Кирпичный забор

После Октябрьской революции в этой усадьбе некоторое время жил и работал В.И. Ленин, а с 1930 году на территории бывшего дворянского имения был организован санаторий СНК и ЦИК СССР «Барвиха»). Архитектор Н.Н. Чернецов, как это не покажется странным, привлек Левана Зубалова совершенно непостижимым для человеческого понимания капитальными каменными заборами, который первый проектировал и предлагал московским нуворишам для своих особняков (впрочем, этот архитектор проектировал не только заборы и стал известен своими проектами домов в Москве). Чернецов стал автором проекта двух каменных заборов для Левана Зубалова, один из которых до сей поры находится по адресу Садово-Черногрязская дом 6, а второй, более знаменитый стал ограждением госдачи И.В. Сталина «Зубалово - 4».

В 1921 г., в одном из особняков Л.К. Зубалова, в соответствие с решением АХО ВЦИК поселился Председатель ОГПУ Ф. Э. Дзержинский с семьёй, и по его настоянию рядом был организован образцовый совхоз «Горки-2» (в дальнейшем он перешел на баланс ХОЗУ ЦИК СССР) для снабжения партийных дач свежими продуктами. С начала 1921 г. на территории бывшей усадьбы Л.К. Зубалова, состоящей из 4-х больших особняков разместились служебные дачи Н. И. Бухарина, Я. Б. Гамарника, А. И. Микояна, К. Е. Ворошилова и др.

В первом доме (именовался в документах 4-ого Отделения ОГПУ СССР «Зубалово-2»), усадьбы Л.К. Зубалова, прилегающем к западной окраине деревни Калчуга, по левой стороне Звенигородского тракта поселился в 1920-х годах со своей большой семьей А.И. Микоян, который прожил здесь более 40 лет – до 1965 года, когда ушел с поста Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Дочь И.В. Сталина С.И. Аллилуева писала в своей книге «20 писем к другу»:

«…А.И. Микоян с семьей и детьми, а также К.Е. Ворошилов, Шапошников и несколько семей старых большевиков разместились в Зубалове-2. <…> На даче у А.И. Микояна по сей день сохранилось все в том виде, в каком бросили дом эмигрировавшие хозяева. На веранде мраморная собака, любимица хозяина; в доме – мраморные статуи, вывезенные в свое время из Италии; на стенах – старинные французские гобелены; в окнах нижних комнат – разноцветные витражи. Парк, сад, теннисная площадка, оранжерея, парники, конюшня – все осталось, как было. И так приятно мне всегда было, когда я попадала в этот милый дом добрых старых друзей, войти в старую столовую, где все тот же резной буфет и та же старомодная люстра, и те же часы на камине. Вот уже десять внуков бегают по тем же газонам возле дома и потом обедают за тем же столом под деревьями, где выросли его пять сыновей, где бывала и мама, дружившая с покойной хозяйкой этого дома…».

В другом зубаловском доме (построенном Л.К. Зубаловым лично для своего загородного отдыха), называемом в сохранившихся документах ОГПУ-НКВД СССР «Зубалово-4», на левобережье реки Медвенки с 1919 по 1932 год, до самоубийства жены Н. Аллилуевой, жил генсек И.В. Сталин с семьей. Главный въезд в усадьбу был со стороны Знаменской дороги (современного Красногорского шоссе), которая соединяла Одинцово с селом Знаменским. Дорога к объекту «Зубалово-4» шла через глухой девственный лес, тот, что остался и в настоящее время (по сей день все госдачи ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ «Зубалово-2» и «Зубалово-4», на которых проживали видные советские партийные и государственные деятели, находятся на балансе ФСО РФ и являются охраняемыми объектами). Однако, вернемся в первопричине выбора И.В. Сталина в качестве своей загородной резиденции дома Л.К. Зубалова. Хочу для начала заметить, что выбор брошенных особняков в период с 1919 по 1922 год под Москвой был весьма широк, и статус И.В. Сталина в то время - нарком госконтроля РСФСР (с 30.03.1919 г по 07.02.1920 г) и в дальнейшем нарком рабоче-крестьянской инспекции РСФСР с 24.02.1920 г по 25.04.1922 г) позволял особо не церемониться при распределении и присвоении брошенного имущества буржуазии. Но Сталин выбрал именно личный особняк Л.К. Зубалова. Почему? Постараюсь ответить на этот вопрос.

