Всем отдыхавшим в Пицунде посвящаю…

24 сентября 2010 года, премьер-министр РФ В.В. Путин поручил ФСО и МИД РФ подписать соглашение с Республикой Абхазия о передаче в собственность России трёх бывших объектов Управления делами ЦК КПСС. По настоятельному требованию премьера, от которого не смог отказаться президент Абхазии С.В. Багапш, все движимое и недвижимое имущество этих объектов должно принадлежать РФ. Сами объекты после двухлетнего ремонта должны будут использоваться «для проведения государственных мероприятий с участием лиц, подлежащих государственной охране». В свою собственность Управление делами Президента РФ и ФСО РФ возвращает следующие объекты, в прежнее время принадлежащие КПСС, общей площадью более 600 гектаров:

- курортный комплекс «Мюссера», в который входят госдача И.В. Сталина (бывшая до марта 1953 года под №27), госдача М.С. Горбачева (до сентября 1992 года «Объект «Чайка-М»), а также находящийся в 300 метрах от госдач пансионат 4-управления Минздрава СССР (сейчас там находится пансионат им. Нестора Лакобы»);

- курортный комплекс «Пицунда», в котором находятся бывшие госдачи №8,9,10 УД ЦК КПСС, а также военный городок 9-ого Управления КГБ с объектами жизнеобеспечения;

- дачный комплекс Л.П. Берии «Гагра» в г. Гагра.

Необходимо подчеркнуть, что бывший комплекс «Пицунда» УД ЦК КПСС, был передан для использования ГУО РФ ещё в сентябре 1995 года, в соответствие с взаимным соглашением, подписанным между Кабинетом министров Республика Абхазия и руководством УД Президента и ГУО РФ. Тем не менее, в российской печати, в Интернете и в обществе на это весьма значительное событие в политической жизни страны, практически не обратили внимание. Возможно, данный факт игнорирования обществом столь неоднозначного возвращения бывших объектов госсобственности УД ЦК КПСС и Службы охраны КГБ СССР, связан с практически полным отсутствием информации о строительстве и функционировании этих в прошлом секретных мест отдыха Политбюро.

Автор статьи, многократно отдыхавший на вышеозначенных бывших объектах ЦК КПСС и собравший богатый фактический материал, решил раскрыть некоторые тайны госдач №8,9, 10, находящихся в Пицунде (Республика Абхазия), а также восстановить историческую справедливость в отношении полностью забытых людей, имеющих непосредственное отношение к строительству, охране и жизнеобеспечению этих культовых мест отдыха правящей элиты СССР.

Соломоново решение Никиты Хрущева и не только….

А.И. Микоян, Н.С. Хрущев, К.Е. ВорошиловПосле смерти И.В. Сталина (05.03.1953г), а также снятия с должности министра МВД СССР Л.П. Берии (07.07.1953г) и последующей активной десталинизации под руководством Н.С. Хрущева во всех отраслях народного хозяйства, культуры и общественной жизни, выяснилось, что в стране существует множество объектов госсобственности, так или иначе связанных с именем бывшего генсека. Эти режимные охраняемые объекты, использовашиеся для отдыха партийной элиты и лично Сталина, называемые в документах «госдачи», а также находящиеся на балансе Управление делами ЦК КПСС и под охраной 9-ого Управления МВД СССР, находились в основном на Крымском полуострове и Черноморском побережье Кавказа. Н.С. Хрущев еще в сталинское время, неоднократно отдыхал на этих госдачах рядом другими членами Политбюро и имел полное и точное представление об их функционировании, архитектуре, расположении и порядке распределения, в соответствии с занимаемой должностью на политическом олимпе. В частных беседах с членами своей семьи и соратниками по партии, сразу после смерти Сталина, Хрущёв неоднократно подвергал жесточайшей критике размеры, количество и внутреннее убранство госдач Сталина, называя их «собачьими ящиками», имея в виду, конечно, не их малые размеры, а их излишнюю помпезность и абсолютную непригодность для нормального человеческого отдыха.

