «Пропащий я человек. Никому не верю. Сам себе не верю». Когда он это сказал, мы буквально онемели. Ни я, ни Микоян ничего не смогли промолвить в ответ. Сталин тоже нам больше ничего не сказал. Постояли мы и затем повели обычный разговор…».

Между тем, после смерти И.В. Сталина 05 марта 1953 г и ареста Л.П. Берии, Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущёв практически сразу начал новую строительную эпопею с государственными дачами, стоящими на балансе в Управлении Делами Президиума ЦК КПСС. Одни загородные правительственные резиденции были лишены статуса «государственная дача», по непонятным до сих пор причинам, а другие были рассмотрены и приняты к использованию как приоритетные места для отдыха руководителей партии и правительства. Бывшей госдаче №8 повезло, и она не лишилась статуса государственной после смерти Предсовмина СССР И.В. Сталина. Даже более того, он решил, что территория бывшей госдачи №8 подходит и для строительства личной резиденции, теперь уже новой, более современной. Совершенно поразительно, но в открытых источниках, цитируемых современными СМИ, фактически нигде не указывается то, что в Новом Афоне существовала личная резиденция Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущёва.

пищеблок

Н.С. Хрущёв впервые посетил госдачу №12 в Новом Афоне в конце июля 1958 года, приехав на отдых с другого объекта 9-ого Управления КГБ СССР госдачи «Бочаров ручей» (бывшая при Сталине под №17), прибыв туда на катере (необходимо отметить, что на объекте УД ЦК КПСС в то время закончилось строительство второй госдачи и бассейна). По прибытии, Н.С. Хрущев распорядился поставить на всех КПП госдачи специальные почтовые ящики для приёма жалоб от населения. Население Нового Афона, узнав, что генсек решил «пообщаться» с народом подобным образом, завалило почтовые ящики многочисленными жалобами на полное отсутствие жилья в посёлке, муниципального транспорта и пустые полки магазинов. Вопрос с жильем действительно был решен – его начали строить в Новом Афоне, такие же пятиэтажки, как по всему СССР. Госдача №12 Н.С. Хрущеву, как свидетельствуют сотрудники объекта, работавшие на нем, категорически не понравилась. В первую очередь Хрущева раздражало расположение госдачи, находящееся в 170 метрах от главной улицы города. Павильон с маленьким бассейном на госдаче, в которой закачивали морскую воду по проложенному под улицей Н.Лакобы трубопроводу, раздражал Н.С. Хрущева своим аскетизмом и размерами. В это же время начались первые строительные работы в Пицунде по закладке госдач № 8, 9 (9-я предназначалась лично для Хрущёва) и 10, которые должны были сдать к 1960 году. Приехав еще 2 раза на госдачу №12 и погостив на ней неделю, Хрущёв больше никогда это место не посещал, окончательно выбрав Крым и Пицунду для своего отдыха.

В настоящее время бывшая госдача №12 – совершенно закрытый и таинственный объект, на который никого из российских туристов не пускают. Не пустили, впрочем, внутрь госдачи №12 и автора этих строк, несмотря на недюжинные усилия и предложение охране договориться при помощи энной суммы. На самом деле, секрет неприступности бывшей госдачи №12 открывается очень просто. На этом объекте, каждое лето отдыхают чиновники с собственными семьями из Мосгордумы, Государственной Думы РФ и Администрации Президента РФ по официальной договоренности с администрацией Президента Республики Абхазия. Их отдых на данной госдаче и закрытом пляже, сопровождается беспрерывным хамским поведением сотрудников Государственной службы охраны РА, которые практически пинками и устными оскорблениями отгоняют простой курортный люд из России от обитателей этого объекта.

