• Мы поехали за город,
    А за городом дожди,
    А за городом заборы,
    За заборами - Вожди.

    Там трава несмятая,
    Дышится легко,
    Там конфеты мятные
    "Птичье молоко".
  • Там и фауна, и флора,
    Там и галки, и грачи,
    Там глядят из-за забора
    На прохожих стукачи.

    Ходят вдоль да около,
    Кверху воротник...
    А сталинские соколы
    Кушают шашлык!
  • А ночами, а ночами
    Для ответственных людей,
    Для высокого начальства
    Крутят фильмы про блядей!

    И сопя, уставится
    На экран мурло...
    Очень ему нравится
    Мэрэлин Монро!
А. Галич «За семью заборами»

Горки-9 Номенклатурные заборы… Странное словосочетание, не правда ли? Тем не менее, эти два слова очень точно отражали типы ограждений, опоясывающие строго охраняемые владения высших государственных чиновников в СССР – партийной номенклатуры. Но почему же заборы именно «номенклатурные»? Как утверждают современные толковые словари номенклатура (от латинского слова nomenklatura - список) – это список должностей, утверждаемых сверху; господствующий класс в тоталитарных обществах коммунистической окраски, состоящий из партийно-государственной бюрократии. По понятным причинам, государственные дачи, положенные по статусу чиновникам или номенклатуре, занимающим руководящие посты в СССР, тщательно и весьма эффективно хранили свои тайны, в том числи и при помощи особых типов ограждений, оборудованных техническими средствами обнаружения, контрольно-следовыми полосами и еженощно несущими охрану периметра служебными собаками. В СССР, а также в сегодняшней России было не принято и даже запрещено писать об этих объектах, обнесенных капитальным забором с колючей проволокой, высотой 2,5-5 метров, словно они не существовали. Однако и в настоящее время, спустя более 20 лет после краха власти партийной номенклатуры в СССР, в российских печатных органах крайне неохотно касаются темы служебных дач высшей государственной элиты из Кремля и Белого дома. Никто из журналистов за последние двадцать лет подробно и правдиво не пишет о ныне существующих заборах государственных дач, которые со временем только поменяли хозяев, стали гораздо выше и приобрели более респектабельный вид и новые ТСО. Получается, что партийная коммунистическая номенклатура никуда не делась, не умерла с гибелью СССР в 1991 году, а лишь переродилась в класс особо циничных манипуляторов и демагогов-политиканов, которые продолжают презирать свой народ и прятаться от него в загородных резиденциях. Также никуда не делись и номенклатурные заборы бывших советских госдач на Черноморском побережье Кавказа (госдачи №8,9,10 в Пицунде и «Чайка-М» в Мюссере, «Бочаров ручей» и «Ривьера-6» в Сочи), в Одинцовском районе Подмосковья («Горки-9», «Барвиха-4», «Зубалово-4») и многие другие рангом ниже. Автор решил на основе личных архивных данных и опубликованных материалов в СМИ изложить свою версия историю возникновения номенклатурных заборов – без прикрас, без литовки и без политической ангажированности.

Апологет мировой революции В.И. Ленин – главный идеолог выделения государственных дач и постройки неприступных изгородей

