Бывшая госдача №27 Мюссера

В последние 20 лет, после развала СССР, многие российские журналисты и историки неоднократно принимались обличать номенклатурные объекты отдыха Управления делами ВКП (б) – КПСС, а также ЦИК – СНК – СМ СССР, в том числе так называемые государственные дачи, расположенные в городе Сочи и на территории бывшей Абхазской АССР. К глубокому сожалению, не имея документальных данных по этой непростой теме (практически вся архивная информация находится в ведении ФСО и Управлении делами Президента РФ), псевдоисторики и дилетанты журналисты внесли в умы общественности чрезвычайно много путаницы и откровенной лжи. Особенно противоречивой и нелепой, в изложении современных историков, выглядит период зарождения государственных дач для высшего партийного руководства страны, в том числе и для И.В. Сталина. Например, старейшая государственная дача УД ЦК ВКП (б) «Мюссера», находящаяся рядом с посёлком аналогичного названия в Республике Абхазия, до настоящего времени не имеет своей правдивой опубликованной истории.

Именно этим обстоятельством в первую очередь определяется актуальность настоящей статьи, основанной на архивных материалах, впервые вводимых в научный оборот. Автор попытался вне зависимости от политической конъюнктуры дать справедливые оценку тем историческим фактам, которые сопутствовали строительству бывшей госдачи №27 «Мюссера» и лицам причастным к её созданию и функционированию. Хочу также обратить внимание читателей на тот факт, что в 2012 году исполняется 80 лет первой госдаче И.В. Сталина, расположенной на территории Абхазии.

Дома отдыха ЦИК в период с 1932 по 1938 года

Пляж

Для того, чтобы читатель более полно себе представил все перипетии и метаморфозы, предшествующие появлению на свет объектов отдыха, расположенных на Кавказском побережье Чёрного моря, использовавшихся для отдыха И.В. Сталина, мне придётся внести ясность в само понятие «государственная дача», столь распространенное сейчас в СМИ и в Интернете. Особо охраняемые объекты – Дома отдыха для руководителей ЦИК СССР (Центральный Исполнительный Комитет – высший орган государственной власти в СССР в период с 1922 по 1938 год) и Политбюро ЦК ВКП (б) (высший руководящий орган компартии в СССР с 1919 по 1952 год) фактически стали строиться и нормально функционировать с образованием 06 июля 1926 года Хозяйственного управления ЦИК, в соответствие с Постановлением Секретариата ЦИК. Начальником ХОЗУ ЦИК СССР стал Николай Иванович Пахомов (в период с 1926 до 1934 год), напрямую контактировавший со всей партийно-государственной верхушкой тогдашнего СССР и решавший абсолютно все административно-хозяйственные вопросы, связанный с отдыхом номенклатурных работников. На ХОЗУ ЦИК СССР (располагалось в здании ГУМа) возлагалось материально-техническое обеспечение, планово-оперативное руководство всеми домами отдыха ЦИК в Москве и Подмосковье, Сочи, Грузинской ССР в составе ЗСФСР (до 05.12.1936 г) и Абхазской АССР (с 19.02.1931 года), а также ряде других регионов (смотрите Таблицы №1 и №2), а также составление проектов новых зданий и их строительство.

ДАЧА СТАЛИНА В МЮССЕРЕ:

Просмотреть увеличенную карту

В составе ХОЗУ ЦИК СССР с 1930 года стала работать Архитектурно-проектная мастерская, а в июне 1931 года её руководителем стал М.И. Мержанов, известный по своим проектам госдач «Холодная речка», «Зеленая роща», «Ближняя» и «Бочаров ручей» (здание постройки 1934-1938 года, существующее по сей день). По решению ЦИК, в мае 1929 года Кавказское побережье Чёрного моря, от Шепси (Туапсинский район) до Гагр (ССР Абхазия), обследовала специальная правительственная комиссия под руководством члена президиума ВСНХ Александра Васильевича Шотмана. По результатам своей работы комиссия предоставила для ВЦИК РСФСР доклад об уникальности в лечебном отношении Черноморского побережья Кавказа, и в частности г. Сочи и Гагринского района ССР Абхазии, а также рекомендации о выделении бюджетных средств на его курортное развитие, в частности строительства домов отдыха для руководящих работников партии и правительства. Одновременно с комиссией А.В. Шотмана работала научная экспедиция Наркомздрава РСФСР под руководством ведущего сотрудника Главного курортного управления Н.Е. Хрисанфова, которая также пришла к выводу о целесообразности строительства объектов лечения и отдыха в Сочинско-Мацестиной геогафической зоне и на территории Абхазии. 31 декабря 1931 года выходит Постановление ЦИК и ЦК ВКП (б) «О развитии курортов Закавказской республики», где было указано провести реконструкцию бывших объектов курортной сферы до 1917 года, а также начать новое строительство домов отдыха, водолечебниц и пансионатов на территории СРР Абхазии и Грузинской ССР (например, водолечебниц в Боржоми «Ликани», Цхалтубо, Бакуриани и Цаиши). Особая роль отводилась борьбе в Пицунде и Гагре против малярии (в 1922-1923 годах в Гагре и Пицунде прошли массовые эпидемии малярии, сильно повлиявшие на репутацию курортов), при помощи мелиоративных работ и интродукции рыбы гамбузии, привезенной из Италии.

судно ДельфинНа основании выводов этой комиссии и научной экспедиции, с полного одобрения Политбюро ЦК ВКП (б), ХОЗУ ЦИК в тесном взаимодействии с Оперативным отделом ОГПУ СССР стали переоборудовать для лечения и отдыха высшего партийного руководства страны бывшие дворянские особняки (в то время эти особняки называли мыза – т.е. усадьба, предназначенная для отдыха и развлечений), пансионы, водолечебницы на территории г. Сочи (см. Таблицу №1) и г. Гагры. После реконструкции эти особняки перешли на баланс ЦИК СССР и под охрану 4-ого отделения Оперода ОГПУ (с 01.01.1930 г начальник А.Ф. Дицкалн) и стали называться по месту их нахождения, например Дом отдыха ЦИК «Зензиновка» (впоследствии на этом месте будет построена госдача Сталина «Зелёная роща»). Самого понятия «государственная дача» в период с 1926 года по 1944 год в документах ЦИК, СНК, 1-ого Отдела ГУГБ НКВД, Управления делами ЦК ВКП (б), относящегося к особо охраняемым объектам, тогда не существовало. Однако в документах УД ВКП (б), 5- ого Отделения Оперода ОГПУ СССР (впоследствии 1-ого Отдела ГУГБ НКВД СССР, начальник комиссар госбезопасности 2 –ого ранга К.В. Паукер) с 1931 года присутствует термин «дача особого назначения» с литерной нумерацией, под которым подразумевается особо охраняемый объект, отведенный для отдыха Политбюро ЦК ВКП (б).

Тем не менее, И.В. Сталин, а также все его ближайшие соратники с 1930 года по 1933 год отдыхали в г. Сочи и в ССР Абхазии (Дом отдыха ЦИК «Гагра-2» и Дом отдыха ЦИК «Синоп») исключительно в мало приспособленных для этого зданиях, именуемых Дома отдыха ЦИК, как правило, дружной компанией, не утруждая себя многочисленной охраной и особыми мерами безопасности. Все объекты отдыха ЦИК, по требованию ОГПУ-НКВД, находились в непосредственной близости от железнодорожной дороги и автомобильных путей сообщения грунтового или шоссейного типа. Все проекты размещения домов отдыха ЦИК в труднодоступных местах предгорья, изобиловавшими обвалами, оползнями и камнепадами, категорически отвергался ОГПУ-НКВД. Лечение и отдых в Домах отдыха ЦИК осуществлялся исключительно по путёвкам ХОЗУ ЦИК с подписью начальника этого управления Н.И. Пахомова (в дальнейшем, с 1938 года стал М.В. Рыдаев). Необходимо отметить, что все заказные проекты Домов отдыха ЦИК, размещенные в Архитектурно-проектной мастерской ХОЗУ ЦИК СССР, до и после ее руководства М.И. Мержановым, никогда не назывались термином «государственная дача» и не были адресованы конкретно определенной личности, в соответствие с её вкусами, а выполнялись для отдыха группой лиц, а именно Политбюро ЦК ВКП (б).