Для начала необходимо отметить, что психологические портреты Л.К. Зубалова и И.В. Сталина имеют определенную похожесть в одном – оба были крайне подозрительными и патологически недоверчивыми натурами. Более того, по свидетельству современников, знавших Л.К. Зубалова в молодые годы, отпрыск известного нефтепромышленника и его старший сын имел обсессивно-компульсивное расстройство или ОКР (одно из форм реактивного психоза, который в зрелом возрасте приобрел черты обостренного депрессивно-параноидального синдрома). Для читателей, которые плохо представляют себе диагнозы в психиатрии я постараюсь коротко объяснить, чем характерно проявление такого заболевания как ОКР. Обессивно-компульсивное расстройство (от лат. obsessio — «осада», «охватывание», англ. obsession — «одержимость идеей» и лат.compello — «принуждаю», англ. compulsion — «принуждение»), невроз навязчивых состояний — типичное психическое расстройство, имеющее ярко выраженную клиническую картину. Может иметь хронический, прогрессирующий или эпизодический характер. При ОКР у больного невольно появляются навязчивые, мешающие или пугающие мысли (т.н. обсессии). Он постоянно и безуспешно пытается избавиться от вызванной мыслями тревоги с помощью столь же навязчивых и утомительных действий (компульсий). Иногда отдельно выделяются обсессивное (преимущественно навязчивые мысли) и компульсивное (преимущественно навязчивые действия) расстройства.

Обсессивно-компульсивное расстройство характеризуется развитием навязчивых мыслей, воспоминаний, движений и действий, а также разнообразными патологическими страхами (фобиями). Обсессивно-компульсивное расстройство чаще всего начинается в возрасте от 10 до 30 лет. При этом первое посещение психиатра наступает обычно только между 25 и 35 годами. У Л.К. Зубалова течение болезни после 25 лет начало прогрессировать, но в силу ряда причин его отец К.Я. Зубалов был вынужден в завещании передать право на владение всем движимым и недвижимым имуществом именно старшему сыну. Левана Зубалова часто посещали фобии о возможных покушениях на его жизнь, что вылилось в строительство нехарактерных для средней полосы России средневековых замков-крепостей, имеющих запутанную планировку комнат (впоследствии И.В. Сталин в своих госдачах в Кунцево-Давыдково, на Черноморском побережье Кавказа и ряда других использовал все бредовые идеи Л.К. Зубалова по устройству своего жилища). Весьма примечательно и то, что Леван Зубалов, сильно отягощенный тяжелой формой ОКР, находясь в своем личном доме (который стал в дальнейшем госдачей «Зубалово-4») постоянно менял комнаты для ночного сна, иногда перемещаясь из одного спального помещения в другое в течение ночи по несколько раз. Удивительно, но и И.В. Сталин имел те же привычки, правда, не бегал из комнаты в комнаты во время ночного бдения, а лишь каждодневно менял помещения для сна в своей загородной резиденции.

