История строительства госдач №8.9,10 в Пицунде

Панорама госдач17 февраля 1958 года был принят нормативный документ - Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР за №1834-368 с «О строительстве объектов государственных дач в районе посёлка Пицунда Абхазской АССР», на основании которого начались работы над проектом будущих госдач, ЗПКП, военного городка, объектов жизнеобеспечения и узла правительственной связи. В документе стоял перечень основных подрядчиков, ответственных лиц от ХОЗУ КГБ, Главспецстроя Минобороны ГУСС МО), 53-ого ЦПИ Минобороны, НИИ оснований и подземных сооружений (НИИОСП) и др. Основными причинами, по которым строительство трех государственных дач началось именно в посёлке Пицунда, были следующие:

- рекомендации Четвёртого главного управления Минздрава СССР, рассматривающего субрегиональную зону полуострова Пицунда с её природно-климатическими факторами как наиболее подходящую для отдыха партийного руководства СССР;

- аналитическая записка Института физики Земли им. О.Ю. Шмидта АН СССР для 9-ого Управления КГБ и УД ЦК КПСС о благоприятной сейсмической обстановке в районе полуострова Пицунда;

- близкое расположение с будущими возводимыми объектами (госдачами № 8,9,10) других охраняемых государственных дач, расположенных в Абхазской АССР в п. Новый Афон, п. Багрыпш и о. Рица и в Сочи («Ривьера» и «Бочаров ручей»), на которые, в случае опасности (восстания, беспорядков, землетрясения), можно было бы эвакуировать высшее руководство страны, прибывающее на отдыхе;

- наличие проходящих рядом с посёлком Пицунда кабельных линий правительственной связи, с ответвлениями в сторону поселка Мюссера (бывшая дача №27 И.В. Сталина была лишена статуса «государственной» и выведена из списка особо охраняемых объектов, однако кабельная линия связи свои рабочие функции сохранила, т.к. была законсервирована) и далее на п. Новый Афон и г. Сухуми. Также, расположение в г. Рустави (Грузинская ССР) полка правительственной связи ОПС КГБ СССР, оснащенного новыми радиорелейными станциями Р-400 и средствами полевой кабельной связи, позволяло в случае ЧП (ракетно-ядерного нападения, землетрясения, наводнения и т.д) развернуть запасные линии закрытой многоканальной связи и осуществлять контроль над ситуацией в стране и мире (в начале 60-х годов часть оснастили радиостанциями большой мощности Р-135 «Баян»);

- наличие на территории возводимых особо охраняемых объектов обширной и густой лесопарковой зоны, общей площадью 145 гектаров (реликтовая роща пицундской сосны, тянущаяся вдоль побережья Чёрного моря), которая позволяла:

  1. маскировать строительные работы по возведению особо секретных объектов, в том числе расположение колодцев с кабельными линиями ВЧ-связи и защищённого подземного командного пункта (ЗПКП), расположенного между 9 и 10 госдачами;
  2. проводить секретные неформальные встречи между руководством СССР и лидерами других государств без официального уведомления СМИ;
  3. создавать специфический микроклимат с особым фитоценозом пицундской сосны (одна из разновидностей калабрийской или турецкой сосны), который благотворно действует на нервную систему, предотвращает развитие легочных заболеваний и снижает риск появления сердечнососудистых заболеваний;

- оптимальные для строительства государственных дач природно-геологические условия полуострова Пицунда, исключающие обвалы, оползни, сход снежных лавин и грязевых селей, наводнение (незадолго до строительства были проведены серьезные мелиоративные работы). Отсутствие в районе залегания фундамента строящихся объектов карстовых пустот и полостей, характерных для этого региона и протекающих в закрытой охраняемой зоне горных рек, которые могут в сезон дождей нанести серьезный материальный ущерб зданиям;

- малочисленность основного населения посёлка Пицунда, способствующая проведению активной агентурно-оперативной работы КГБ СССР среди его жителей, а также удаленность населенного пункта от охраняемых объектов (впоследствии, прямо за забором госдач начали возводиться высотные гостиницы ОПК «Пицунда», что существенно добавило сотрудникам 9-ого Главка КГБ проблем и забот).