Специзгородь Появление особых спецограждений, преграждающих доступ к государственным объектам, имеющим статус строго охраняемых органами ЧК - ОГПУ-НКВД, связано с появлением в Советской России загородных резиденций и санаторно-курортных учреждений для высшей партийной элиты. В период с 1918 по 1920 год, практически всё руководство молодого Советского государства, переехавшее 12 марта 1918 года из Петрограда в Москву, без особых на то причин и распоряжений, срочно стало обзаводиться загородными объектами недвижимости, реквизированными у бывшей буржуазии и купечества. Можно сказать, что начало массовому грабительскому дележу бывшего дачного имущества обеспеченных слоёв общества царской России, положил сам Председатель Совнаркома В.И. Ленин. Произошло это, по-своему «занимательное» событие в мае 1918 года в культовом месте московских дачников деревне Иваньково (в настоящее время это Северо-Западный административный округ г. Москвы, район Покровское-Стрешнево). В деревне Иваньково, прославившейся как престижное дачное место, до октября1917 года располагались особняки ведущих актеров Московского Художественного театра, где одним из первых закоперщиков загородного строительства был художник-декоратор и сценограф русского театра Виктор Андреевич Симов (1858 -1935 г), построивший оригинальную дачу-мастерскую в виде парохода. В.А. Симов также строил и оформлял дачи и для своих коллег, например сохранившиеся до наших времен дача «Грековка» (1890-е), дача Василия Лужского «Чайка» (1904 г.) а также дачу миллионера Владимира Носёнкова, которую Симов построил в 1909 г. в соавторстве с известным впоследствии как авангардист одним из братьев Весниных, Леонидом Александровичем. В дачное культовое место под Москвой - Иваньково, в 1903 г звал больного уже А.П. Чехова театральный деятель В. И. Немирович-Данченко: «Расспрашивал вчера Симова, каков климат в его Иванькове (за Всехсвятским). Он говорит, что до него там жил Эрисман (знаменитый врач-гигиенист) и утверждал этот Эрисман, что там лучший климат из всех подмосковных местностей. И рыбы много! (…) Может быть, ты и работал бы продуктивнее при таких условиях?» В Иванькове на даче жил знаменитый в ту пору писатель Алексей Николаевич Толстой; его рассказ «Буря» помечен в рукописи: «10 июня 1915 г. Иваньково». Справочник «Вся Москва» за 1912 г, кроме всех прочих разделов, включал в себя достаточно объёмный раздел «Дачи», где были отмечены в деревне Иваньково загородные владения: В.А.Симова, В. Носенкова, С. Уманского, а также имение владельца Трёхгорной мануфактуры Н. И. Прохорова

В 1918 г. по личному указанию В.И. Ленина, эти дачи в деревне Иваньково были реквизированы у артистов и частично отошли под санаторий РКП (б) (впоследствии Московского горкома ВКП (б), который получил название «Чайка»), а некоторые из них были отданы во временное пользование ответственным работникам ВЦИК. После мая 1918 года практически все руководители РСФСР: зампреды, наркомы, замы наркомов председатели всевозможных комитетов и комиссий, страстно возжелали иметь в своём распоряжении, кроме всего другого прочего и загородный служебный дом, отданный им государством в практически бессрочное пользование. Необходимо отметить, что само слово дача имеет весьма специфическое происхождение от русского глагола «дати» (т.е. дать, подарить, отдать в пользование). Как утверждают историки, начало «дачной» истории в России, положил царь Петр I, который в начале 18 века начал раздавать дачные владения под Петербургом своим многочисленным приближенным, предписывая устраивать на вверенной территории усадьбы по образцовым проектам. Отсюда и пошло значение слова «дача» как "загородный дом для летнего отдыха".

Спустя два года, 21 декабря 1920 года В.И. Ленин подписал Декрет Совнаркома РСФСР «Об использовании Крыма для лечения трудящихся», в котором говорилось: «Прекрасные дачи и особняки, которыми пользовались раньше крупные помещики и капиталисты, дворцы бывших царей и великих князей должны быть использованы под санатории и здравницы рабочих и крестьян». Как известно, рабочим и крестьянам достался от этих «прекрасных дач и особняков» лишь большой кукиш с маслом, а в «дворцах бывших царей и великих князей» расположились на отдыхе ответственные номенклатурные работники ВЦИК и Совнаркома, весьма уставшие от дележа портфелей и партийных склок о смысле мировой революции. Между тем, 03 апреля 1922 года пост Генерального секретаря ЦК ВКП (б) занял И.В. Сталин. В настоящее время можно категорически утверждать, на основании проверенных документальных данных, что настоящее, упорядоченное и регламентированное по должностному статусу строительство и реконструкция загородных объектов для партийной верхушки РСФСР-СССР, началось именно при вступлении в должность Генерального секретаря И.В. Сталина.

