В июне 1887 года Н.П. Краснов переезжает в Ялту. А 31 октября 1887 года Городская Дума г. Ялты утвердила прошение Н. П. Краснова в должности городского архитектора с правами государственной службы, окладом 900 рублей. В этой должности он пробыл до декабря 1899 года. Будучи главным архитектором г. Ялты, Н.П. Краснов участвует в постройке следующих зданий и сооружений:

  • ялтинский собор Александра Невского в псевдорусском стиле, по проекту архитектора Л. И. Шаповалова — куратор постройки, автор интерьеров и иконостаса;
  • церковь святой Нины в Ялте;
  • проект реставрации Бахчисарайского дворца;
  • собственный особняк (1903 год) на Николаевской улице в Ялте;
  • особняк кн. Н. А. Барятинской в ее имении «Сельбилляр» (ныне санаторий им. Кирова) и созданный единый усадебный комплекс — двухэтажный дом в стиле итальянского Ренессанса на 14 комнат с двумя флигелями, парк, плодовый сад с виноградником, хозяйственные постройки (строительство с 1892 по 1894 годы);
  • дворец «Дюльбер» в Мисхоре в мавританском стиле для великого князя Петра Николаевича, двоюродного дяди Николая II;
  • дача Я. П. Семенова в Симеизе в стиле английского модерна;
  • вилла «Ксения» В. А. Чуйкевич в стиле так называемого северного модерна;
  • дом купца Е. О. Майтопа на Пушкинском бульваре в Ялте, в духе «венского сецессиона»;
  • дом учителя И. Н. Загордана на Дворянской улице в Ялте, в духе венского «сецессиона»;
  • костел в готическом стиле (затем в нем размещался краеведческий музей, ныне возвращен прихожанам);
  • дворец в имении Харакс (санаторий «Днепр») в стиле швейцарского шале (тип сельского дома), строился с 1905 по 1907 годы;
  • Юсуповский дворец в Кореизе;
  • охотничий дом князя Юсупова в селе Коккоз (ныне Соколиное), построен в (1910 году);
  • дача «Мурад-Авур» Н. Н. Комстадиуса в Мисхоре;
  • закончил строительство здания банка Общества взаимного кредита в Симферополе (1914—1915);
  • вилла «Виктория» С. Крыма в Феодосии (1914—1915);
  • дача Н. С. Свиягина в Симеизе (1914—1915);

В 1911 году, Н.П. Краснов за многочисленные достижения в области архитектуры и создание зданий для Главного управления уделов Е.И.В. был пожалован званием Архитектора Высочайшего Двора, чином статского советника. В 1913 году Н.П. Краснов получил почётное звание академика архитектуры. В 1919 году вместе с женой Анной Михайловной и дочерью Н.П. Краснов, будучи потенциальной мишенью для красного террора, эмигрировал на пароходе «Бермудиан» в Константинополь. В 1920—1922 годах проживал с семьей на Мальте. С 1922 года переехал в Югославию, поближе к русским эмигрантам и осел в Белграде. В Белграде Н.П. Краснов устроился в Министерство строительства Королевства СХС, где стал инспектором Архитектурного отделения, в котором 17 лет, до самой смерти в 1939 году руководил проектной группой в отделе по монументальным строениям. Хотя настоящим его именем было Николай, в знак благодарности новому отечеству на всех проектах он подписывался как Никола. Никола Краснов оставил после себя самый значительный след в архитектуре Белграда. Скончался великий русский зодчий и наиболее выдающийся архитектор резиденций русских императоров Н.П. Краснов 8 декабря 1939 года в Белграде.