После того, как фельдъегерская связь в феврале 1958 года доставила очередные Постановления СМ СССР и в том числе Постановление № 1834-368 с в Тбилиси, первый секретарь ЦК КП Грузинской ССР В.П. Мжаванадзе едва ознакомившись с ними, позвонил по ВЧ-связи Хрущёву. Просьба была одна – поручить именно строительным организациям Грузинской ССР возведение трёх государственных дач на полуострове Пицунда. С чисто формальной точки зрения, требование или скорее просьба Василия Мжаванадзе имела вполне обоснованные причины. Абхазская АССР в те времена территориально входила в Грузинскую ССР и все решения о возведении любых объектов решались в Тбилиси. Однако, госдачи для Политбюро, в скором времени возводимые на полуострове Пицунда, были не простые дома для будущих строителей коммунизма, а особо охраняемые объекты, возведение которых всегда курировали Главки в Москве, а не в республиках. Именно по этому, Хрущёв мог отказать Мжаванадзе в его «просьбе», без всякого объяснения причин, не особо полагаясь на партийный этикет и условности. Отговорил Хрущёва от опрометчивой затеи Мжаванадзе Фрол Романович Козлов, ставший к тому времени первым заместителем Председателя Совета Министров СССР, т.е. самого Н.С. Хрущева, являющегося Председателем Совмина с 27 марта 1958 года.

- Никита Сергеевич! Украдут грузины всё до копейки, а там… ищи ветра в поле!

Именно так подытожил своё мнение о просьбе Мжаванадзе первый зампред Козлов, почему-то считающий, что строители из РСФСР украдут меньше, и тут же сославшись на М.С. Смиртюкова, управделами Совмина СССР сказал, что лучше всех госдачи ремонтирует и строит трест «Сочиспецстрой».

Необходимо отметить, что М.С. Смиртюков (с 18 декабря 1964 года М.С. Смиртюков стал заведующим Управлением Делами СМ СССР) дал чрезвычайно правильный и грамотный совет «обратить внимание на трест «Сочиспецстрой», так как данная организация имела много важных причин для того, чтобы осуществить строительство правительственных объектов на высочайшем уровне. Трест «Сочиспецстрой» был создан по постановлению правительства, подписанному И.В. Сталиным 23 февраля 1945 года на базе военно-строительного отряда №114, но с 1946 года стал гражданской организацией. С 1948 года, после создания Комендатуры по охране и обслуживанию государственных дач на Черноморском побережье Кавказа, на основе Постановления от 30 марта 1948 года за №2985 «Об установлении границ округов и зон санитарной охраны и о мероприятиях по улучшению санитарного состояния курорта Сочи-Мацечста», трест «Сочиспецстрой» стал активно испольваться для строительства служебных и государственных дач на Черноморском побережье Кавказа. В частности этот трест участвовал в капитальном ремонте госдач №17 «Бочаров ручей» и №6 «Ривьера» в 1953-1954 годах. В 1960 году, трест «Сочиспецстрой» был реорганизован и переподчинён Министерству промышленного строительства СССР, получив новое название «Главсочиспецстрой».

ГОСДАЧА ФСО РФ В ПИЦУНДЕ:

Просмотреть увеличенную карту

На основании Постановления ЦК КПСС и СМ СССР за № 1834-368 с, 10 апреля 1958 года, в тресте «Сочиспецстрой» создаётся особый отдел по возведению правительственных объектов Пицунде, а начальником этого отдела назначается инженер – строитель Александр Михайлович Шейгам. Замом по строительству государственных дач в Пицунде назначается инженер-строитель, уникальный специалист и чрезвычайно требовательный человек - Владимир Леонтьевич Усенко (впоследствии строивший госдачи на Кавказе, Крыму и объекты собственности СССР за рубежом). Работы по ландшафтному дизайну и озеленению территории госдач №8,9,10 были поручены молодому художнику-декоратору из г. Сочи Сергею Ильичу Венчагову (1927-1997 г), который тогда работал с 1951 года в должности агронома комплекса госдач «Бочаров ручей» (в 1971 году Венчагова уволили из 9-ого отдела КГБ, который ведал кадрами на госдачах, за слишком принципиальный характер и он до конца своих дней проработал в тресте «Зеленстрой» в г. Сочи). Для возведения объектов на территории охраняемой зоны, определенной проектной документацией, также создаётся специальное СМУ-15, в которое отбираются строители, прошедшие строгую проверку Сочинского 9-ого отдела КГБ, имеющие постоянную прописку в городе, давшие подписку о неразглашении гостайны и получившие допуск на строительную площадку (тех у кого были в период 30-50 годов репрессированы родственники, не допускали). Для строительства зданий военного городка 9-ого Управления КГБ и комплекса госдач, после быстрых согласований с Москвой, трестом «Сочиспецстрой» было принято решение использовать производственную базу треста «Железобетон» (г. Сочи).

