Зарождение предприятий по выпуску ТСО периметра и помещений в СССР. Адепт советской охранной сигнализации генерал-майор Е.Т. Мишин

Проходя сейчас мимо внушительного ограждения крупного частного банка или объекта государственной власти, и видя многочисленные видеокамеры и блоки сигнализации на основе ИК-барьеров, фиксирующие каждое движение на охраняемом периметре, большинство жителей России не задумывается, что так было не всегда, и буквально 50 лет назад в СССР подобная картина казалась научной фантастикой. Как я уже упоминал выше, до марта 1953 года, на объекте ГУО МГБ СССР в Волынском, именуемом до сей поры в СМИ как «Ближняя дача» или «объект №1», функционировала периметровая сигнализация производства фирмы Simens&Halske (внутри объекта, также стояла примитивная сигнализация отечественного производства, основанная на принципе замыкания и размыканию электрических контактов), которая исправно служила в течение 7 лет. Однако, никто, ни сам Председатель Совета Министров И.В. Сталин, ни высокие чины из МГБ СССР, знающие об этой работающей в единственном экземпляре охранной сигнализации не задумались запустить ее в массовое производство на отечественных предприятиях. Возможно, завзятые скептики, ненавидящие всё, что связано с СССР, ехидно заметят, мол, в период с конца 20-х до начала 50-х годов в стране просто не было необходимой научно-производственной базы, для создания разных образцов современной для тех лет охранной сигнализации. На все эти абсолютно нелепые домыслы, я отвечу таким образом. Как это не удивительно, но для создания чрезвычайно сложных образцов охранной сигнализации, с конца 20-х годов (!) в СССР имелось буквально всё, например:

- 5 октября 1921 года, в РСФСР был создан ГЭЭИ (с 1927 года ВЭИ) - Государственный экспериментальный электротехнический институт в рамках плана ГОЭЛРО. Первый директор института, виднейший электротехник К.А. Круг, привлекал к сотрудничеству крупных учёных того времени. Так, радиоотделом с 1923 по 1928 гг. руководил академик М.В. Шулейкин, один из прямых наследников дела А.С. Попова. В 1925 г. сотрудник этого отдела С.Н. Какурин, разрабатывая проблемы телевидения, предложил осуществить модуляцию радиопередатчика с помощью фотоэлемента, созданного физиком Л.А. Тумерманом (1898-1986 г) в лаборатории;

- развитая производственная база в Москве (Московский завод им. Куйбышева – МЭЛЗ начал выпускать в 1927 г электролампы из отечественной вольфрамовой проволоки по технологии фирмы OSRAM) и Ленинграде (Электровакуумный завод «Светлана» c 1928 г начал выпускать сложнейшие элементы аппаратуры связи – приёмноусилительные и генераторные лампы, став основным научно-техническим и производственным центром советской электроники, а завод «Красная заря» с 1931 года стал выпускать оборудование для ВЧ-связи), с закупленным в Германии оборудованием, которые в течение многих лет выпускали детали и приборы для электротехнической промышленности СССР;

- сотрудник Разведотдела Штаба РККА Г.И. Семёнов (29.11.1891-07.10.1937 г), в недавнем прошлом инспектор Главэлектро ВСНХ, с 07 сентября 1923 года (!), на основании секретного распоряжения ЦК РКП (б), вместе с ИНО ВЧК – ОГПУ занялся разработкой операции по краже технологии производства у компании OSRAM Werke GmbH;

  • а) нити накаливания из вольфрама и тантала;
  • б) металлокерамического сплава карбида вольфрама с кобальтом, т.н. widia (в СССР его назвали «победит»);
  • в) опытных и серийных образцов радиоламп широкой номенклатуры;
  • г) опытных и серийных образцов газонаполненных фотоэлементов с внешним эффектом (начали серийно выпускаться с 1927 г)

Необходимо отметить, что Г.И. Семёнов хорошо справился с возложенной на него задачей руководством страны, и все образцы, перечисленные в задании, а также вся документации по технологии их изготовления были успешно переправлены в СССР. Все эти образцы, выкраденные из Германии, послужили аналогами будущих отечественных серийных деталей для электротехнической промышленности. Также Г.И. Семёнову поручили завербовать максимальное количество квалифицированных рабочих с германских предприятий OSRAM, Simens&Halske и AEG, для работы в СССР по контракту, что было также успешно исполнено. В свою очередь, всё, что сумел украсть Г.И. Семенов у фирмы Osram, было внедрено на МЭЛЗ с 1927 года.

