Пётр Андре́евич Шува́лов2 мая 1866 г. Александр II утвердил проект и штаты нового подразделения правительственной охраны. Уже 4 мая 1866 г. П.А.Шувалов отчитался перед царем о создании костяка «охранительной команды» и ее возможных методах оперативно-агентурной и боевой работы. Первым командиром этого спецподразделения правительственной охраны стал надворный советник Н.Е. Шляхтин, служивший прежде в Москве полицейским приставом и отличавшийся обширным штатом завербованных осведомителей. Его помощниками назначили капитана жандармерии Н.М. Пруссака, служившего прежде начальником жандармской команды в г. Ревель (сейчас г. Таллин), и поручика А. И. Полякова, ранее служившего в варшавской полиции. Принципиально важным стало привлечение на службу штатных секретных агентов, которым можно было доверять и не бояться их перевербовки. Ими были назначены мещанин И. Кожухов (агент III Отделения с 1857 г.), отставной губернский секретарь А.Новицкий и рижский гражданин И. Кильвейн. Нижних чинов набрали сначала 20 человек, но к концу мая Охранную команду III Отделения полностью укомплектовали «нижними чинами».. П.А. Валуев в данном случае упоминал, что уже летом 1866 г., во время отдыха царя в подмосковном имении Ильинском, Александра II серьезно рассердило то, что он впервые увидел «переодетых агентов Шуваловской охраны везде, где Государь гулял… Но граф Шувалов, взявшись за свое дело серьезно, не смутился этим впечатлением Государя и завел действительно умную полицию, способную охранять везде, как Петербурге, так и в Ливадии».

Градоначальник Петербурга Ф.Ф. Трепов лично составил «Положение об Охранной страже» и инструкцию для ее чинов. В разработанном к середине мая 1866 г. проекте инструкции с бюрократической дотошностью в тридцати параграфах регламентировался порядок несения охранной службы, правила поведения стражников при организации наружного наблюдения. В инструкции определялась даже форма примерных ответов на вопросы об императорской фамилии вплоть до «особо вежливого, но непреклонного отношения к дамам при их желании приблизиться к императору». В этом документе указывалось, что Охранная стража «пребывает постоянно там, где изволит присутствовать государь император или члены императорской фамилии». Так, «в садах, где августейшие особы изволят прогуливаться», стражники обязаны заблаговременно осматривать «аллеи и места, по которым обыкновенно прогулка бывает», и «обращать внимание на то, не скрывается ли кто-нибудь в клумбах, кустах или за деревьями и постройками». «При отсутствии публики» полагалось «держаться на значительном расстоянии, дабы не обращать на себя внимание», а в случае «появления публики» необходимо задержать лиц, которые, «пробираясь сквозь толпу, стараются приблизиться к высочайшим особам с подозрительными намерениями», а также «лиц, заметно переодетых в платье крестьянское или другое, несообразное с их наружностью и, очевидно, одетое с какой-нибудь предубедительной целью». В мае 1866 г. всем сотрудникам Охранной стражи выдали пронумерованные служебные удостоверения, напечатанные на бумаге с водяными знаками, в которых указывалось, что «предъявитель сего состоит при III Отделении». Сотрудники правительственной спецслужбы охраняли царя в статском платье, на которое выделялись специальные средства, и лишь «в особых случаях» малая часть охраны могла быть «наряжена» в форменную одежду. В инструкции подчеркивалось, что стражники «должны держать себя так, чтобы на них не было обращено внимание общества». Они не должны никому сообщать о своих обязанностях, «когда им необходимо содействие наружной полиции, они предъявляют только свои особые билеты, которые отнюдь не передают никому под страхом самой строгой ответственности».

Обер-офицер Особое значение при охране персоны Александра II в Зимнем дворце, Царском селе, в поездках по стране, а также на отдыхе в Ливадии играл т.н. Собственный Его Императорского Величества Конвой (далее в тексте СЕИВК), воинское подразделение в составе двух эскадронов (в эскадроне 100-120 человек). У кабинета государя стояли всего лишь унтер-офицер и два казака. И только во время приемов и балов в подъезд царя назначались из конвоя "для снятия пальто" семь нижних чинов. Одно время командовал конвоем флигель-адьютант полковник Петр Романович Багратион, а в 1858-1864 годах - генерал-лейтенант Дмитрий Иванович Скобелев, отец "Белого генерала" Михаила Дмитриевича Скобелева. Основным этническим ядром конвоя были казаки из Терского и Кубанского казачьих войск. В Конвое также проходили службу черкесы, ногайцы, другие горцы-мусульмане Кавказа, азербайджанцы (команда мусульман, с 1857 года четвёртый взвод Лейб-Гвардии Кавказского эскадрона), грузины, крымские татары, другие народности Российской Империи. Официальной датой основания конвоя считается 18 мая 1811 года. 30 апреля 1917 года, по решению и Декрету Временного правительства — СЕИВК был расформирован и отправлен по домам, а некоторые офицеры данного формирования составили костяк Кавказской конной туземной дивизии (т.н. «Кавказский туземный конный корпус» или «Дикой дивизии»), участвующей в Гражданской войне на стороне А.Деникина и А. Колчака. При отдыхе Александра II и других монархов в Крыму, основные обязанности СЕИВК были следующие:

  • охрана внешнего периметра резиденции «Ливадия»;
  • охрана внутреннего периметра резиденции «Ливадия» на территории лесопарковой зоны и во дворце вместе с Охранной командой III Отделения;
  • зачистка трассы от посторонних лиц и конных экипажей перед и во время следования эскорта Александра II;
  • устройство мобильных засад в пути следования эскорта для блокирования лиц с террористической направленностью и профилактика отслеживания потенциальных информаторов, следящих за маршрутами царской четы;
  • блокирование агрессивных толп людей, разбор завалов и связывание встречным боем террористических групп из организаций «Народная Воля» и «Земля и Воля»;
  • эвакуация императора Александра II при попытках террористических актов с места нападения, а также подмена лошадей в карете при случае их гибели во время взрыва или стрельбы.

