плодамы момордикиДумаю, каждый житель России со мной согласится, что сегодня постсоветская Абхазия практически полностью состоит из полузабытых звучных брендов, известных многим поколениям курортников, которые в разные годы приезжали в эту республику и оставляли о ней самые лучшие впечатления. «Абхазские мандарины», «абхазская аджика», «абхазский табак-самсун», «курорт Пицунда», «курорт Гагра», «озеро Рица», «Сухумский обезьяний питомник» - всего не перечислишь, да и не сразу вспомнишь, даже если очень захочешь. Все эти, когда-то гремевшие на весь СССР названия, связанные с заветной мечтой советского человека о долгожданном отдыхе в Абхазской АССР, стали в последнее время заметно меркнуть и покрываться толстым слоем пыли времён. На фоне постоянных громогласных заявлений руководства Республики Абхазия, больше похожим на заклинания шаманов, что инфраструктура разрушенных курортов, постепенно восстанавливается, урожаи субтропических плодов растут, жить становится населению этой суверенной теперь уже страны «лучше и веселей», возникает ощущение о полной несуразности и фантастичности подобных россказней.

Практически все цитрусовые деревья (мандарины, лимоны, кинканы, грейпфруты и апельсины), высаженные еще во времена СССР в Абхазии, в настоящее время или больны, или подвержены вырождению или приготовлены местным населением к уничтожению из-за их практически нулевой рентабельности. Крестьянское население Абхазии не столько старается получить хорошую прибыль, занимаясь разведением бахчевых, цитрусовых и орехоплодных, сколько пытается хоть как-то выжить в условиях полной безработицы и отсутствия социальных гарантий в стране, живущей исключительно на дотациях из России. Тем не менее, в этой стране еще остались несгибаемые энтузиасты, которые стараются выращивать на земле Абхазии перспективные агротехнические культуры из других континентов, малоизвестные широкой массе населения России, предложенные к интродукции еще во времена СССР Всесоюзным научно-исследовательским институтом субтропических культур (ВНИИСК). Особенно интересны для жителей России те субтропические фрукты и орехоплодные, которые они привыкли покупать в отечественных супермаркетах, импортированные из стран Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока. Среди этих экзотических фруктов и орехоплодных, произрастающих в Абхазии в настоящее время, стоит упомянуть киви, момордику, кинкан и пекан.

Зарождение основ агротехники субтропических культур в СССР

Для того чтобы ввести читателя в нормальное понимание о том, каким образом и по каким причинам в СССР стали выращиваться субтропические культуры, я решил сделать небольшой экскурс в историю и кратко рассказать о зарождении и становлении организаций, которые с нуля построили и поставили на научную основу цитрусоводческую отрасль в стране. Сейчас доподлинно неизвестно, почему И.В. Сталин и руководимое им Политбюро ЦК ВКП (б), в начале 30-х годов решило вплотную заняться разведением и выращиванием субтропических культур на территории СССР, в частности на Черноморском побережье Кавказа (Абхазская, Аджарская АССР и некоторые районы Западной Грузии, расположенные на побережье Черного моря от г. Кулеви до г. Уреки) а также в Азербайджанской ССР, на территории Ленкоранской низменности. Однако, несомненно, что генсек, будучи чрезвычайно педантичным и въедливым бюрократом, провел немало длительных консультаций с рядом известных ученых-агрономов (например, с Н.И. Вавиловым) по интродукции целого ряда субтропических культур и использованию их не только для употребления в пищу, но и для технических нужд в народном хозяйстве (например, тунг и эвкоммию). Достаточно смелый и продуманный с экономической точки зрения проект по интродукции субтропических культур, был задуман руководством СССР в 1930-е гг. не менее величественным, чем сооружение автомобильных и тракторных заводов, метро, электростанций и металлургических гигантов «Запорожсталь». «На земле Закавказья, на субтропической окраине Союза, у рубежа Востока уже закипело гигантское творчество, направленное на создание чудесного многоцветного растительного ковра советской Флориды». Этот ковер должен был сверкать оранжевым блеском лимонно-мандариновых рощ, благоухать эфирными маслами парфюмерных растений и радовать плантациями чая, гуттаперчи и растительных красителей. В субтропиках Закавказья должна быть построена новая земледельческая культура, и каждая пядь земли должна «расцвести советской Флоридой» - вещала в передовице о будущих перспективах разведения новых культур в СССР газета «Правда» от 14 мая 1932 года.