- в апреле 1925 года начал работать Московский авиационный завод №12 «Радио» важнейшее предприятие радиотехнической промышленности, напрямую связанное с оборонным ведомством - РККА (выпускало радиолампы широкой номенклатуры, которые ни в чём не уступали западным образцам);

- с марта 1932 года, в СССР было налажено серийное производство газонаполненных (в баллоне содержался аргон или неон) фотоэлементов с внешним фотоэффектом марки ГК-2 (со светочувствительным слоем на основе метала калия) путём копирования последних современных образцов фирмы Simens&Halske. Выпускались эти фотоэлементы на МЭЛЗ (Москва) и на заводе «Светлана» (Ленинград). С 1933 года на тех же заводах стали выпускать еще более чувствительные цезиевые фотоэлементы, которые впоследствии и применялись в сигнализации фирмы Simens&Halske на «Ближней даче», как заменители немецких аналогов;

- с 1926 года был учрежден Физико-математический институт им. В.А. Стеклова РАН (с 1927 года Академия наук СССР), директором которого стал академик А.И. Иоффе, а сам институт до 1934 года располагался в Ленинграде. 28 апреля 1934 на базе руководимого академиком С.И.Вавиловым Физического отдела Физико-математического института им.В.А.Стеклова АН СССР образован Физический институт АН СССР (ФИАН) В августе 1934 года ФИАН, на основании постановления СНК-ЦИК переехал в Москву. 18 декабря 1934 Физическому институту АН СССР присвоено имя великого русского физика Петра Николаевича Лебедева. В Оптической лаборатории ФИАН, с 1927 года, начались работы по созданию отечественных фотоэлементов разного типа ведущим сотрудником Л.А. Тумерманом (в 1948 году был арестован МГБ СССР вместе с женой Л.А. Шатуновской по делу об утечке сведений из личной жизни И.В. Сталина за рубеж), который в дальнейшем стал основным разработчиком данного ассортимента изделий для электротехнической промышленности СССР. В 1934 году Л.А. Тумерман написал книгу «Фотоэлемент и его применение» (ГНТТИ, Москва 1934 г), где без всякого секрета, в популярной форме, выложил то, что было наработано и известно в СССР об этой чрезвычайно важной детали приборов радиосвязи, звукового кино, телевидения и телетайпов (например, разного типа фотоэлементы широко применялись за рубежом с 1928 года в телетайпах фирм IT&T, Olivetti, Kleinschmidt Labs, Morkrum)

- для исследования проблем в сфере физической оптики, по инициативе академика Д.С. Рождественского, 15 декабря 1918 г Декретом СНК РСФСР был учрежден Государственный Оптический Институт. В 1931 году ГОИ были присвоены функции Головного института по оптике – методически организующего своим примером высокого уровня работ и своими действиями работу всех отраслей промышленности, в основе которых лежит оптика. В данном институте, кроме всего прочего исследовались проблемы приборов, работающих с использованием фотоэлектрических элементов разного типа;