Надо заметить, что именно в этом «дачном» вопросе Н.С. Хрущёв был абсолютно прав. Все госдачи И.В. Сталина, построенные в период с 1931 по 1949 год по проектам разных архитекторов (кроме Алупкинского дворца, тоже имевшего статус госдачи до 12 октября 1955 года и Ливадийского, потерявшего статус госдачи 9 февраля 1953 года), отличались одинаковой планировкой, зелёным цветом фасада, наличием большого количества внутренней отделки из редких пород деревьев и фортификационной направленностью данного объекта. Госдача, по мысли Сталина, должна была выполнять представительские функции (иметь помещения для переговоров с официальными лицами из других стран), функции рабочего кабинета, для управления страной и принятия важных политических решений, функции здания, способного выдержать длительную осаду диверсионной группы. Функции отдыха на построенных госдачах для Предсовмина СССР И.В. Сталина, сводились к длительному времяпровождению в бильярдной, кинозале, ухаживанию за плодовыми деревьями и монотонному хождению по дорожкам объекта в любую погоду. Мыслей загорать, купаться, играть в любые активные пляжные игры (волейбол, футбол и т.д.), по свидетельству современников, вождю всех народов не приходило (впрочем, Сталин любил играть в городки до 1945 года, пока резко не ухудшилось его самочувствие). Именно под такой «своеобразный» отдых и были спроектированы и построены все госдачи И.В. Сталина.

К слову сказать, Н.С. Хрущёв, обожавший загорать под зонтиком на пляжной гальке в обычных семейных трусах на всех своих построенных после 1955 года госдачах, прекрасно осознавал, что его внешняя политика открытости и восстановления добрососедских отношений с недавними империалистическими врагами и псевдодрузьями из соцлагеря, должна иметь реальную материальную и идеологическую основу. И если на госдачах ЦК ВКП (б) и в домах отдыхах ЦИК в период с 1930 по 1953 год, кроме партийной элиты СССР отдыхали еще и разнокалиберные вожди Коминтерна, а также «братских» компартий, в лице В. Ульбрихта, Г. Димитрова, В.Пика, Мао Цзедуна, Хо Ши Мина, то с апреля 1955 года, по личному распоряжению Хрущева, был дан старт на приглашение по линии ЦК КПСС и Совета Министров СССР лидеров зарубежных стран, подписавших договоры о сотрудничестве в разных сферах международных отношений. Вне всяких сомнений, что приглашать для переговоров и отдыха руководителей других государств в бывшие госдачи Сталина, при одновременно активно проводимой политике десталинизации всего и вся, было просто бессмысленно и глупо.

Именно по этой причине, а не по личной, как сейчас многие политологи и журналисты пытаются утверждать, Н.С. Хрущевым в феврале 1954 года было принято решение о поиске мест строительства государственных дач нового типа в Крыму и на Кавказе, приспособленных как для отдыха номенклатурной верхушки, так и для приёма важных высокопоставленных иностранных гостей. Этому предшествовали долгие дебаты Н.С. Хрущева в январе 1954 года с тогдашним Председателем Государственного Комитета СМ СССР по делам строительства К.М. Соколовым, а также консультации с министром строительства СССР Н. А. Дыгаем, который в силу своих обязанностей должен был курировать будущее строительство госдач в Крыму и на Кавказе. Особую лепту в тогдашнее особое восприятие ситуации со сталинскими (и не только) госдачами внёс управляющий делами ЦК КПСС Дмитрий Васильевич Крупин, являющийся в то время культовой фигурой, прослуживший на своём весьма опасном и ответственном посту уже 16 (!).и знавший своё дело досконально. Крупина также вызвал к себе Хрущёв и приказал подготовить для него полный список всех госдач УД ЦК КПСС, с кратким описанием их нынешнего состояния, а список отправить фельдсвязью. Придя через неделю к Хрущёву на доклад, Д. В. Крупин увидел в руках Первого секретаря ЦК КПСС знакомый список с перечнем госдач весь испещренный красным карандашом. Зачёркнуты и вынесены из списка госдач были Ливадийский и Алупкинский дворцы в Крыму, старая госдача в Мюссере (бывшая №27), на которой любил отдыхать В.М. Молотов и госдача «Зелёная роща» (бывшая №1) в Мацесте. Надо заместить, что Крупин перед встречей с Хрущевым провёл весьма плодотворный и продолжительный разговор с начальником Четвёртого главного управления Минздрава А. М. Марковым, который подробно и доступно ему изложил свою версию возможного расположения новых государственных дач, упомянув обязательное присутствие множества растущих сосен рядом с объектами.