Так, например, Дом отдыха ЦИК «Холодная речка», строился в период 1932-1933 год для отдыха членов и кандидатов в члены Политбюро, в соответствие с предоставленным им отпуском и политическими реалиями того времени. А в Доме отдыха ЦИК «Мюссера» (об этом подробнее ниже по тексту), больше всего времени проводили А.И. Микоян и В.М. Молотов, а не И.В. Сталин, т.е. фактически объекты не закреплялись персонально. Со временем, по мере укрепления политической власти в стране, лично И.В. Сталину и его ближайшим соратникам стало отчётливо ясно, что для отдыха необходимо строить особо охраняемые объекты, в которых можно будет уединиться от номенклатурных работников низшего звена и перестать играть в дешёвую демократию. 16 апреля 1938 года было принято очередное Постановление Президиума Верховного Совета СССР «О реорганизации аппарата Президиума Верховного Совета СССР», на основании которого большая часть Домов отдыха ЦИК передавались в ведение ХОЗУ Управления делами СНК СССР (в связи с упразднением ЦИК СССР 12.01.1938 года), а меньшая часть этих объектов отошла к ГУГБ НКВД (смотрите Таблицу № 3 и 4).

На территории этих объектов ГУГБ НКВД, расположенных в г. Сочи и в Абхазской АССР, остались здания номенклатурных санаториев, гостевые дома и дачи особого назначения для отдыха членов и кандидатов в члены Политбюро. Примечательно, что в документах того времени, относящихся к функционированию этих объектов в Сочи и в Абхазии в период с 1938 по 1944 год, нет служебного термина «государственная дача» с литерной нумерацией. Весьма интересно, что дачи особого назначения, а позже государственные дачи с литерной нумерацией, стояли на балансе как в УД ЦК ВКП (б), так и в 1-Отделе ГУГБ НКВД. Термин «государственная дача» с литерной нумерацией стал использоваться в служебных документах ГУО МГБ после 1946 года, когда после реорганизации наркоматов в министерства многое в стране изменилось и названия особо охраняемых объектов в том числе. После 1946 года, объекту УД ВКП (б) и ГУО МГБ «Мюссера» присвоили литерный номер «27»

Таблица №1
Объекты Хозяйственного управления ЦИК СССР – Дома отдыха на Кавказском побережье Чёрного моря, предназначенные для отдыха высших партийных функционеров и членов правительства СССР (согласно номенклатурному перечню ХОЗУ ЦИК и 4-ого отделение Оперода ОГПУ СССР)
Название объекта до 29.12.1932 гРасположение объекта в СССРПорядковый номер строений входящих в состав объекта
1. Дом отдыха ЦИК «Синоп»Абхазская АССР, г. Сухуми, территория дендропаркаНет данных
2. Дом отдыха ЦИК «Пузановка»Азово-Черноморский край, г.СочиНет данных
3. Дом отдыха ЦИК «Блиновка»Азово-Черноморский край, г.СочиНет данных
4. Дом отдыха ЦИК «Зензиновка»Азово-Черноморский край, г. СочиДача особого назначения «Мацеста-1»