Никола́й Петро́вич Красно́вМежду тем, Н.П. Краснов, нам интересен, конечно же, не как просто архитектор, своевременно выполняющий заказы русских нуворишей и Главного управления уделов Е.И.В., а как создатель наиболее выдающегося памятника архитектуры – так называемого «Белого дворца», величие и культурную ценность которого, так и не оценили пришедшие к власти большевики. Впрочем, обо всём по порядку. Белый дворец (начато строительство в конце марта 1909 года, а окончено в апреле 1911 года) — самое знаменитое сооружение архитектора Н.П. Краснова и наиболее значимая летняя резиденция Дома Романовых до 1917 года в плане роскоши, местоположения и размера территории. Ансамбль дворца был построен по личному заказу императора Николая II, который фактически и стал главным инициатором постройки данного здания, искренне считая, что по размаху вложенных сил и средств этот объект должен стать образцом для подражания следующим поколениям (можно и таким образом интерпретировать постройку величественного Ливадийского дворца - это прижизненный памятник императору Николаю II и некий символ правления династии Романовых на территории Крымского полуострова начала 20-ого века. Прим. Автора). Я всё-таки думаю, что Николай II в этом своём убеждении ошибся и победившая «чернь» под руководством мудрого товарища Сталина в дальнейшем стала возводить принципиально другие здания, т.н. «госдачи», покрашенные снаружи зеленой краской, а внутри отделанные панелями из карельской березы, дуба и бука. Можно даже провести исторические параллели между творчеством главного архитектора Архитектурно-проектной мастерской ХОЗУ ЦИК СССР М.И. Мержановым и Архитектором Высочайшего Двора Главного управления уделов Е.И.В. Н.П. Красновым, при исследовании которых выяснится то, что назвать здания, построенные на основе проектов «придворного зодчего» т. Сталина «культурным наследием ХХ-ого века» просто не поворачивается язык. И наоборот – здания и сооружения, выполненные на основе проектов Н.П. Краснова до сей поры считаются шедеврами архитектуры мирового значения. Замечу, что данное строительство новой летней резиденции началось не спонтанно, и имело под собой серьезные обоснования.

«Белый дворец»Начало строительства знаменитого Белого дворца в Ливадии, а также освящение закладки фундамента состоялось 23 апреля 1910 года. Однако работу над проектом данного здания и его внутреннего убранства архитектор Н. П. Краснов вёл с осени 1909 года, постоянно корректируя их с В.С. Кочубеем и Николаем II при помощи фельдегерской почты. Несмотря на весьма серьезные трудности строительства (из-за сложности рельефа и каменистого грунта земляные работы велись очень медленно, непогоду, морозную зиму, снегопады, сдача объекта состоялась по плану - 14 сентября 1911 года. Белый дворец, последняя царская резиденция четы Романовых, был построен в стиле итальянского Ренессанса, этот стиль в дореволюционном искусствоведении именовался «нежным». Дворцовый комплекс, парк, здания украшенные резьбой по мрамору, скульптуры, интерьеры комнат, парадные залы — были созданы всего за 17 месяцев.. Звания, награды, почетные назначения последовали одно за другим. 5 октября1911 года Н. П. Краснов был пожалован в Архитекторы Высочайшего Двора и награжден орденом Св. Владимира 4-й степени, 6 декабря того же года причислен к Главному Управлению Уделов с возложением затем на него «технического наблюдения за всеми строительными и мебельно-обойными работами во дворцах и прилегающих к ним постройках», которые планировались в последующие годы в Ливадии. В октябре 1913 года ялтинский зодчий избирается Петербургской Академией художеств академиком и утверждается в чине надворного советника.