В соответствии с проведенным закрытым конкурсом проектов будущих зданий государственных дач, который проводило Управление делами ЦК КПСС (управделами Крупин Д.В.) и ХОЗУ КГБ СССР (начальник генерал-майор Щербаков М.П.), единогласным решением был завизирован проект архитектора Шварцбрейма Юлиана Львовича. Архитектор Шварцбрейм (1920-1996 год) был известен среди партийной верхушки и 9-ого Управления КГБ как автор проекта госдачи №12 в Новом Афоне и как участник авторского коллектива проектировщиков новой госдачи №2 (в соответствие с новой нумерацией, учрежденной УД ЦК КПСС) в «Бочаровом ручье». По каким-то непонятным причинам за основу проекта зданий госдач №8,9,10 - решено было взять новую госдачу №2 в «Бочаровом ручье», но изменить планировку помещений, уменьшить объем и построить павильон с бассейном. Курировало все работы архитектора Ю. Л. Шварцбрейма по созданию проекта госдач ХОЗУ КГБ СССР.

БассейнВ соответствие с Постановление ЦК и Совмина были назначены подрядчики строительства будущих госдач №8,9,10, объектов жизнеобеспечения, территории в/ч 9-ого Управления КГБ, подземного командного пункта и узла правительственной связи, бассейна со спортзалом, пирсов и т.д. Основные подрядчики распределились следующим образом:

- возведение ограды из сборных железобетонных конструкций с цокольным углублением (СМУ-15, «Сочиспецстрой»); - возведение здание бассейна и спортзала (Центральный проектный институт Минобороны СССР № 53);

- возведение защищённого подземного командного пункта (ЗПКП) и узла правительственной связи, подземной галереи от объекта №9 (НИИОСП, ГУСС МО СССР, ОПС КГБ СССР);

- возведение пирсов, кран-балки, пляжных павильонов, водонапорной башни, спецгаража, вольера для служебных собак (СМУ-15, «Сочиспецстрой»);

- возведение объектов №8,9,10 и отделочные работы (Военно-строительный отдел ХОЗУ КГБ СССР, СМУ-15 «Сочиспецстрой»);

- возведение объектов в/ч 9-ого Управления КГБ СССР: общежития для офицеров и прапорщиков, жилые дома для вольнонаёмных, комендатуры, котельной, трансформаторной подстанции и т.д. (Военно-строительный отдел ХОЗУ КГБ СССР).

Лидзавское шоссеСтоит заметить, что проект строительства госдач Пицунде, как уже указано выше, имел существенное дополнение в виде возведения городка для воинской части 9-ого Управления КГБ, где должны были располагаться офицеры и прапорщики (в прежнее время старшины и сержанты ГБ), вольнонаёмные сотрудники, обеспечивающие обслуживание и охрану госдач. Воинскую часть по проекту и требованию Военно-строительного отдела КГБ расположили напротив госдач, построив две закрытые, отдельно стоящие от друг друга охраняемые территории. В настоящее время данная воинская часть перешла в ведомство ФСО РФ, располагается на прежнем месте, напротив главного КПП госдач №8,9,10. И если вы будете в Пицунде, то данную в/ч вы сможете увидеть проехав по улице Лидзавское шоссе, от пересечения с улицей Транспортная, в сторону Сухуми, при этом этот объект окажется слева, а непрерывный бетонный забор госдач №8,9,10 будет справа. По профессиональной оценке сегодняшних офицеров ГРУ МО, ФСБ и ФСО РФ, расположение воинской части для охраны объекта особой важности раздельно с периметром госдач было серьезным просчётом сотрудников КГБ СССР, отвечающих за безопасность первых лиц государства. При нападении диверсионной группы, за которой стоит серьезная террористическая структура или враждебное государство, на объект со стороны со стороны улиц Т. Гицба и Лидзавского шоссе, основная смена охраны, при сигнале тревоги не сможет проникнуть на территорию госдач и деблокировать руководство по следующим причинам:

- при попытке штурма преграды в виде бетонного забора госдач высотой 2,5 метра и срабатывания ТСО, тревожная группа, выбежав из КПП в/ч сразу попадет в засаду диверсионной группы, под огонь с обоих флангов и вынуждена будет залечь;

- взвод охраны периметра, находящийся на территории госдач, также не сможет оказать достаточное сопротивление из-за большой протяженности периметра (145 гектаров) и связать огнем из стрелкового оружия атакующую диверсионную группу;

- также возможен вариант, когда будет проведен прорыв (путем подрыва мин МОН-100 или М18А1 «Клеймор», разрушающих направленным взрывом бетонное ограждение или проникновение на территорию объекта через перекидные лестницы) отвлекающих диверсионных групп, в то время, когда основное подразделение ликвидаторов спокойно сможет «зачистить» все три госдачи;

Понятно, что избавиться от столь неудачной планировки можно лишь соединив две территории в одну, или разместить в/ч в охраняемой зоне периметра госдач. Хочу обратить внимание читателя, что подобная ненормальная планировка раздельного «существования» госдач и воинских частей КГБ СССР, их охраняющих, существовала практически везде – в Крыму (в том числе на госдаче №1 «Нижняя Ореанда», «Объект «Заря»), на Кавказе, за небольшим исключением.

Как известно, на рубеже начала и середины 1950-х годов прошлого века, США, решив, что возможности агентурной разведки против СССР полностью себя исчерпали, стали использовать для обнаружения стратегических военных объектов (командных пунктов, баз по хранению ядерных боеприпасов, в/ч ПВО и т.д) самолеты Lockheed U-2 (с середины 60-х годов стали применяться БПЛА Lockheed D-21B и ИСЗ Ferret), центры радиоэлектронной разведки и воздушные шары с аэрофотоаппаратурой по проекту WC-119L. В соответствие с директивой Генерального штаба МО СССР, для перехвата данных летательных аппаратов был принят на вооружение с 1957 года и поставлен на боевое дежурство подвижный или стационарный зенитно-ракетный комплекс С-75 «Двина». В Пицунде, между озерами Инкит и Анышхцара, также на основе директивы ГШ МО, в 1959 году, была построена в/ч ПВО, оснащенная ЗРК С-75, предназначенная для защиты комплекса государственных дач №8,9,10 и перехвата всех видов летательных аппаратов в зоне своей оперативной ответственности. Сейчас данная в/ч ПВО не существует, ее имущество и вооружение ЗРК частично демонтировано и увезено в РФ, а небольшая часть разграблена местными жителями.

Однако, вернемся к строительству самих государственных дач в Пицунде. Как уже изложено выше по тексту, любой строящийся объект начинается с огораживаемой территории, а на государственных дачах СССР, «объектах особой важности», всегда уделялось большое внимание конструкции ограждения, а также созданию двухрубежной системы охраны периметра. Забор на госдачах в Пицунде, и в настоящее время внешне обычный, железобетонный, секционный, высотой 2,5 метра, со спиральным барьером безопасности (СББ) из спирали АКЛ «Концертина». В прежнее время, во время возведения объектов, для установки данного забора, рыли особую траншею, в которую размещали цокольный железобетонный барьер безопасности, а проще говоря, плиту высотой в 1 метр, для предотвращения проникновения на объекты особой важности, путём подкопа или проводки подземной галереи. Железобетонный секционный забор, поставленный весной 1958 года, стоит до сих пор, без капитального ремонта. Необходимо заметить, что в первоначальном варианте ограждения трёх госдач, до 1965 года, каждое здание имело свою закрытую территорию, разделённую металлическим забором из арматуры высотой 2 метра (сейчас подобный забор стоит на госдачах №11-12 в Новом Афоне, Абхазия). Ограждение госдач №8,9,10 начинается от окончания левой стороны улицы Т. Гицба (от пирса), далее делает поворот на Лидзавское шоссе, и тянется по правой стороне шоссе (по направлению в Сухуми) до посёлка Лдзаа, затем делает еще раз правый поворот и заканчивается у моря. Ограждение госдач №8,9,10 со стороны поселка Лдзаа, соседствует с Государственной дачей президента Республики Абхазия. В ограждении имеется один главный КПП (остановка маршрутки «Российская госдача»), который располагается, напротив в/ч ФСО РФ, служебный для прохода сотрудников охраны и технический, выходящий к госдаче «Лдзаа» президента Абхазии. Площадь всей территории госдач №8,9,10, полностью занимаемой реликтовой пицундской сосной, составляет 145 гектаров. Количество сосен на охраняемой территории около 14 тысяч.