В 1931 году, рядом с Домом отдыха ЦИК «Зензиновка» (бывший пансион и имение «Михайловское» М. А. Зензиновой, жены чаеторговца М.М. Зензинова) строится дача особого назначения, именуемая в документах Оперода ОГПУ «Мацеста-1». На эту дачу, расположенную в Хостинском районе города Сочи, во время пребывания на ней Сталина, всегда приезжало руководство Азово-Черноморского края, ССР Абхазии и Грузинской ССР, добиваясь личной аудиенции, как у генсека, так и у других ближайших соратников вождя. Часто после долгого застолья и рекомендации влиятельных сподвижников из Политбюро, Сталин возвышал гостя или наоборот, тот надолго исчезал из политической жизни страны. Одним из самых близких боевых соратников по подполью и революционной деятельности в Закавказье у Сталина на долгое время стал Нестор Аполлонович Лакоба, занимавший пост Председателя ЦИК (с 17 апреля 1930 года) и Председателя СНК ССР Абхазии (с 09 февраля 1922 года). Н.А. Лакоба фактически стал главным инициатором и воплотителем идеи размещения Домов отдыха ЦИК в п. Холодная речка и п. Мюссера, впоследствии ставшими по его настоятельной просьбе местом отдыха И.В. Сталина, но об этом чуть ниже по тексту.

Таблица №2
Объекты Хозяйственного управления ЦИК СССР – Дома отдыха на Кавказском побережье Чёрного моря, предназначенные для высших партийных функционеров и членов правительства СССР (согласно номенклатурному перечню ХОЗУ ЦИК СССР и 1-Отдела ГУГБ НКВД СССР)
Название объекта до 31.12.1936 годаРасположение объекта в СССРПорядковый номер строений входящих в состав объекта
1. Дом отдыха ЦИК «Синоп»Абхазская АССР, г. Сухуми, территория дендропаркаНет данных
2. Дом отдыха ЦИК «Гагра-2»Абхазская АССР, г. ГаграНет данных
3. Дом отдыха ЦИК «Холодная речка»Абхазская АССР, Гагринский район, п. Холодная речкаНет данных
4. Дом отдыха ЦИК «Мюссера»Абхазская АССР, Гудаутский район, п. МюссераНет данных
5. Дом отдыха ЦИК «Сочи» (включая базу отдыха «Красная Поляна»)Азово-Черноморский край, г. СочиДача №11 «Сальве», Дачи №1-10
6. Дом отдыха ЦИК «Малый Ахун»Азово-Черноморский край, г. СочиНет данных
7. Дом отдыха ЦИК «Новая Мацеста»Азово-Черноморский край, г.СочиСанатории №7- 8, Дача особого назначения «Мацеста-1»
8. Дом отдыха ЦИК «Бочаров ручей»Азово-Черноморский край, г.Сочи№2

Таблица №3
Объекты Хозяйственного управления СНК СССР и 1-ого Отдела ГУГБ НКВД СССР на Кавказском побережье Чёрного моря, в соответствие с решением Президиума Верховного Совета СССР от 16 апреля 1938 «О реорганизации аппарата Президиума Верховного Совета СССР» (согласно номенклатурному перечню ХОЗУ СНК СССР и 1-ого Отдела ГУГБ НКВД СССР)
Название объекта с 01.09.1938 гРасположение объекта в СССРПорядковый номер строений входящих в состав объекта
1. Дом отдыха СНК «Сочи»Краснодарский край, г. СочиДача №11 «Сальве», Дачи №1-10
2. Дом отдыха СНК «Малый Ахун»Краснодарский край, г. СочиНет данных
3. Дом отдыха СНК «Гагры-2»Абхазская АССР, г.ГагрыНет данных
4. Дом отдыха ГУГБ НКВД «Бочаров ручей»Краснодарский край, г. СочиНет данных
5. Дом отдыха ГУГБ НКВД «Новая Мацеста»Краснодарский край, г.СочиСанаторий №7, Санаторий №8, Дача особого назначения №1
6. Дом отдыха ГУГБ НКВД «Холодная речка»Абхазская АССР, Гагринский район, п. Холодная речкаНет данных
7. Дом отдыха ГУГБ НКВД «Мюссера»Абхазская АССР. Гудаутский район, п. МюссераНет данных
8. Дом отдыха СНК «Синоп»Абхазская АССР, г. Сухуми, территория дендропаркаНет данных