Как известно, мирная жизнь закончилась в Российской империи 28 июля 1914 года, началась кровопролитная Первая мировая война. Вступление в войну Турции осенью 1914 года привело к военным действиям на Черном море, в связи с чем началась эвакуация ценных вещей из имения Ливадия из-за угрозы переноса военных действий на Крымский полуостров. 5 ноября 1914 года «по распоряжению военных властей из Дворца имения Е. И. В. „Ливадия“ для сдачи в Московское дворцовое управление» было отправлено 24 ящика с собственными вещами «Их Императорских Величеств». Содержимое ящиков составляли ценные предметы, куда вошли портреты августейших особ в дорогих, вышитых золотом, рамах, пепельницы, табакерки, ножи для бумаг, украшенные драгоценными камнями, печать горного хрусталя, золотой ключ в бархатном футляре, золотой брелок, более сотни декоративных блюд, поднесенных в разные годы царской семье. Из кабинета Николая II были изъяты также старинное кремневое ружье, револьвер «Браунинг» № 65, коробочка с 50-ю пулями и другие личные предметы. С этой партией вещей были отправлены в Москву и многочисленные ценные иконы. 17 ноября возвратившийся из Москвы чиновник Ливадийского имения Н. Протасьев докладывал управляющему о выполнении возложенного на него поручения. К рапорту прилагались «две накладных с расписками на них хранителя Палаты и Дома Бояр Романовых камергера Высочайшего Двора В. Трутовского в принятии на хранение». Тогда же, осенью 1914 года, была временно вывезена на Эреклик часть дворцовой мебели и позже, весной 1917 года, возвращена в Ливадию. После отречения императора Николая II, в середине марта 1917 года, в Ливадию прибыли комиссар Ялтинского градоначальства Н.Н. Богданов и члены комитета общественной безопасности для осмотра и принятия мер по охране дворцов бывшей царской резиденции.

16 января 1918 года в Ливадии была установлена Советская власть. А уже через 3 месяца, 30 апреля 1918 года Ливадию заняли немецкие оккупационные войска. Немцы варварски разграбили дворцы, а также складские помещения с ценным имуществом, неэвакуированным в Москву до 1917 года. Большое количество мебели из ливадийских дворцов было вывезено в Симферополь для резиденции командующего войсками генерала фон Коша, офицерского помещения дивизии ландвера и здания, где разместилось новое "краевое правительство". В ноябре 1918 года немецких оккупантов сменили англо-французские войска Антанты и белогвардейцы А.И. Деникина «Добровольческой армии». В ноябре 1920 года с установлением советской власти в Крыму имение «Ливадия» национализировали, и на его землях был создан, как это не смешно, совхоз «Ливадия».Весной 1921 года ливадийские дворцы с инвентарем были переданы Наркомату образования РСФСР, комиссия которого, произведя 1 июля 1921 года осмотр Большого дворца, пришла к заключению, что «Новый Большой дворец, не являясь высокохудожественным произведением искусства, вместе с тем представляет из себя яркий большой общегосударственный исторической ценности памятник эпохи последнего русского самодержца», в связи с чем «должен быть сохранен как яркая красочная страница истории последнего царствования на Руси». Но уже в феврале 1922 года прибывшая в Ливадию комиссия по учету, охране, концентрации и изъятию ценностей возглавляемая В.П. Бугайским, отобрала в Белом дворце неучтенную по инвентарной книге этого здания партию ковров, картин, напольных ваз и других ценностей, реквизировала их, и увезла на автомобиле в неизвестном направлении. Вскоре последовало новое изъятие инвентарного имущества в бывшей царской резиденции. В служебной записке, направленной в Управление совхозов «Ливадия» и «Ореанда», смотритель дворцов С. П. Онищук сообщал, что «в промежуток времени с 25 февраля по 1 марта 1922 года комиссия под председательством В.П. Бугайского, согласно Актам приёмки-передачи № 24, 25, 27, 28, 30, произвела выемку ценных вещей из Большого дворца. Только по акту № 24 было изъято 200 наименований предметов, включавших десятки фарфоровых ваз Императорского завода, акварели Шилова, Волкова, Соломко, Шнейдера, Стевенса, картины Айвазовского («Ночь в Крыму», «У Алушты», «Судакский берег», «Старая Ялта») и многое другое». Любопытно, что на основании распоряжения Крымсовхознаркома от 29 июня 1922 года постепенно опустошавшиеся бывшие царские дворцы с оставшимся полусломанным инвентарем были переданы заведующему Крымохрисом А.И. Полканову «для последующего размещения в них музея быта последней династии Романовых». Отмечу, что этот, с позволения сказать, «музей» просуществовал недолго, до открытия в 1925 году в имении и бывшей царской резиденции Ливадия «крестьянского курорта», как написано в документах той эпохи. Я не знаю, к сожалению, что обозначает словосочетание «крестьянский курорт», который размещен в покоях бывшего императора Российской империи. То ли там должны были быть смонтированы стойла для годовалых тёлушек и сшитые из сосновых горбылей помещения для поросят-отъёмышей, то ли предусмотрены закрома для комбикорма и ямы для силоса, то ли сбиты многоярусные нары для ночёвки ядреных деревенских девок и розовощёких пареньков с пудовыми кулаками и натруженными руками с мозолями….Не знаю, право слово. Почему произошла подобная, мягко говоря, нелепость? Что это было? Акт мщения бывшим властителям империи? Нет, ничего подобного – просто вопиющая некомпетентность и трагикомическая бездарность новых руководителей страны, возомнивших себя повелителями людских масс, сошедших с ума от рек крови и вседозволенности.