Система охраны периметра госдач в/ч 1139 9-ого Управления КГБ СССР в Новом Афон

Емкостный детектор

В настоящее время трудно восстановить полную картину системы охраны на госдаче №11 (бывшая №8) в период с 1947 года по 1953 года, так как кроме скупых воспоминаний сотрудников МГБ СССР и вольнонаемных, работающих на данном объекте горничными, сетрами-хозяйками и т.д. практически ничего неизвестно. Однако, после сентября 1992 года, когда сотрудники ГУО РФ вывезли с госдач №11 и №12 практически всю мебель, служебные документы, системы ВЧ - связи, оружие, системы контроля периметра и помещений и т.д. , осталось еще много того, о чем можно рассказать. Особый интерес представляет оставшаяся нетронутой в «хозяйстве 11-12» отечественная система ТСО (технические средства охраны) ёмкостного типа разработки СКБТ ВНИИХТ (ВНИИ химической технологии), ВНИИФП (ВНИИ физических приборов) и производства Пензенского приборостроительного завода (сейчас правопреемник данных учреждений и предприятий является ФГУП «СНПО «Элерон» в г. Москва).

комендатура

Периметровое средство обнаружения ёмкостное типа производства Пензенского приборостроительного завода на госдачах №11 и №12 было установлено сотрудниками данного предприятия и офицерами 9-ого Управления охраны КГБ в самом начале 70-х годов и считалось последним достижением отечественного оборонпрома. Емкостные детекторы устанавливались «вкруговую» на расстоянии примерно 300 метров от госдач №11-12, вне зависимости от растительности и рельефа местности. Емкостное периметровое средство обнаружения без дистанционного контроля работоспособности представляло собой металлический стояк, посаженный на бетонный фундамент, под который был подведен кабель. Роль детектора обнаружения движущихся объектов выполнял особый наклонный экран размером 30х40 см (выполнен из вспененного полиуретана с лицевой стороной из стеклоткани пропитанной эпоксидной смолой и имеющий толщину 0,9см), вращающийся на 180 градусов, в зависимости от поставленных задач и целей. ограждениеРадиус обнаружения данного устройства, по приблизительным оценкам (максимальное расстояние охраняемого рубежа) - примерно 200-300 метров. Принцип работы детектора был основан на регистрации изменения электрической емкости при достижении движущимся объектом его рабочей зоны. Пульт контроля за ТСО ёмкостного типа находился на первом этаже здания комендатуры в/ч 1139 (сейчас там полный разгром и хаос). Также в системе охраны госдач №11 и №12 была задействована кинологическая служба с штатным кинологом, который обслуживал вольер из 8-9 служебных собак. Собаки выпускались после 20-21 часа в лесопарковую зону объекта для обнаружения нарушителей охраняемого периметра. В настоящее время вольеры для служебных собак сохранились, но заняты исключительно свиньями, которых там держат для откорма.

С 1947 года, когда на баланс ГУО МГБ СССР была принята госдача №8, сотрудниками госбезопасности был разработан план охраны периметра, состоящий из 13-ти постов внешней охраны, постоянно находящейся под стандартными «грибками» с морским прожектором и телефоном, а также курсирующей по маршруту вдоль ограды. Охрана госдачи состояла из комендантского взвода (по штату 22 человека). Общее количество работающих (на госдаче трудились гражданские лица, обслуживающие многочисленные объекты жизнеобеспечения) и служащих на госдаче №8 к марту 1953 года составляло 82 человека.ограждение Когда И. В. Сталин приезжал на объект, то сотрудники ГУО МГБ из Москвы приехавшие вместе с ним, усиливали комендантскую охрану, заступая на дежурство по контролю за двумя зданиями (павильона Александра III и здания госдачи) и на все КПП. Все сотрудники ГУО МГБ охранявшие госдачу №8 с 1947 года, имели на вооружении АК-47 (два магазина запасных), штык-нож от СВТ, пистолет «Вальтер» образца 1938 года. При выходе И.С. Сталина на прогулку по лесопарку госдачи №8, верхнюю малую смотровую площадку, находящуюся над зданием, занимали 2 снайпера из московских сотрудников охраны, приехавших из Главка. Однако, никогда за всю историю госдач №11 и № 12 не случалось никаких чрезвычайных происшествий. Изредка воровать мандарины залезали приезжие курортники и местные мальчишки, которых задерживали и препроваживали в местный отдел милиции.

Почитать материал на эту тему и посмотреть другие фотографии о даче Сталина вы можете здесь

Добавить комментарий