На основании вышеизложенного, я могу заверить уважаемого читателя, что в СССР, с начала 1932 года, можно было в огромном количестве выпускать для контроля объектов в народном хозяйстве, органах госбезопасности и РККА минимум до 4 видов устройств охранной сигнализации, работающей на разных физических принципах (в основном с использованием ИК-лучей и ёмкостных детекторов – преобразователей параметрического типа). Данной отечественной сигнализацией, в течение 2-3 лет (с 1932 по 1935 год), можно было оснастить все заборы всех номенклатурных госдач в Подмосковье, Крыму и на Кавказе, но в 30-е годы никому из ОГПУ-НКВД – НКГБ СССР, вплоть до апреля 1946 года этого простого решения в голову не пришло. По этой причине поставили на «Ближней даче» то, что подвернулось под руку – ТСО фирмы Simens&Halske. Между тем, впервые после ВОВ вопрос об оснащение разными видами охранной сигнализации объектов в народном хозяйстве, Министерстве обороны СССР и органах безопасности, встал в 1952 году. 29 октября 1952 года Совет Министров СССР принял Постановление «Об использовании в промышленности, строительстве и других отраслях народного хозяйства работников, высвобождающихся из охраны, и мерах по улучшению дела организации и охраны хозяйственных объектов министерств и ведомств». После чего в Главном управлении милиции Министерства государственной безопасности (ГУМ МГБ) СССР был создан Отдел вневедомственной наружной сторожевой охраны. И только в 1965 году (!!) было принято Постановление СМ СССР, которое предусматривало целый ряд радикальных мер по широкому внедрению в охрану технических средств, как основы для дальнейшего ее совершенствования и удешевления, для чего была создана специальная организация – Центральный научно-исследовательский институт противопожарной обороны МВД СССР, на который была возложена разработка аппаратуры охранной сигнализации.

Удивительно, но в КГБ СССР, а именно в ХОЗУ (начальником был генерал-майор Т.И. Попов с 03.03. 1954 г по 26.03.1958 г) и в 9 –ом Управлении (с 13.03.1954 г по 31.08.1959 г начальником был генерал-майор К.Ф. Лунёв) после 1953 года, также не было страстных инициаторов оснащения периметра правительственных госдач современными видами ТСО, что лишний раз свидетельствует о косности и недалёкости руководителей этих подразделений органов госбезопасности. Руководители Девятого управления КГБ СССР надеялись на высокие заборы, сотрудников низового звена, несущих охрану периметра и кинологическое подразделение, в изобилии снабжавшее госдачи служебными собаками ЗКС. Однако, в СССР после 1945 года, а именно с началом эры создания и испытания атомного оружия, начали происходить совершенно иные процессы и мероприятия, связанные с учреждением и строительством закрытых городов в абсолютно безлюдной и часто лесистой местности, где и предстояло это оружие сотворить в условиях абсолютной секретности. В лесных массивах, начиная с апреля 1946 года (например, Арзамас-16, расположенный в Мордовской АССР), началось спешное возведение заводских корпусов, жилых поселков, которые по периметру закрывались забором с колючей проволокой и имели крайне строгую пропускную систему. С каждым годом количество этих закрытых городов, имеющих, как правило, оборонное значение, росло в геометрической прогрессии, как и количество солдат ВВ МВД СССР (с 1949 года все объекты ядерной инфраструктуры охраняло именно МВД, а не МГБ СССР. С 1954 г оперативно-агентурный контроль в закрытых городах перешёл к 1-ому Спецотделу КГБ СССР).

Понятно, что на все закрытые города, год от года, необходимо было выделять всё больше и больше солдат ВВ МВД СССР, наращивая и без того раздутый штат этого министерства, что было невозможно делать до бесконечности. Именно тогда, в самом начале 50-х годов, МВД СССР (в лице министра С. Н. Круглова и его зама – командующего ВВ генерал-лейтенанта П.В. Бурмака) впервые, как крайне заинтересованная сторона предложила Первому Главному управлению при СМ СССР (руководило работами по созданию атомного оружия в СССР) на охраняемых периметрах закрытых городов поставить ТСО с пультами их контроля в пределах охраняемой зоны. Между тем, уже тогда, в конце 40-х и начале 50-х годов, в системе МВД СССР и Главного управления погранвойск МГБ СССР (начальник Главка с 1942 по 1952 год генерал-лейтенант Н.П. Стаханов) начали использовать установленные на вертикальном заборе из колючей проволоки, образующей шлейф (его сопротивление измерялось резистивным или потенциометрическим датчиком), примитивные сигнализационные системы, произведенные в мастерских этих ведомств. При обрыве (перекусывании проволоки саперными ножницами) или при замыкании соседних проводов выдавался на пульте в дежурном помещении охраны звуковой сигнал тревоги. Однако, умер И.В. Сталин, а Первое Главное управление, было 26 июня 1953 Указом Президиума Верховного Совета СССР преобразовано в Министерство среднего машиностроения СССР ( министром среднего машиностроения был назначен В. А. Малышев), но вопрос об установке ТСО на периметрах закрытых городов всё также остался нереализованным.