Особое значение в своей фобии быть убитым или задушенным непрошенными гостями, Леван Зубалов придавал в возведении неприступного забора вокруг своей усадьбы, который имел в высоту 3 метра и был выполнен из красного кирпича. Примечательно, что этот забор стоит до сей поры в совершенно нетронутом временем состоянии, в чем может убедиться каждый любопытный читатель, если поедет по Красногорскому шоссе почти до самой деревни Калчуга - (объект ФСО РФ «Зубалово» находится на самой окраине деревни Калчкга) и не доезжая ее, свернет под «кирпич», от которого пройдет около пятидесяти метров до железных ворот с глазком. Вне всяких сомнений, что И.В. Сталин, несмотря на нелепые россказни его дочери о причинах вселения ее отца в бывшее владение Л.К. Зубалова, неоднократно ездил по Подмосковью и тщательно подбирал себе загородную резиденцию, в соответствие со своими представлениями о личной безопасности и комфорте. Судя по тому, что в своей жизни сделал и совершил И.В. Сталин, дачу в 1919 году он подбирал весьма тщательно, не торопясь, не поддаваясь на уговоры соратников по ВКП (б) вселиться в более роскошный особняк. В конце концов И.В. Сталин выбрал себе загородную резиденцию, как я упоминал выше, внешне и внутренне похожую на средневековую крепость, вдобавок обнесенную трехметровым забором с капитальными железными воротами. Более того, данный объект имел очень хорошие подъезды в виде двухполосной дороги с щебеночным покрытием, которая вела прямиком к железнодорожной станции Одинцово. Удивительно и то, что И.В. Сталин, приехав на автомобиле в деревню Калчуга весной 1919 года, обойдя кругом вокруг всей кирпичной ограды усадьбы Л.К. Зубалова и просмотрев с великим тщанием все четыре бывших дома нефтепромышленника, выбрал из них самый малый по площади и по наличию предметов роскоши, но двухэтажный и стоящий в глубине огороженной территории. Будущему генсеку, вне всяких сомнений понравилось именно продуманное расположение дома и ограждения с точки зрения безопасности, которые находились в густом сосновом лесу. Также стоит заметить, что кирпичное ограждение усадьбы Л.К. Зубалова высотой в 3 метра имело запасные выходы в разные стороны лесного массива, что упрощало в случае нападения на объект его скрытное покидание. Существовала и отдельная железнодорожная ветка, ведущая от главной магистрали (от станции Немчиновка) до самой усадьбы, построенная на средства и по личному проекту Л.К. Зубалова, который предполагал доезжать от Брестского вокзала (стал Белорусским с мая 1936 года) на мотодрезине до железных ворот своего владения. Тут еще стоит добавить, что данный объект «Зубалово-4» за более чем 90-ее существование на балансе ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-КГБ-ГУО-ФСО не претерпел практически никаких (!!!!) переделок кирпичного ограждения, сооруженного более века назад, что говорит о продуманном решении этого вопроса бывшим хозяином усадьбы Л.К. Зубаловым (17 декабря 1914 года Л.К. Зубалов умер от кровоизлияния в мозг).

Вышка Крайне любопытны подробные характеристики данного дома и кирпичного ограждения современников нефтепромышленника, видевших сие архитектурное чудо собственными глазами. которые вне конъюнктурных соображений составили личное мнение об усадьбе Л.К. Зубалова. Вот что пишет в своей книге «Записки князя Кирилла Николаевича Голицына» К.Н. Голицын:
«…теперь обратимся к загородному владению миллионера-нефтяника Л.К. Зубалова. Оно так и называлось — «Зубалово». Увидел я его, правда, издали, в 1923 году. Случилось это так. Примерно через месяц после смерти моей матери в июне 1923 года нас с отцом потянуло к родным в Москву, так как в Петрограде никого из близких уже не осталось. Недолго думая, мы собрались и поехали в Москву. В самом городе никого не застали — Голицыны были на даче. Они сняли ее в селе Знаменском, расположенном на правом берегу Москва-реки напротив родового голицынского Петровского.

До 1917 года попасть в Петровское можно было двумя путями: либо по Александровской железной дороге до станции Одинцово, либо по Виндавской — до станции Павшино. В 1923 году добраться до Знаменского можно было единственным путем — по Белорусской дороге до станции Немчиновка и далее по проложенной от этой станции ветке протяженностью в 14 километров до станции Усово. Состав из четырех пассажирских вагонов 3 –ого класса совершал по этой ветке редкие — один раз в сутки — челночные рейсы: Немчиновка — Усово — Немчиновка. Полагаю, что сейчас ветки этой не существует, а в начале 20-х годов на ней было даже две промежуточных остановки.

Станция Усово помещалась тогда в старом товарном вагоне без колес, одиноко стоявшем возле путей. Там перед отправлением поезда продавались билеты. А приехавшему в Знаменское предстояла от Усова прогулка пешком — около трех километров. Когда мы с отцом отправились в этот путь, то оказалось, что рельсы не заканчивались у вагона с билетами, а минуя его, шли дальше — некоторое время рядом с дорогой в Знаменское, и примерно через полкилометра, повернув влево и пройдя еще 150—200 метров, упирались в наглухо закрытые сплошные железные ворота какой-то необычного вида усадьбы.