По согласованию с Председателем СНК СССР В.М. Молотовым (с 19.12.1930 г по 06.05.1941 г) и по личной инициативе наркома снабжения СССР А.И. Микояна (с 22.11.1930 г по 29.07.1934 г) в октябре 1933 года был создан Всесоюзный Комитет по субтропикам при СТО СССР (Субтропком). Также по протекции А.И. Микояна председателем Субтропкома был назначен Андрей Матвеевич Лежава, работавший к тому времени начальником Управления субтропических культур в Наркоземе СССР. Ему было поручено: в месячный срок внести на утверждение Совета народных комиссаров (СНК) СССР Положение о комитете, для предварительного согласования которого созвать совещание представителей республиканских наркоматов и других ведомств из ЗСФСР, в состав которой входили Грузинская и Азербайджанская ССР. Возглавив новое учреждение, А.М. Лежава поставил задачу коренной перестройки сельского хозяйства субтропических районов и организации промышленного производства цитрусовых и чая, в соответствие с принятыми планами и директивами Госплана и Наркозема СССР. В докладе, на совещании по проблемам интродукции и последующей акклиматизации и разведения субтропических культур, состоявшемся в декабре 1932 в Наркоземе, Лежава прежде всего нарисовал неутешительную картину происходящего в цитрусоводческих колхозах Аджарской АССР и Абхазской АССР, основных субтропических районах СССР.

Кроме того, Лежава упомянул и второстепенные районы произрастания цитрусовых в СССР, к которым относились Ленкоранская низменность в Южном Азербайджане, Южный берег Крыма и часть южных районов Туркмении, Таджикистана и Узбекистана, отметив, что в этих районах «работа почти не начата». «Крайне ограниченная территория советских субтропиков никем не учтена, и накопленные геоботанические сведения о субтропических районах крайне недостаточны. Весьма ценные земли не использованы по прямому назначению, они покрыты малоценной растительностью, продовольственными дешевыми культурами и сорняками (в Западной Грузии почти 80% земель занято под кукурузой)», - говорилось в докладе А.М. Лежавы. К недостаткам докладчиком были отнесены: огромная площадь Колхидских болот (до 200 тыс. га) на территории Абхазской АССР, пущенное на самотек субтропическое лесное хозяйство, бездорожье, неустройство всей территории, организационно-хозяйственная распыленность, когда «15 хозорганизаций и 10 исследовательских учреждений занимались вредным параллелизмом, варварской эксплуатацией ценных земель, распылением дефицитных кадров и дублированием затрат народных средств». Неблагополучным было признано также состояние агрономической науки и подготовки кадров высшего и среднего звена для субтропического хозяйства.

Строительство субтропического хозяйства в СССР, А.М. Лежава, мыслил на научно-практической основе, поэтому к работе были привлечены субтропические секции Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина и Московского дома ученых в лице таких светил научного мира как академики Н.И. Вавилов, Б.А. Келлер, С.А. Захаров, В.Г. Сперанский, Ф.В. Церевитинов, С.Л. Бастамов. Уже в 1933 г. Субтропкомом было выделено на научную работу для Всесоюзного научно-исследовательского института субтропических культур (ВНИИСК) 84 тыс. руб, что по тем временам считалось небольшой суммой, но вполне достаточной, чтобы начать работы на нулевой стадии. Тогда же было принято Положение «Об интродукционном питомнике в г. Сухуми», впоследствии размещенном в столице Абхазской АССР, который был организован для разрешения ряда общих методологических вопросов растениеводства. Питомник должен был находиться в административно-хозяйственном подчинении Субтропкома, а в научно-методологическом отношении подчинялся Всесоюзному институту растениеводства (расположен был в г. Ленинграде). Директор Сухумского питомника утверждался обоими учреждениями, а основные средства на содержание питомника дал Субтропический комитет. Перед учеными-агрономами и селекционерами были поставлены следующие задачи Наркоземом СССР6
- интродукция, акклиматизация, выращивание в субтропической зоне (Абхазская АССР, Аджарская АССР, ряда областей Западной Грузии), Южного берега Крыма, а также южных районах СССР, включая Таджикистан, Узбекистан, Азербайджан и Туркменистан цитрусовых, каучуконосных саженцев, а также фейхоа и хурмы;
- создание в вышеупомянутых районах опытных научных сельскохозяйственных станций, по акклиматизации цитрусовых и каучуконосных саженцев, а также проведения работ по селекции и выведению новых холодоустойчивых сортов;
- создание путем организации цитрусоводческих колхозов и совхозов в субтропических зонах СССР и других южных районах страны новых рабочих мест из числа граждан, проживающих в сельской местности.