Прошло десять (!!!) лет. В начале шестидесятых годов руководство атомной отрасли (в то время Минсредмаш СССР - МСМ), в лице министра Е.П. Славского приняло решение о кардинальном изменении идеологии и практики охраны особо важных объектов и предприятий. На смену охране, в основном ориентированной на использование живой силы военнослужащих внутренних войск и приданной им кинологической службы, был взят курс на разработку новых принципов и методов защиты объектов путем создания и широкого использования автоматизированных систем безопасности и технических средств охраны. В апреле 1962 года по поручению Шестого ГУ и Второго управления Минсредмаша СССР, а также активной поддержке директора Пензенского приборостроительного завода М.В. Проценко в СКБ ППЗ (завод в Пензе был учрежден, согласно Постановлению СМ СССР от 20 июля 1954 г. « О строительстве в г. Пензе приборного завода N 1134»), передаются лабораторные макеты системы охранной сигнализации с ёмкостным, инфракрасным и электромеханическим датчиками, выполненные военнослужащими срочной службы погранвойск КГБ СССР на основе их личной инициативы. С этого момента начинается разработка в СКБ ППЗ конструкторской документации. Необходимо отметить, что строительство завода ППЗ началось в 1954 году, а в июне 1958 года предприятием уже была выпущена первая продукция. Основное назначение завода на его первом этапе - производство комплектующих изделий для сборки ядерных боеприпасов. Вместе с градообразующим предприятием, получившим название Пензенский приборостроительный завод, строился и город Заречный. В 1960 году на ППЗ было завершено создание радиотехнического производства, а с 1963 по 1970-х год на заводе созданы производства широкой номенклатуры технических средств охраны (ТСО) и микроэлектроники.

В 1964 году на Пензенском приборостроительном заводе начался серийный выпуск первых изделий ТСО: станционного аппарата «Гамма», электромеханических датчиков ЭМД. В марте 1965 года группа ТСО на ППЗ выделяется организационно, а затем преобразуется в лабораторию по разработке охранной техники и отработки конструкторской документации для серийного промышленного выпуска – начальник лаборатории Самочкин Ю.В. Положительные результаты работы коллектива разработчиков способствовали тому, что в середине 1966 года на ППЗ появляется новый серьезный заказчик – Комитет Государственной безопасности СССР, по заданиям которого создается первый охранный комплекс для зарубежных представительств СССР (посольств и консульств) и важных правительственных объектов, в том числе госдач, расположенных в Крыму, на Кавказе и в Подмосковье. На основании очередного постановления Совета Министров СССР и приказа Минсредмаша СССР, Пензенскому приборостроительному заводу поручается выполнение сложных научно-технических задач по разработке новых сигнализационных систем и комплексов в интересах различных служб и управлений КГБ (например, 9-ого Управления, Управления правительственной связи, Первого главного управления, ХОЗУ, Управления погранвойск и т.д) Минобороны , других правительственных ведомств. Во исполнение Постановления руководства страны с целью разработки и промышленного изготовления специальной техники по тематике КГБ СССР создается Спецотдел в структуре СКБ ППЗ, начальником которого назначается Александр Васильевич Кабатов. Создание Спецотдела в структуре СКБ ППЗ – одно из самых значительных событий в развитии тематического направления по ТСО в СССР, которое позволило в короткий срок решить вопрос с контролем доступа на важнейшие объекты Минобороны, КГБ, МВД СССР и атомной промышленности. В 1989 году ППЗ преобразовано в «Производственное объединение «Старт», а в 2006 году в состав объединения вошел научно-исследовательский и конструкторский институт радиоэлектронной техники (НИКИРЭТ), который является одним из ведущих отраслевых и российских предприятий, специализирующихся в области охранных технологий. Необходимо отметить, что в СССР, наряду с Пензенским приборостроительным заводом, технические средства охраны периметра и помещений для КГБ, Минобороны, Минсредмаша и Гохрана с 1966 года выпускал ВНИИФП в г. Москве, известный в настоящее время узким специалистам этой отрасли под названием ФГУП СНПО «Элерон».