Кирпичная арка ворот продолжалась в обе стороны высокими кирпичными же стенами, за которыми видны были деревья и самый верх причудливого здания с башенками, похожего на средневековый замок. Дальше дорога на Знаменское довольно долго тянулась вдоль этой высокой стены до того места, где стена поворачивала и под прямым углом уходила вглубь леса. На усадьбах у помещиков иногда практиковалось сооружение оград, но в большинстве случаев их возводили в тех частях усадебной земли, которые граничили с проезжими дорогами. Иногда невысокими оградами отделяли постройки парадные от служебных, но даже в очень богатых поместьях, сколько я знаю, не обносили сплошной стеной участки леса или лугов. Вообще, русские помещики не имели обыкновения отгораживаться от крестьян. Однако здесь, между станцией Усово и Знаменским, с дореволюционных времен стояла не просто усадьба — это было загородное владение Л.К. Зубалова, которое он укрепил не хуже, а может быть, и лучше своего московского дома. И эти укрепления сыграли свою зловещую роль в истории владения. Именно благодаря мощной стене, железным воротам и «персональной» железной дороге, «Зубалово» в советское время стало одной из первых «высоких резиденций…».

Также очень интересны характеристики К.Н. Голицына, касающиеся моментального кирпичного забора особняка Л.К. Зубалова в Москве, созданного по проекту архитектора Н.Н. Чернецова:

«…Однажды летом 1932 года самый обыденный случай привел одновременно моего отца и меня на площадь Красных ворот — нам пришлось довольно долго простоять там в ожидании трамвая. Отец указал мне на солидный особняк, стоявший почти напротив остановки, и спросил — знаю ли я, чей это дом. Я не знал и признался в этом. Тогда-то я и услышал историю этого дома, его владельца — Зубалова и его загородного владения. Позже я заглянул в книгу «Вся Москва» за 1915 год, и там на одной из страниц на букву «З» обнаружил такую запись:
- «Зубалова Елена Ивановна, вдова потомственного дворянина Зубалова Ольга Ивановна
- Зубалов Лев Константинович, дворянин, член Общества пособий нуждающимся студентам Московского университета
- Зубалов Лев Львович»

И.В. Сталин И у всех один адрес: Садово-Черногрязская № 6, собственный дом — тот самый, у Красных ворот. Итак, особняк напротив трамвайной остановки принадлежал прежде Л.К. Зубалову — очень богатому нефтепромышленнику. Молва о его громадном состоянии широко распространилась и навлекла на него беду: он стал объектом вымогательства и шантажа. Однажды Зубалов получил письмо с требованием внести огромную сумму — несколько десятков, а может быть, и сотен тысяч рублей на революционную работу. Письмо исходило от некой подпольной революционной организации и содержало угрозу самой жестокой расправы, если деньги не будут внесены в срок. Зубалов был известен, как щедрый благотворитель. Но благотворительность принудительная, да еще в пользу дела, которому он никак не мог сочувствовать, вызвала у этого человека решительный протест. И основывался этот протест вовсе не на скаредности капиталиста, но на почве принципиального несогласия с той деятельностью, которую от него требовали субсидировать. Получив указанное письмо и трезво оценив положение, Зубалов принял твердое решение: денег ни в коем случае не отдавать, а капиталу, который хотели у него отнять, найти иное применение, направив его на создание мер защиты от возможного и даже обещанного насилия. Он нанял себе надежных телохранителей с высокой оплатой, переоборудовал свой дом у Красных ворот, превратив его в крепость, и, наконец, обезопасил себе летнее пребывание на природе в подмосковном своем земельном владении в деревне Калчуга. Я сознательно употребляю слово владение, не говоря ни дача, ни имение, так как ни то, ни другое определение не подходит к тому, во что превратил Зубалов свою летнюю резиденцию в Звенигородском уезде Московской губернии. Сперва несколько слов о зубаловском доме в Москве. Хозяин начал с того, что решительно отгородился высокой стеной от улицы. В одной недавно выпущенной книге о Москве есть строки, посвященные этому зданию: «...Под № 6 — красивый особняк, находящийся под охраной государства. Он построен в 1886 году по проекту Н. М. Вишневецкого. На улицу выходят только два его разномерных флигеля, связанные высокой оградой (1911 г. архитектор Н. Н. Чернецов). По преданию, эту ограду приказал воздвигнуть последний владелец особняка — миллионер-нефтепромышленник Леван Зубалов…»