Буквально, с самого начала возведения фундамента объектов госдач №8,9,10 в Пицунде, стройку стали регулярно посещать высокопоставленные сотрудники учреждений и ведомств, проектировщики, которых назначали Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР ответственными за ход строительства. Так, например, особо отметились в надзоре за строительством:
- Н. К. Байбаков (с 1958 года Председатель Краснодарского Совнархоза);
- Д.С. Полянский (с 1958 года Председатель СМ РСФСР);
- Н.Г. Игнатов (с 1957 года член Президиума ЦК, Секретарь ЦК КПСС);
- К.Ф. Лунев (первый зам Председателя КГБ СССР, курирующий отдел «С» и Отдел войск правительственной «ВЧ» связи;
- М.П. Щербаков (генерал-майор, начальник ХОЗУ КГБ СССР);
- Ю. Г. Кривущенко (с 1950 года военнослужащий ЦПИ № 53 МО СССР, архитектор);
- П.Ф. Угловский (до 1959 года генерал-лейтенант, начальник Отдела войск правительственной «ВЧ» связи КГБ СССР)

Расположить госдачи на территории заповедной зоны, среди пицундских сосен, решили таким образом. Ближе к улице Т. Гицба (т.е. северо-западной оконечности охраняемого периметра), была заложена госдача №8, предназначенная для отдыха членов и кандидатов в члены Политбюро, заместителей Председателя СМ СССР и Президиума Верховного Совета СССР. За ней, ближе к середине построили госдачу №9, предназначенную исключительно для Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева (впоследствии на ней отдыхали менее значимые лица в правительстве СССР). После, госдачи №9 расположили знаменитый бассейн и водонапорную башню (о ней чуть ниже по тексту). Госдача №10, аналогичная по статусу №8, была построена ближе к юго-западной оконечности охраняемого периметра. Все госдачи стоят на одинаковом расстоянии от пляжной зоны, примерно 300 метров. Исключительным отличием этих современных госдач от старых сталинского типа, стали пассажирские лифты Щербинского лифтостроительного завода внешнего типа с панорамным остекленением, установленные на фасаде домов (в народе такие лифты, установленные в центре Москвы, называли «градусниками», они с до сей поры работают, например, в некоторых домах по улице Большая Бронная). С этими экзотическими панорамными лифтами была связана одна занимательная история, рассказанная бывшим комендантом «Хозяйства №8,9,10» Харыбиным Н.А. (в период с 1964 по 1973 год). В один из летних отпусков генсека Л.И. Брежнева, который отдыхал на госдаче №9 в Пицунде, разряд молнии попал в нижнюю часть шахты лифта, разбив стекло и выведя его из строя. При этом и сам Брежнев чудом остался жив. Лифт, вскоре починили, и он работал ещё достаточно долго. Работают ли эти лифты сейчас на госдачах №8,9,10 автор, к сожалению, не знает.

Шахта панорамного лифтаПо новаторскому предложению инженеров-строителей из Сочи А. М. Шейгама и В.Л. Усенко, при проектировании всех трёх госдач и их последующем строительстве в Пицунде, была применена впервые на столь важных объектах специфическая декоративная отделка фасада из анийского и фельзитового вулканических туфов, привезенных из Армянской ССР. Туф – горная порода, продукт вулканических выбросов. Отличается пористой структурой, гигроскопичностью, а также повышенными шумоизоляционными и теплоизоляционными свойствами. Туф также считается более прочным строительным материалом, чем кирпич и лучше его по водостойкости. При холодной погоде туф сохраняет тепло в помещении, а в жару сохраняет прохладу. Туф, которым облицевали все госдачи имел светло – кремовый цвет и безусловно облагораживал правительственные объекты для отдыха, придавал им современный и респектабельный вид, по сравнению со сталинскими дачами, выкрашенными в ядовито-зеленый цвет. Даже в настоящее время эти госдачи смотрятся презентабельно, строго, солидно и одновременно уютно. Единственное, что может омрачить вкус истинного интеллектуала и ценителя архитектуры, при осмотре этих госдач внутри, так это неказистая, бюрократически-номенклатурная обстановка (мебель, люстры, двери) и отделка помещений (использование ценных пород дерева для отделки рабочих кабинетов и жилых комнат просто ужасает).