Началом становления и развитию этого предприятия стал приказ министра среднего машиностроения Е. П. Славского от 13 марта 1963 года, на основании которого в составе ВНИИ химической технологии (ВНИИХТ) была учреждена Лаборатория №36, на которую возложили задачи по разработке технических средств охраны (ТСО) и координации абсолютно всех работ в этой области в системе Минсредмаша СССР. Лаборатория в составе десятка выпускников Московского энергетического института (МЭИ), Московского инженерно-физического института (МИФИ) и Московского электротехнического института связи (МИЭС) уже через год представила ряд лабораторных макетов сигнализационных датчиков различного принципа действия, которые демонстрировались на выставке в министерстве и устанавливались с пробной эксплуатацией на АЭС, ЛИИ им. Громова, подземных командных пунктах МО СССР и на некоторых объектах Московского управления КГБ. В 1966-1967 годы, в ВНИИХТ началось серийное производство нескольких типов новых датчиков на основе использования ИК-барьеров и емкостных детекторов (извещателей) для охраны периметров и помещений. Были созданы системы сбора и обработки информации, началось широкое оснащение ТСО объектов атомной промышленности, КГБ и Минобороны СССР, в том числе и правительственных дач на Воробьёвых горах и в Подмосковье. В апреле 1968 года во исполнение постановления руководства страны на базе лабораторий ВНИИХТа и Пензенского приборостроительного завода были созданы спецотделы по разработке систем сигнализации, на разных физических принципах для охраны государственной границы, правительственных объектов, закрытых зон, периметров, зданий и помещений с максимальным учетом требований пограничных войск и других служб КГБ СССР.

В октябре 1976 года руководство страны приняло постановление о возложении на Минсредмаш СССР функций головного министерства по разработке и поставке технических средств охраны для КГБ, а затем и некоторых управлений Минобороны во исполнение которого в центральном аппарате Минсредмаша было создано Специальное техническое управление (СТУ) для централизованного планирования и руководства работами по созданию и внедрению ТСО в охрану государственной границы и особо важных правительственных объектов. В 1977 году на базе СКБ ВНИИХТ был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт физических приборов (ВНИИФП), а спецотдел ППЗ преобразован в специальное конструкторско-технологическое бюро (СКТБ). К концу 70-х началу 80-х годов во ВННИФП и СКТБ сложился коллектив специалистов-профессионалов, располагающий современной исследовательской и научно-производственной базой, несколькими филиалами и испытательными полигонами с общей численностью около 3000 человек. Таким образом, к середине 80-х годов вопросы создания и использования ТСО в системе Минсредмаша СССР получили самостоятельное научно-техническое и производственное направление, содержание и объемы работ которого определялись государственными целевыми программами и заданиями. В 1989 г. в соответствии с решением Правительства СССР (приказ Министра атомной энергетики и промышленности СССР от 07.12.1989 года № 040) на базе Специального технического управления Второго Главного управления Минсредмаша, Всесоюзного научно-исследовательского института физических приборов (ВНИИФП) Минсредмаша и его филиалов для решения задач по разработке технических средств охраны и оснащению ими объектов атомной промышленности и других важнейших государственных объектов было образовано Федеральное государственное унитарное предприятие Специальное научно-производственное объединение "Элерон" (ФГУП "СНПО "Элерон"). Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.09.93 № 911-50 СНПО "Элерон" назначено головной организацией по созданию и оснащению техническими средствами безопасности особо важных объектов Минатома России, Минобороны России (Ракетные войска стратегического назначения, Космические войска, 12 ГУМО, ВМФ), ФСБ России, ФСО России, СВР России, правительственных, административных зданий и крупных промышленных объектов (РАО ЕЭС, нефтегазохимический комплекс и др.).