Выезд ранним летом на отдых на госдачу (впрочем, данное название «госдача» эти объекты приобрели только после марта 1946 года в документах УД ЦК ВКП (б) и ГУО МГБ СССР) или в санаторий стал обычным практически для всех представителей партийно-государственной номенклатуры и их семей. Весьма примечательно, в данном случае, что сам И.В. Сталин в своих повседневных разговорах упоминал об объектах загородной недвижимости в период с 1924 по 1946 год, как «дача», а с 1946 года Председатель Совета Министров СССР решил упоминать эти строения как «госдачи» и никак иначе. По какой причине произошла эта метаморфоза со словом «дача» в бюрократическом новоязе и в документах тех времен, уже догадаться невозможно, учитывая тот факт, что с 1924 по 1953 год все объекты недвижимости, полученные номенклатурой во временное пользование, так, или иначе, были исключительно государственными по виду собственности, т.е. «госдачами». Госдачи, с 1921 года на основании решения Секретариата ЦК ВКП (б) и АХО ВЦИК СССР (с 22 сентября 1923 года), а в дальнейшем ХОЗУ ЦИК СССР (с 06 июля 1926 года) предоставлялись номенклатурным работникам СНК и ЦИК СССР на весь летний сезон (часто служебная дача изымалась у большинства партийных и государственных деятелей 20-50 годов уже при аресте) в удобно расположенном, обнесенным высоким забором дачном поселке, охраняемом силами ОГПУ – НКВД СССР. В спецпоселке также были закрытые спецмагазины, спецстоловые, кинозал, библиотека, спортивная площадка. Плата за использование служебной дачи вносилась номенклатурными чиновниками минимальная, по отношению к их зарплате и многочисленным привилегиям. Весьма удивительно, но в советской историографии и даже в современных источниках мало упоминается партийный деятель периода 20-30-х годов А.В. Енукидзе, занимающий должность ответственного секретаря Секретариата ЦИК Союза ССР с октября 1918 г по 07 июня 1935 года, который был ключевой фигурой в сталинском аппарате, раздающим кроме служебных квартир, направлений на лечение в санатории, путёвок в Дома отдыха ЦИК СССР еще и госдачи. Если быть предельно точным, то в период с 06 июля 1926 года по 07 июня 1935 года, практически все служебные дачи для СНК и ЦИК СССР под Москвой, были отданы в личное пользование ответственным работникам с личного распоряжения секретаря А.С. Енукидзе и начальника ХОЗУ ЦИК СССР Н. И .Пахомов (сотрудник ЦИК или СНК СССР подавал заявление на имя секретаря А.С. Енукидзе, тот ставил визу, и сей документ фельдсвязью прибывал из Кремля в здание ГУМ, где располагалось ХОЗУ ЦИК СССР, на подпись Н.И. Пахомову).