А.Т. Твардовский и Н.С. ХрущевД.В. Крупин повторил в разговоре с Хрущёвым исключительную полезность «соснового фитоценоза», который, де, лечит практически все лёгочные заболевания и оздоравливает организм в целом. Эпохальная встреча Крупина и Хрущёва закончилась достаточно своеобразно. Первый секретарь ЦК КПСС не мудрствуя лукаво, распорядился управделами Крупину, вместе с начальником 9-ого Управления КГБ генерал-майором Устиновым В.И. составить проект возможного расположения новых госдач в Крыму и на Кавказе. Именно в этом документе, составленным для Политбюро ЦК КПСС Крупиным и Устиновым одним из мест размещения нового комплекса госдач упоминался посёлок Пицунда в Абхазской АССР. Однако в конце марта 1954 года начальник Госплана СМ СССР М.З. Сабуров доложил Хрущёву о плачевном состоянии экономики в стране, и тогда Первый секретарь ЦК КПСС принял решение о проектировании и строительстве новых госдач в Крыму, а на Кавказе ограничиться реконструкцией бывших сталинских объектов. Но и это решение в скором времени было изменено.

Хрущёв на Политбюро предложил в целях экономии средств не строить на Кавказе отдельно здания госдач вместе с объектами жизнеобеспечения и лесопарком, а разместить их рядом с уже построенными. Это было поистине «соломоново решение» Хрущёва. Так, например, сделали на госдаче «Бочаров ручей», построив рядом с бывшей зданием объекта №17 новое здание, которое стоит до сих пор и является резиденцией Президента России. В дальнейшем нечто подобное сотворили на госдаче «Ривьера», построив в 1960 году новое здание, которое использовал для отдыха премьер – министр В.В. Путин. Также, рядом с бывшей госдачей № 5 на озере Рица (устье реки Лашепсе), в 1961 году, возвели для Н.С. Хрущева новый объект, который он многократно посещал с зарубежными главами государств. А вот в посёлке Новый Афон, в 1958 году, рядом с бывшей госдачей № 8 «Ласточкино гнездо» был закончен объект, который считался резервной дачей Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева на Кавказе. Однако и в этом случае Хрущев не стал постоянно посещать госдачу в Новом Афоне, проводя свой отдых в Крыму, ссылаясь на то, что на госдаче неудобный бассейн и пляж слишком открыт для посторонних глаз. Тогда-то, в марте 1958 года управделами ЦК КПСС вторично напомнил Хрущеву о возможном строительстве новых госдач на территории реликтовой сосновой рощи в посёлке Пицунда, расположенном в Абхазской АССР. Таблица №1

Объекты Управления Делами ЦК КПСС - государственные дачи на Кавказском побережье Чёрного моря (согласно номенклатурному перечню Комендатуры по охране и обслуживанию государственных дач на Черноморском побережье Кавказа ГУО МГБ СССР (01.01. 1953 г)
Наименование объекта до марта 1953 годаРасположение объекта в СССРПорядковый номер в документах УД ЦК КПСС и ГУО МГБ СССР
1. «Бочаров ручей»г. Сочи, Краснодарский край№17
2. «Мюссера»п. Мюссера, Гудаутский район, Абхазская АССР№27
3. «Рица»устье рек Лашепсе и Ацетука - озеро Рица, Гагрский район, Абхазская АССР№11 (устье реки Лашепсе)* и №5 (устье реки Ацетука)
4. «Холодная речка»Гагрский район, п. Холодная речка, Абхазская АССР№18
5. «Ривьера»г. Сочи, Краснодарский край№6
6. «Зеленая роща»г. Сочи. Краснодарский край№1
7. «Ласточкино гнездо»п. Новый Афон, Абхазская АССР№8
* В 1956 году госдача №11 на реке Лашепсе сгорела, по причине короткого замыкания.

Добавить комментарий