Попутно отмечу, что вся научно-производственная деятельность ФГУП СНПО «Элерон» непрерывно связана с поистине легендарным человеком, отцом технических средств охраны в СССР, профессором Е.Т. Мишиным. В марте 1963 года, руководство новым научно-техническим направлением по разработке охранной сигнализации на разных физических принципах было возложено на технический отдел, впоследствии Специальное техническое управление Второго управления Минсредмаша СССР, который возглавил доктор технических наук, профессор Евгений Трофимович Мишин. В настоящее время можно без всяких преувеличений сказать, что генерал-майор Е.Т. Мишин, до марта 1963 года служивший в ОТУ КГБ СССР, а именно в ЦНИИСТ (Центральный НИИ Специальной техники при КГБ СССР), стал родоначальником создания технических средств охраны помещений и периметра в СССР. Удивительно, но до марта 1963 года вся деятельность Е.Т. Мишина в официальных биографиях покрыта полным мраком, что совершенно нормально, учитывая его специфику службы в органах безопасности. Отмечу, что биография этого выдающегося человека нуждается в кратком изложении на страницах этой статьи по причине его прямого отношения к теме о номенклатурных заборах, ибо без Е.Т. Мишина в СССР не было бы вездесущих и вездесмотрящих видеокамер на специзгородях правительственных госдач, а также мы бы никогда не узнали о многочисленных видах сигнализации, установленной на всех объектах МО, КГБ и Минсредмаша СССР. Вот, правда, есть одна незадача. Судя по многочисленным косвенным данным, изложенная ниже официальная биография адепта советской охранной сигнализации Е.Т. Мишина неполная и возможно по некоторым послевоенным фактам неточная. Точные данные подлинной биографии и его полного списка мест службы Е.Т. Мишина официально нигде не публикуются.

Е.Т. Мишин

Евгений Трофимович Мишин родился 17 июля 1920 года в селе Лещенково Верхнеднепровского района Днепропетровской области, в семье рабочего. Весной 1940 года стал курсантом Московского военно-технического училища НКВД им. Менжинского и принимал участие в обороне Москвы. Во время войны был начальником связи полка, начальником школы разведчиков-связистов НКВД СССР. Участвовал в Сталинградской битве, был ранен. В 1947 году назначен начальником связи приемного центра 6-го Управления (шифровально-дешифровальное) МГБ СССР. В 1953 году окончил Высшую офицерскую школу связи в Киеве, а в 1961 году Военную академию связи МО СССР. После академии проходил воинскую службу на различных должностях в КГБ СССР. В марте 1963 года по решению руководства страны был командирован в Центральный аппарат Министерства среднего машиностроения СССР на должность начальника отдела в структуре ВНИИ химической технологии (Лаборатория №36), с целью организации работ по созданию специальной техники для обеспечения безопасности режимных объектов. Через год, в феврале 1964 году, на основе отработанных макетов, по инициативе Е.Т. Мишина, в СССР начался серийный выпуск первых приборов охранной сигнализации. Уже в первые два года с начала промышленного производства технических средств охраны ими оборудуются здания центрального аппарата Минсредмаша, Главный штаб РВСН МО СССР, объекты правительственной связи КГБ СССР, правительственные госдачи в Подмосковье, а в 1967 году оборудуется техническими средствами охраны и телевизионного наблюдения выставка Алмазного фонда в Кремле. В 1989 г. по инициативе Мишина Е.Т. в структуре Минсредмаша СССР на базе СТУ, ВНИИФП и СКТБ создается единый научно-технический и производственный комплекс – Специальное научно-производственное объединение “Элерон”. Мишин Е.Т. становится его Генеральным директором. СКТБ преобразуется в научно-исследовательский и конструкторский институт радиоэлектронной техники (НИКИРЭТ).

Завершая данный раздел, хочу ниже по тексту коротко подытожить история технических средств охраны в СССР, которые стали неотъемлемой частью всех спецограждений на правительственных госдачах в любой точке страны, в период с 1964 по 1985 год.