А.С. Енукидзе Учитывая тот факт, что данная статья посвящена ограждениям государственных дач, я замечу, что первоначально все объекты загородной недвижимости отданные партийной советской верхушке в Подмосковье, а именно особняки буржуазии, именитых актеров и царских генералов, имели те ограждения периметра, которые существовали до 1917 года. Никто, в период с 1921 по 1928 год, из высшей партийной элиты СССР не захотел практически ничего менять в ограждении тех особняков, которые им отдало государство в знак принадлежности их к касте неприкасаемых и пользующихся безраздельными благами в разрушенной гражданской войной стране. Более того, высоченные, роскошные, кованые заборы с виньетками и русалками, опоясывающие номенклатурный особняк даже стали объектом гордости их новых владельцев из СНК и ЦИК СССР, которые гордились его отличием от других подобных ограждений, имеющих вызывающе пафосный и совсем не пролетарский вид. Также необходимо добавить, что в период с 1921 по 1929 год, в РСФСР-СССР (СССР был учрежден 30 декабря 1922 года по решению 1-ого Всесоюзного съезда Советов), внутриполитическая обстановка в центральной части страны, несмотря на недавнюю гражданскую войну, была в целом достаточно спокойной. Особой нужды укреплять периметр в номенклатурных особняках и возводить вместо изящных кованных купеческих заборов дощатые уродливые ограждения, высотой от 3 до 5 метров, с укрепленной наверху спиралью Бруно и КПП по углам, в то время не было. Это уже гораздо позднее, после начавшей коллективизации (курс на коллективизацию сельского хозяйства был провозглашён на XV съезде ВКП (б) в декабре 1927 г) и сворачивания НЭПА (юридически НЭП была прекращена только 11 октября 1931 года, когда было принято постановление о ликвидации спекуляции со стороны частных торговцев), по настоянию начальника 4-ого Отделения Оперода ОГПУ СССР К.В. Паукера, на ряде московских и сочинских загородных объектов (дачи А.И. Микояна, И.В. Сталина, В.М. Молотова, А.И. Рыкова, Н.И. Бухарина и Г.Г. Ягоды) стали возводить сплошные дощатые изгороди с металлическими и бетонными цоколями глубокого заложения, во избежание подкопов. Где же произошло рождение и дальнейшее развитие номенклатурных заборов в СССР? Родиной номенклатурных ограждений, которые опоясывали особняки партийных функционеров из ЦК ВКП (б) – ЦК КПСС, в период с 1919 по 1991 год, принято считать ближнее Подмосковье, а именно Звенигородский уезд Московской губернии (существовал до 1929 года), а именно его села и деревни, перешедшие впоследствии в административное подчинение Одинцовскому району (стал городом с 1957 года) Московской области.

Дача И.В. Сталина «Зубалово-4» как образец номенклатурных заборов 20-30-х годов в СССР

ДАЧА СТАЛИНА В ЗУБАЛОВО:

Просмотреть увеличенную карту

В начале 20-х годов, в селах Жуковке, Усово, Успенском, Калчуге (в то время Звенигородский уезд Московской губернии) под загородные особняки для партийных и военных функционеров высокого ранга Отделом загородных владений при Управлении Кремлем и домами ВЦИК РСФСР были отведены усадьбы известных в царское время крупных нефтепромышленников, владельцев заводов и биржевых спекулянтов. Так, например, служебные дачи И.В. Сталина, А.И. Микояна, Ф.Э. Дзержинского, К.Е. Ворошилова, Б.М. Шапошникова и нескольких других руководящих работников принадлежали родственникам крупного нефтепромышленника Л.К. Зубалову (сам Л.К. Зубалов скончался в 1912 году). Весьма странные, а можно даже утверждать что и просто нелепые причины, по которым И.В. Сталин предпочёл совершенно нетипичный для нуворишей и весьма необычный, в архитектурном отношении особняк Л.К. Зубалова, называет его дочь С.И. Аллилуева в своих известных автобиографических воспоминаниях «20 писем к другу» (1967 год). Вот цитата из её произведения:
«…Зубаловы владели нефтеперегонными заводами в Батуми и в Баку. Отцу моему и А.И. Микояну было хорошо известно это имя, т. к. в 1900-е гг. они устраивали на этих самых заводах стачки и вели кружки. А когда после революции, в 1919 г., появилась у них возможность воспользоваться брошенными под Москвой в изобилии дачами и усадьбами, то они и вспомнили знакомую фамилию Зубаловых….».