Для более полного, всестороннего изучения территории советских субтропиков предполагалось сотрудничество Субтропкома с научно-исследовательским институтом аэрофотосъемки (НИИА), находившимся в г. Ленинграде. В феврале 1934 г. был организован Всесоюзный научно-исследовательский институт сухих субтропиков (ВНИИСС) в г. Ташкенте, а ВНИИСК был преобразован во Всесоюзный институт влажных субтропиков (ВНИИВС). Субтропкому в дальнейшем были переданы Сочинская опытная станция и Батумский ботанический сад, который под руководством нового директора - академика ВАСХНИЛ Б.А. Келлера был восстановлен и начал оказывать практическую помощь совхозам и колхозам, передавая им саженцы и семена. В Субтропкоме была создана прекрасная библиотека отечественной и иностранной литературы по субтропическим культурам, организованы переводы иностранной литературы. В целях освещения опыта зарубежных субтропических предприятий было принято решение об издании в 1936 г. четырех сборников с обзором их работ объемом в 20 печатных листов. Все сотрудники по приказу А.М. Лежавы обязаны были пройти агротехминимум, включающий:
- изучение парка МТС;
- общего земледелия;
- общего растениеводства;
- химизацию почвы и удобрений;
- борьбу с вредителями;
- планирование и организацию сельского хозяйства.

А.М. Лежава, в целях высокоэффективной научно-практической стажировки сотрудников, занимающихся на местах разведением субтропических культур, добился разрешения командировать их в те страны, где цитрусовые культуры получили широкое распространение, так например, в Италию, Испанию, США, Японию, и Турцию. Как показало время, чрезмерная автономия созданного учреждения с мощной научно-практической базой и выделяемыми средствами, видимо, далеко не всех устраивала в высших эшелонах власти. В конце 1933 г. по решению Председателя СНК СССР В.М. Молотова, Субтропком был преобразован в Главное управление субтропических культур Народного комиссариата земледелия (НКЗ) СССР. Несмотря на негативную позицию Лежавы и его протесты, как показало время, это было правильное решение правительства, так как избавляло данную отрасль от излишнего параллелизма и дублирования в принятии решений с Наркоземом СССР. Наряду с научными проблемами перспективного развития субтропического хозяйства, начальнику управления приходилось решать множество вопросов, связанных с кадровой политикой, снабжением материалами и техникой, финансированием различных сторон деятельности учреждения. Андрей Матвеевич также пытался принимать нестандартные решения, которые далеко не всегда находили понимание в вышестоящих инстанциях. На основании его приказа от 8 января 1934 г. при управлении по субтропикам предполагалось создать самостоятельную хозрасчетную контору «Субтропснаб», что упростило бы и ускорило отношения со снабженческими организациями. Фактически, данный шаг выводил из под контроля государства весь собранный урожай цитрусовых и других субтропических культур, что в те годы считалось совершенно недопустимым. Однако, вместо этого по указанию Председателя СНК СССР В.М. Молотова в марте 1934 года в Управлении был создан сектор планового снабжения, работу которого контролировал Госплан.. На одном энтузиазме невозможно было поднять столь дорогостоящую, но в дальнейшем многоприбыльную отрасль хозяйства. Нужны были для становления новой отрасли серьезные капиталовложения, но требуемых средств не выделяли, а те что выделяли, в конечном итоге урезали, о чём свидетельствует приведенное ниже распоряжение А.М. Лежавы, а также его Приказы по управлению. В одном из них, от 25 декабря 1934 г., по Главному управлению субтропических культур НКЗ СССР изложено следующее:

«В связи с резким сокращением капиталовложений на 1935 г. по субтропическому хозяйству, исполнение решения совещания от 24 ноября 1934 г. о постройке карантинных оранжерей перенести на 1936г.»

Субтропком, так эффективно начавший работать под руководством А. М. Лежавы ненадолго пережил своего создателя, арестованного в июне и расстрелянного 8 октября 1937 г. Постановлением СНК СССР от 5 декабря 1939 г. Главное управление субтропических культур при НКЗ СССР было ликвидировано, а его функции были переданы производственно-территориальным управлениям в союзных республиках. Только 11 ноября 1945 г. был создан союзно-республиканский Наркомат технических культур СССР, преобразованный в 1946 г. в Министерство технических культур СССР и вновь созданы в его составе Главное управление цитрусовых культур и Главное управление чая.

Добавить комментарий