- 1964 год - в системе Минсредмаша СССР начался серийный выпуск станционного аппарата ГАММА, электромеханических датчиков ЭМД, инфракрасных датчиков ЛУЧ-1, емкостных датчиков ЕД-1;

- 1967-1968 годы: на предприятиях МСМ налажен серийный выпуск первых периметровых средств обнаружения (СО) - емкостных (ТОР и СИГМА), радиолучевых (ЭЛЛИПС и ВЕКТОР), датчиков для помещений - РОМБ-К4, КОНУС, ДУЗ, средства сбора и обработки информации (ССОИ) ГАММА-2;

- 1971-1975 годы: разработаны системы сбора и обработки информации семейства ТРАССА и системы управления доступом семейства СЕКТОР;

- 1975 год - начало серийного выпуска на заводах Минсредмаша емкостного датчика для защиты периметров РАДИАН;

- 1982-1983 годы: завершена разработка сигнализационных комплексов ОКЕАН и АЛТАЙ для охраны участков границы, включающие в себя средства обнаружения на емкостном, индуктивном и виброакустическом принципах

Заключение

Надеюсь, при прочтении читатель не устал от монотонного перечисления дат и аббревиатур в данной статье, предполагая, что автор слишком далеко удалился от изложения главной темы – истории номенклатурных заборов. Тем не менее, в данном материале, представленном выше, я постарался в наиболее доступной форме, понятной среднестатистическому обывателю, рассказать о наиболее закрытой теме в СССР и РФ – ограждениях государственных дач политической элиты. По прочтению всех тем, затронутых в данной статье, справедливо возникает вопрос, а много ли изменилось с той поры, как умер И.В. Сталин, был свергнут Н.С. Хрущёв, умерла славная плеяда Л.И. Брежнев-Ю.В. Андропов- К.У. Черненко, а М.С. Горбачёва выкинули с кресла Президента СССР? Да, действительно, в нашей стране, теперь называемой Российская федерации с состоянием неприступных номенклатурных заборов изменилось очень много, но больше в негативную сторону. Все правительственные дачи, ранее принадлежащие членам и кандидатам в члены Политбюро ЦК КПСС до 1991 года, как и сами высоченные номенклатурные заборы, за очень небольшим исключением оставшихся в Крыму и в Республике Абхазия (кроме комплекса «Пицунда» из трех госдач №8, 9 и 10, а также комплекса «Мюссера»), как принадлежали партийно-государственной элите, так и принадлежат до сей поры.

Чайка-М Более того, прежние заборы государственных дач в Сочи («Бочаров ручей», «Ривьера-6») , в Подмосковье («Барвиха», «Зубалово», «Ново-Огарево», «Жуковка», «Горки», «Архангельское», «Семеновское»), в Москве («Ближняя дача» в микрорайоне Давыдково) тщательно и методично ремонтируются, укрепляются профнастилом, вырастают до высоты шесть метров (!), оснащаются современными ТСО ФГУП СНПО «Элерон». Весьма удивительно, но в эпоху безраздельного царствования «коммунистических кровавых тиранов» в период с 1921 по 1991 год, те же самые номенклатурные заборы выше отметки 2,5 метра не поднимались, правда, в виде исключения можно упомянуть «Ближнюю дачу» И.В. Сталина, больше похожую на укрепрайон, а не на загородное жилище Председателя Совета Министров СССР. Почему и по какой причине нынешние вожди Российской федерации так стали бояться собственного народа, что возвели на месте прежних секционных бетонных ограждений, сложнейшие многорубежные охранные комплексы вокруг своих загородных резиденций, которые просто язык не поворачивается назвать заборами?! Хочу заметить, что только на правительственных госдачах, находящихся под контролем ФСО РФ в настоящее время используется до 10 видов периметровых систем обнаружения, например: виброакустическая «Дельфин» для предотвращения подкопов под периметровое ограждение, автономная быстроразвертываемая обрывная система (сигнализатор охранный обрывного типа) «Кувшинка-М», емкостный датчик (извещатель) для защиты периметров «Радиан», радиоволновая системы обнаружения вторжения «Уран-М» и «Крокет-Р», вибрационное кабельное средство для защиты сетчатых ограждений ЕС-22 («Радиан-13»), ИК-барьер «Луч-1» и т.д. и т.п.