В конце 1924 года населенный пункт Ливадия с лесом и парком был передан Главкурупру - Главного управления курортов и санаториев народного комиссариата здравоохранения СССР для размещения в нем отдыхающих, бывших политкаторжан. Правда, Постановлением СНК СССР от 28 октября 1924 года было поручено «комиссии тов. Смольянинова совместно с Наркомпросом обсудить вопрос о необходимости сохранения в Большом и Малом ливадийских дворцах художественных ценностей и в частности выделения для этой цели части помещения дворцов», а именно восьми комнат на втором этаже Большого дворца и двух — в Малом, которые на протяжении нескольких лет использовались в качестве музея». Несколько ниже по тексту я еще коснусь более подробно советского периода имения «Ливадия», и в частности его функционирования до июня 1941 года. А сейчас я попрошу читателя несколько отвлечься от нудного перемалывания темы постепенного угасания бывших роскошных особняков царской четы в Крыму и остановиться более подробно на судьбе членов императорской фамилии после 1917 года, ибо эта тема вполне отвечает нынешней актуальной теме захвата власти на Украине в феврале-марте 2014 года криминальными группировками.

В настоящее время, исследованные архивные исторические данные дают понять, что только германское вторжение на Крымский полуостров в апреле 1918 года спасло находившихся на территории резиденций Ливадия и Ореанда представителей Дома Романовых от расправы. В своих имениях на Южном берегу Крыма с конца весны 1917 года по соответствующим разрешениям Временного правительства проживали: Великий князь Николай Николаевич (в имении «Чаир»), вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, Великий князь Александр Михайлович, Великая княгиня Ольга Александровна ( в имении «Ай-Тодор»), а великий князь Пётр Николаевич с семьёй проживал в имении «Дюльбер». В Мисхорском дворце, собственности Ф.Ф. Юсупова, имении «Кореиз» — обосновалась богатейшая семья княжеского рода Юсуповых. Всего в Крыму находилось семнадцать представителей бывшего царствующего дома. Ялтинский совет ВКП (б) и местный отдел ЧК неоднократно требовал от Петрограда санкций расправиться с представителями Дома Романовых, начиная уже с первых вспышек террора декабря 1917 года. Только твёрдая позиция комиссара Севастопольского революционного совета матроса Ф. Л. Задорожного, прибывшего в Крым из Петрограда со специальным заданием охранять Романовых и выполнять исключительно приказания центральных властей, предотвратили скорую расправу. Так и не получив от Центра никаких указаний касательно судьбы четы Романовых, отряд матросов под командованием Ф.Л.Задорожного охранял родственников императора Николая II до прихода германской оккупационной армии, после чего был отпущен в Советскую Россию. Любопытно, что хотя германские офицеры и намеревались казнить Задорожного вместе с его отрядом, державших членов царствующего дома под арестом, за них вступились сами Романовы, выхлопотав для своих телохранителей право по собственному желанию покинуть территорию Крыма.

Добавить комментарий