Особое место в архитектурных сооружениях комплекса госдач №8,9,10 в Пицунде занимает циклопическая водонапорная башня, расположенная между госдачами №9 и 10. Для людей не совсем понимающих для чего нужна водонапорная башня в любом населённом пункте, я объясню. Водононапорная башня – это сооружение в системе водоснабжения для регулирования напора и расхода воды в водопроводной сети, создания её запаса и выравнивания графика работы насосных станций. Сразу хочу заметить, что парового или иного отопления на госдачах №8,9,10 изначально в проекте не было предусмотрено, так как считалось, что данные объекты будут функционировать лишь в период с конца апреля до конца октября, когда температура днём от 18 до 32 градусов. Я думаю, что это была серьезная ошибка проектировщиков и ХОЗУ КГБ СССР. В результате котельная, которая смогла бы давать пар для обогрева госдач в холодное время года, так и не была построена (сейчас помещения госдач обогревают и охлаждают кондиционеры, установленные Службой хозяйственного обеспечения ФСО РФ). Однако, в каждой госдаче оборудована бойлерная, которая даёт круглосуточно горячую воду, получаемую по местной водопроводной сети от водонапорной башни. Почему же построили водонапорную башню в «Хозяйстве №8,9,10», а не стали использовать, например, пробуренные рядом артезианские скважины?

Дело в том, что полуостров Пицунда исторически был крайне заболоченным, низменным участком Кавказского побережья, и только периодические мелиоративные работы, проводившиеся в период с начала 30-х до середины 70-х годов, позволили несколько улучшить ситуацию. Однако, наряду с положительным решением мелиоративных задач, интенсивный принудительный дренаж отрицательно сказался на гидрохимическом режиме поверхностных и подземных вод полуострова. На юго-западном побережье полуострова Пицунда, вдоль которого расположены основные дренажные сооружения (они и по сей находятся в километре от в/ч и городка ФСО РФ), в период 1950-1965 годах, произошло вторжение (интрузия) морских вод в водоносный горизонт, засолонились озера Инкит, Пицунда, Анышхцара и Змеиное. Гидрогеологи из московского ВСЕГИНГЕО в конце 50-х годов, пробурив множество артезианских скважин на юго-западной оконечности Пицунды, пришли к выводу, что вода из поверхностных и подземных водоносных горизонтов мало пригодна для питья. По этой причине, на территории госдач №8,9,10 была сооружена водонапорная башня, которая запитывалась пригодной для питья водой из водопровода, проходящего под Лидзавским шоссе от городка в/ч 9-ого Управления КГБ. Водозабор для госдач и городка в советское время охранялся постом милиции. Учитывая объем воды, хранящейся в водонапорной башне, стоящей на территории госдач, можно предположить, что её могло бы хватить на 5-7 дней беспрерывного пользования в экономном режиме, без притока по водопроводной сети извне. Весьма интересным представляется использование водонапорной башни 9-м Управлением КГБ, которое просто учредило наблюдательный пост для сотрудника охраны на данном сооружении, учитывая тот факт, что оно является самым высоким (15 метров) на контролируемом объекте.

Наверное, самым знаменитым сооружением комплекса госдач №8,9,10 в Пицунде является бассейн, который запомнился многим жителям России по культовому фильму режиссера И.Гостева «Серые волки», где в нём продолжительное время плавал артист Р.А. Быков, исполняющий роль Н.С. Хрущёва. Бассейн, по Постановлению ЦК и возможно взаимной договоренности подрядчиков, решили отдать на откуп Центральному проектному институту №53 Министерства обороны СССР, который до этого проектировал многие другие объекты для государственных дач. Некоторые специалисты-историки по архитектурному наследию советской эпохи, называют автором проекта этого необычного бассейна Юрия Георгиевича Кривущенко, офицера и сотрудника ЦПИ №53 МО СССР с 1950 года. Проверить или опровергнуть этот факт автор, к сожалению, не может. Примечательно, что в 1977 году Кривущенко стал Главным архитектором ЦПИ №53, а в 1986 году он автором проекта «Объекта «Заря», государственной дачи для президента СССР М.С. Горбачёва (впрочем, в некоторых источниках автором проекта называют А.Н. Чекмарёва).