Как уже убедился читатель, всё то, что построил господин Л.К. Зубалов до своей смерти (в 1912 году), не только кирпичные заборы, но и добротные особняки в Москве и Подмосковье– служит верой и правдой уже ровно 100 лет и более того, постоянно ремонтируется за государственный счёт. В доказательство вышесказанного, я привожу ниже официальный документ о проведении тендера ФСО РФ на поставку систем автоматической пожарной защиты (АПЗ) для госдачи «Зубалово». Также хочу подчеркнуть, что строго охраняемый объект ФСО РФ «Зубалово», до сей поры стоящий на ее балансе, в настоящее время представляет собой комплекс из двух бывших особняков Л.К. Зубалова (значительно обновленных и прошедших многочисленные капитальные ремонты), один из которых до 1965 года являлся служебной дачей А.И. Микояна (т.н. «Большой дом») и личной резиденции И.В. Сталина до 1932 года (т.н. «Малый дом»). Весьма нелепые слухи в СМИ и многочисленные сплетни в Интернете о том, что объект ГУГБ НКВД СССР «Зубалово» был взорван в октябре 1941 года, совершенно не соответствуют действительности.


Способ размещения заказа: Открытый конкурс
Размещение заказа осуществляет: Заказчик
Заказчик: ИНН 7704055094 КПП 770401001 ФСО России
Наименование заказа: Поставка систем АПЗ объектов ФСО России
Этап размещения заказа: Этап подачи заявок
Место поставки товара, выполнения работ, оказания услуг: объекты ФСО России в г. Москве и Московской области
Срок поставки товара, выполнения работ, оказания услуг (по местному времени заказчика): не позднее 1 декабря 2011 года
Особенности размещения заказа: Требования не установлены
Преимущества в отношении предлагаемой цены контракта: Требования не установлены

Обеспечение заявки:

Срок и порядок внесения денежных средств в качестве обеспечения заявки: См. конкурсную документацию
Платежные реквизиты обеспечения заявки: р/с 40302810800001000011 л/с 05731002020 БИК 044583001
Обеспечение исполнения контракта: Требуется
Срок и порядок обеспечения исполнения контракта: См. конкурсную документацию

Контактная информация


Организация: ФСО России
Почтовый адрес: Российская Федерация, 109012, Москва, К-9, -, -
Адрес места нахождения: Российская Федерация, 109012, Москва, К-9, -, -
Контактное лицо: Давыдкин Андрей Николаевич Телефон: +7 (495) 9102544 Факс: +7 (495) 9102544 Электронная почта: davydkin_an @ gov.ru

Предоставление конкурсной документации

Срок предоставления: с 04.07.2011 по 08.08.2011
Место предоставления: Российская Федерация, 109012, Москва, ул. Манежная, д. 9, стр. 4.
Порядок предоставления: в соответствии с разделом 1.2 Конкурсной документации
Официальный сайт, на котором размещена конкурсная документация: www.zakupki.gov.ru
Внесение платы за предоставление конкурсной документации: Требования не установлены

Порядок размещения заказа

Наименование лота: Поставка системы АПЗ объекта ФСО России "Зубалово"
Начальная (макс.) цена лота: 1 730 000,00 руб.
Классификация по ОКДП: 7523040 Услуги, связанные с противопожарной защитой
Классификация КБК:
Количество поставляемого товара, объема выполняемых работ, оказываемых услуг: Указаны в конкурсной документации
Место поставки товара, выполнения работ, оказания услуг: объекты ФСО России в г. Москве и Московской области
Срок поставки товара, выполнения работ, оказания услуг (по местному времени заказчика): не позднее 1 декабря 2011 года
Особенности размещения заказа: Требования не установлены
Преимущества в отношении предлагаемой цены контракта: Требования не установлены
Обеспечение заявки: Требуется
Размер обеспечения заявки: 86 500,00 руб.
Срок и порядок внесения денежных средств в качестве обеспечения заявки: См. конкурсную документацию
Платежные реквизиты обеспечения заявки: р/с 40302810800001000011 л/с 05731002020 БИК 044583001
Обеспечение исполнения контракта: Требуется
Размер обеспечения исполнения контракта: 519 000,00 руб.
Срок и порядок обеспечения исполнения контракта: См. конкурсную документацию

Добавить комментарий