Ново-Огарёво

Сами ограждения государственных дач до сей поры категорически запрещается открыто и официально снимать на видео и фотографировать, что само себе вызывает улыбку и недоумение. Неужели в ФСО РФ думают, что террористы и диверсанты всех мастей будут так откровенно себя обнаруживать и раскрывать своё инкогнито, нагло фотографируя высоченный шестиметровый забор госдачу «Горки-9», обставленный, словно новогодняя елка игрушками, поворотными видеокамерами?! Особое удивление вызывает неоднократные попытки сотрудников ФСО РФ отнять видео- и фотокамеры у отдыхающих на городском сочинском пляже в Ривьере, пытающихся заснять таинственное ограждение, похожее на линию Маннергейма, на самом деле являющимся недавно построенным забором правительственной резиденции «Ривьера». Также «зверствуют» и сотрудники ФСО РФ на пляжах г.Пицунды, когда приехавшие в Республику Абхазия российские отдыхающие, ничтоже сумняшеся, снимают на свою «мыльницу» часть ограждения правительственных госдач №8,9 и 10, выходящего к кромке пляжа. Не заходя в дебри дешевой популистской риторики, хочется возопить и спросить нашу вроде как легитимно избранную власть, до каких пор в стране, словно грибы после дождя будут плодиться так надоевшие при советской власти номенклатурные заборы?!

Использованная литература и web-сайты
1. Routledge, 2001. — P. 83. — 470 p. — ISBN 0415246911
2. Mcneil I Staff, Ian McNeil, Ebook Library. Encyclopaedia of the History of Technology. — Routledge, 2002. — P. 369. — 1062 p. — ISBN 0203192117
3. Hermann Levy. Industrial Germany: A Study of Its Monopoly Organisations and Their Control by the State. — Routledge, 1966. — P. 77. — 245 p. — ISBN 071461336
4. Корпоративный сайт Siemens AG
5. Ulrich Eberl, Jöerg Puma. Innovative Minds. A Look Inside Siemens´ Idea Machine. — John Wiley and Sons, 2007. — 259 p. — ISBN 3895782998
6. Mcneil I Staff, Ian McNeil, Ebook Library. Encyclopaedia of the History of Technology. — Routledge, 2002. — 1062 p. — ISBN 0203192117
7. S. Jonathan Wiesen. West German Industry and the Challenge of the Nazi Past, 1945-1955. — The University of Northern Caroline Press, 2004. — 352 p. — ISBN 080785543X
8. Дрожжин О. - Разумные машины. Издатель: ЦК ВЛКСМ Детская литература. Год издания: 1936 г. Ст. 306
9. eleron.ru
10. ww2gravestone.com/general/rattenhuber-johann-hans
11. forum.axishistory.com/viewtopic.php?f=38&t=142069
12. 1batalion.com/node/404
13. Christopher Andrew, and Vasili Mitrokhin. The Sword and the Shield. (New York: Basic Books, 2000), 261.
14. Ion Mihai Pacepa, The Kremlin’s Killing Ways: A long tradition continues. Retrieved July 31, 2007.
15. Andrew, Christopher, and Vasili Mitrokhin. The Sword and the Shield: The Mitrokhin Archive and the Secret History of the KGB. New York: Basic Books, 2000. ISBN 0465003125
16. Andrew, Christopher and Vasili Mitrokhin. The Mitrokhin Archive: The KGB in Europe and the West. Gardners Books, 2000. ISBN 0140284877
17. Mitrkhin, Vasili and Christopher Andrew. The World Was Going Our Way: The KGB and the Battle for the Third World. Basic Books, 2005. ISBN 0465003117
18. Maclean, Rory. Stalin's Nose: Across the Face of Europe. HarperCollins, 1992. ISBN 978-0006545170
19. Albats, Yevgenia and Catherine A. Fitzpatrick. The State Within a State: The KGB and Its Hold on Russia—Past, Present, and Future. Farrar Straus Giroux, 1994. ISBN 0374527385»
20. Barron, John. KGB: The Secret Works Of Soviet Secret Agents. Bantam Books, 1981. ISBN 0553232754
21. Birstein, Vadim J. The Perversion Of Knowledge: The True Story of Soviet Science. Westview Press, 2004. ISBN 0813342805
22. Chekisty: A History of the KGB. John J. Dziak (Author), Robert Conquest (Foreword)

Добавить комментарий