Бассейн, с закачиваемой прямо из моря водой, на территории которого еще имеется и спортзал, имеет размеры чаши 24,6х11,0 метров, а также необычную конструкцию и расположение. Самое ценное, имеющееся в данном бассейне – это раздвигающиеся подобно гармошке, при помощи электропривода, передняя стена - панель, обращенная к морю. Само здание бассейна находится между 9-ой и 10-ой госдачами. Вода в чаше бассейна, облицованного белой мраморной плиткой, в отличие от многих других подобных систем, практически переливается через край, удаляясь через специальный фальшьбортик, который играет роль слива. Сделано это для того, чтобы у плавающего человека в бассейне, особенно если он обращен лицом к побережью, создавалось ощущение, что находится в море. Примечательно, что аналогичный бассейн находится на бывшей госдаче №1 «Нижняя Ореанда» в Крыму (этот бассейн очень любил Л.И. Брежнев).

Одной из главных задач при строительстве, поставленных проектировщикам и непосредственным участникам возведения жилых и нежилых объектов, стала процедура крайне бережного отношения к растущей рядом реликтовой пицундской сосне. При возведении некоторых объектов на территории госдач, если растущие рядом деревья мешали строительству, то их предварительно выкапывали, а потом снова сажали на прежнее место или рядом. В результате, если вы окажетесь на территории этих госдач, то увидите, что многие растущие сосны вплотную примыкают к зданиям. Тем не менее, в самой северной части огромного лесопарка, недалеко от бетонного ограждения, тянущегося вдоль улицы Лидзавское шоссе, всё же имеются две обширные зоны, расчищенные под футбольное поле и вертолётную площадку.

Весьма интересным и необычным при строительстве госдач в Пицунде, стало решение проблемы устойчивости особо охраняемых объектов при возможных землетрясениях при магнитуде 4 и более баллов, а также угрозе последующих катастрофических сейсмогравитационных явлений – обвалов, трещин, оползней и т.д. Я выше по тексту уже упоминал, что Институтом физики Земли им. Шмидта (ИФЗ АН СССР), в 1958 году, был проведен глубокий системный анализ данного геологического участка для строительства государственных дач, после чего был вынесен положительный вердикт о его пригодности для застройки. Тем не менее, все участники строительства, ответственные за возведение объектов, были хорошо осведомлены о повышенном уровне фоновой сейсмичности на Кавказе, и в Абхазской АССР в частности. Так, например, в период с 1884 по 1968 год в местном регионе (от Сочи до Сухуми), сейсмостанцией в г. Сочи, было зафиксировано 67 макросейсмических землетрясений, из которых восемь достигали силы до 7 баллов. С 1948 по 1968 год учёные-сейсмологи зафиксировали около 100 местных землетрясений. С учетом этих факторов (на основе статистики с 1884 по 1958 год), Институт физики Земли им. О.Ю. Шмидта АН СССР рекомендовал при строительстве госдач предусмотреть антисейсмические технологии и разместить в одном из строящихся объектов электромеханические сейсмометры для регистрации и предупреждения колебаний земной поверхности.

В апреле 1960 года на законченный строительный объект, для его приёмки и сдачи в эксплуатацию приехала Государственная комиссия, состоящая из многочисленных представителей министерств и ведомств в погонах и без них. Все объекты, в том числе военный городок в/ч 9-ого Управления КГ Б и государственные дачи были приняты в эксплуатацию, а также зачислены на баланс Управления делами ЦК КПСС (с 1959 года госдачами ЦК КПСС стал «рулить» управделами В.В. Пивоваров). Однако, после счастливого отбытия Государственной комиссии восвояси, следом за ней прибыла спецгруппа из ОТУ КГБ СССР (начальник с 25.09.59 г генерал-майор Лялин С.Н.) для тщательного оперативно-технического осмотра построенных и пока пустующих помещений на предмет обнаружения закладок в виде подслушивающих устройств, источников радиации и ОВ. Необходимо отметить, что при строительных работах, ведущихся почти 2 года на госдачах, за всеми участниками возведения новых объектов, гласно и негласно наблюдали сотрудники КГБ СССР. В принципе, это нормальное явление, не выходящее за рамки обычных профилактических мероприятий для блокирования действий иностранных разведок. Также спецгруппа из ОТУ всегда приезжала для осмотра помещений перед прибытием на отдых членов Политбюро и членов Президиума ЦК.

Добавить комментарий