Имение «Ливадия»Часто у людей несведующих возникает вполне законный вопрос, а часто ли монаршие особы Российской империи пребывали на отдыхе в имении «Ливадия»? Так как я начал повествование с родоначальника госдач в Крыму, а именно с Александра II, то на данный вопрос ответить можно следующим образом. Повторно, то есть после лета 1866 года, августейшая семья приехала лишь через два года, в июле 1869. Путешествовали Романовы сначала поездом до Одессы, потом по Чёрному морю до Севастополя, а уже от него до на Ялты. Обращу внимание читателей на тот факт, что только в 1863 году в Петербурге решили провести из Одессы в Балту (город районного значения в Одесской области Украины, административный центр Балтского района) стратегически важную железную дорогу на государственные средства. Одной из главных целей прокладывания данной железной дороги, кроме доставки войск в южные регионы империи, было укорачивание маршрута следования Александра II с семьёй от Санкт-Петербурга до имения «Ливадия». Для управления строительными работами прислали барона Унгерн-Штернберга, поручив общее руководство проектом губернатору края - генерал-адъютанту П.Е.Коцебу. 4 мая 1863 года состоялась торжественная закладка Одесско-Парканской железной дороги, а затем началось сооружение ширококолейной ветки от Раздельной до Балты. В декабре 1864 года, на основании Высочайшего указа Александра II, Одесско-Балтскую железную дорогу начнут прорладывать по новому маршруту - через Кременчуг до Харькова. В 1869 году летнюю резиденцию «Ливадия» посетил наследник династии Романовых – великий князь Александр Александрович (будущий император Александр III, отец Николая II) с супругой Марией Федоровной. Наследник поселился в специально построенном для него дворце, который ему очень понравился и на долгие годы стал любимым местом отдыха. Здесь царская семья могла расслабиться от бесконечных официальных мероприятий и строгого церемониала северной столицы. Последний раз Александр II был в Ливадии летом 1880 года, до его трагической гибели, в марте 1881 года, оставалось всего полгода. В 1891 году территория царской резиденции в Ялте увеличилась за счет Ореанды, приобретенной у наследников Великого князя Константина, и достигла 380 га. Все вышеназванные приобретения были оформлены на баланс Министерства императорского двора и уделов и официально числились государственной собственностью, а точнее собственностью Дома Романовых. Тут я внесу ясность и сделаю небольшую сноску по теме, разъяснив читателю, что именно за организации в 19-ом веке курировали государственные царские резиденции в Российской империи и как точно они назывались.

Ливадийский дворцово-парковый комплекс

Министерство императорского двора и уделов было образовано Высочайшим указом Николая I от 22 августа 1826 года путем объединения ряда разных по назначению учреждений, существовавших ранее и обслуживавших главу государства и чету Романовых. В настоящее время полным аналогом ранее существовавшей правительственной структуры является Управление Делами Президента РФ, во главе которого стоит В.И. Кожин. Министр Императорского двора и уделов находился в непосредственном подчинении Императора, являлся одновременно и министром уделов, руководившим Департаментом уделов, а также управляющим Кабинетом Е.И.В. Как понятно из вышеприведенного текста, в структуру Министерства императорского двора и уделов, ведавшим всем движимым и недвижимым имуществом четы Романовых на территории Российской империи, входил Департамент уделов, фактически исполнявшим роль Хозяйственного управления при Дворе Е.И.В. Во времена СССР продолжателем традиций этой организации стало АХО ВЦИК/ХОЗУ ЦИК/СНК/Совета Министров, которое по своему штатному расписанию, структуре и задачам полностью было скопировано с царского Департамента уделов Секретарем Президиума ЦИК А.С.Енукидзе. Интересно, что с сентября 1922 года при А.С. Енукидзе состоял референт, сотрудник АХО ВЦИК Абакумов Анатолий Алексеевич – бывший помощник князя В.С. Кочубея. А.А. Абакумов после Октябрьской революции 1917 года, будучи весьма способным экономистом, решил не эмигрировать с коллегами из Главного управления Уделов, а пойти тихо и незаметно служить у большевиков в АХО ВЦИК. Следы этого «серого кардинала» АХО ВЦИК/ХОЗУ ЦИК после 1933 года теряются, во всяком случае в ГА РФ я больше не нашел упоминаний об А.А. Абакумове. Я считаю, что после перевода А.А. Абакумова в экономическую группу ВСНХ и т.н. «Дела Промпартии» (крупный судебный процесс в СССР по делу о вредительстве в промышленности, состоявшийся 25 ноября — 7 декабря 1930 года), его арестовали по второму кругу на стыке 1933-1934 года по подозрению во вредительстве. На самом же деле, «вредитель» А.А. Абакумов сделал в период с 1922 по 1926 год невозможное в СССР - он значительно упростив крайне раздутую по штатному расписанию АХО ВЦИК, создал на его костях новую мощную жизнеспособную структуру – ХОЗУ ЦИК СССР, которое под разными названиями просуществовало более 65 лет, вплоть до своего упразднения и реорганизации в декабре 1991 года. Интересный факт: первый глава ХОЗУ ЦИК Н.И. Пахомов (с 06.07.1926 по 28.01.1938 года) находился под сильным влиянием экономиста А.А. Абакумова и редко принимал решения без консультаций с последним.

Добавить комментарий