пункт Весьма странно звучит, не правда ли?! Кто же был этот нефтепромышленник Л.К. Зубалов и что собой представлял особняк, так нежданно-негаданно приглянувшийся в недалеком будущем Генеральному секретарю ЦК ВКП (б) И.В. Сталину? (занял пост генсека с 03 апреля 1922 г). Клану нефтепромышленников Зубаловых, потомком которых и являлся Леван Константинович Зубалов, владелец усадьбы в подмосковной деревне Калчуга, располагавшейся рядом с рекой Медведенкой, положил начало мелкопоместный дворянин К.Я. Зубалов. Константин Яковлевич Зубалов (настоящая его фамилия имела грузинское происхождение и звучала как Зубалашвили) служил штабс-капитаном Нижегородского драгунского полка, то есть того самого, в который был отправлен в ссылку на Кавказ в 1837 г. известный русский прозаик и поэт М.Ю. Лермонтов. У штабс-капитана имелся участок земли в городе Гори (Восточная Грузия, регион Шида – Картли), где он проживал со своей супругой , урожденной княжной Елизаветой Тумановой, и с четырьмя сыновьями. Жил он довольно скромно, пока в 1872 году не приобрел участок земли в селе Биби-Эйбате (5 км от г. Баку, Азербайджан), где вскоре обнаружилось мощное нефтяное месторождение. С 1889 года фирма К.Я. Зубалова начала там интенсивную добычу нефти, и его капитал стал стремительно расти. 26 марта 1901 г. К.Я.Зубалов умер, оставив завещание. После его смерти, на основании завещания, всё наследство в равных долях перешло к четырем его сыновьям – старшему Левану (родился в 1851 году), Степану, Петру и Якову. Степан скончался вскоре после отца. Яков обосновался прожигать жизнь в Париже, Петр - в Швейцарии, а Леван, живший в Москве, осуществлял единоличное руководство всем нефтепромыслом с помощью Зубаловских Контор в Баку, Тифлисе и Москве, переводя братьям и дяде, жившем во Флоренции, их долю прибыли.

Л.К. Зубалов Вплоть до февраля 1917 года Л.К. Зубалов осуществлял общее руководство нефтеперерабатывающей многоотраслевой фирмой «Наследники К.Я.Зубалова». Леван Зубалов, по настоянию отца и лично утвержденному проекту, в 1892 – 1902 г на западной окраине деревня Калчуга приобрел обширный участок земли, где и построил свою знаменитую усадьбу, ставшую впоследствии личной загородной резиденцией И.В. Сталина под названием «Зубалово-4» в период с 1919 по 1932 год. Калчуга (иногда называют согласно дореволюционной топонимике Кольчуга) — деревня чуть юго-западнее села Усово, находится в настоящее время в Одинцовском районе Подмосковья, расположена на высоком правом берегу р. Медвенки близ места впадения её в р. Москву. Эта деревня возникла в начале XIX века как выселки села Узкое, хотя в данной местности известно и древнее городище. Если быть исторически точным, то Л.К. Зубалов в период 1892 – 1902 г. возвёл на обширном земельном участке, густо заросшем сосновым лесом, рядом с деревней Калчуга 4 кирпичных дома (для себя, отца, брата Якова), внешне напоминающих средневековые замки по архитектурному стилю, окружённые кирпичной стеной высотой в три метра с угловыми башнями и глухими массивными воротами. Проект всех четырёх домов в псевдоготическом стиле выполнили московские архитекторы Н.Н. Чернецов (1874-1944 г) и П.С. Бойцов (1848 -1918 г), прославившиеся своими многочисленными оригинальными проектами особняков и усадеб в Звенигородском уезде (особо хочу отметить из проектов П.С. Бойцова стилизованную под французские шато усадьбу баронов Мейендорф в посёлке Барвиха Одинцовского района Московской области, на Подушкинском шоссе, имеющую статус госдачи УДП РФ, охраняемую ФСО РФ и называющуюся «Госрезиденция «Барвиха».

Добавить комментарий