Таблица №4
Объекты Управления делами ЦК ВКП (б) – Дачи особого назначения на Кавказском побережье Чёрного моря, в соответствие с решением Президиума Верховного Совета СССР от 16 апреля 1938 года «О реорганизации аппарата Президиума Верховного Совета СССР» (согласно номенклатурному перечню УД ЦК ВКП (б) и 1-Отдела ГУГБ НКВД СССР)
Название объекта с 01.09. 1938 гРасположение объекта в СССРПорядковый номер дач особого назначения
1. Дача особого назначения «Холодная речка»Абхазская АССР, Гагринский район, п. Холодная речкаНе определено
2. Дача особого назначения «Зелёная роща»Краснодарский край, г. СочиНе определено
3. Дача особого назначения «Мюссера»Абхазская АССР, Гудаутский район, п. МюссераНе определено
4. Дача особо назначения «Бочаров ручей»Краснодарский край, г. СочиНе определено

Жизнь, смерть и несбывшиеся надежды адепта сепаратизма Нестора Лакобы, а также правда об имении Степана Лианозова

Н. Лакоба

Не?стор (Чанагв) Аполло?нович (Чичуевич) Лако?ба родился 01 мая 1893 в селе Лыхны Гудаутского района Абхазии. В 1911 году был исключен из Тифлиской духовной семинарии за революционную пропаганду и антиправительственную деятельность на территории Грузинской губернии. В 1912 году Н. А. Лакоба вступил в РСДРП. Вёл активную партийную и пропагандистскую работу в Аджарии, Абхазии, затем на Северном Кавказе. В мае 1915 года окончил Грозненское реальное училище. В мае 1917 года стал делегатом 1-го Кавказского краевого съезда Советов. В 1918 году стал одним из руководителей восстания против грузинского меньшевистского правительства, являясь заместителем председателя Сухумского военно-революционного комитета и организатором партизанского отряда. В конце 1918 года Лакоба меньшевистским правительством был заключён в тюрьму в г. Сухум, а весной 1919 года выслан за пределы Грузии. В 1920 году по поручению Кавказского бюро ЦК РКП (б) руководил нелегальной большевистской организацией в Батуми, был уполномоченным Кубано-Черноморского ревкома по делам горцев. Лакоба по собственной инициативе начал руководить законспирированной диверсионной группой, которая совершала террористические акты в Батуми. Особенно известны стали такие акты террора, как убийство героя русско-турецкой войны генерал-лейтенанта В. П. Ляхова (30.04.1920 г) в Батуми, подрыв моста в г. Кобулети (регион Гурия, 21 км от г. Батуми), взрыв в трюме транспортного парохода «Возрождение» во время погрузки боеприпасов (10. 02.1920 г) для Добровольческой армии.

Главный вход

В феврале 1922 был назначен Председателем Совета Народных Комиссаров СРР Абхазии, а в апреле 1930 года по личной инициативе И.В. Сталина Н.А. Лакоба занял пост Председателя Центрального Исполнительного Комитета Абхазской АССР. Лакоба был человеком с многочисленными серьезными хроническими заболеваниями, так например он страдал тяжелой формой стенокардии, обостренной гипертонией с постоянными приступами тахикардии, однако все недуги тщательно скрывал от ближайшего окружения и от Сталина. Из-за сильной потере слуха, имея вторую степень тугоухости, Н.А. Лакоба постоянно носил (с 1926 года) слуховой аппарат Phonophor фирмы Siemens. За глаза Лакобу в Абхазии звали «Адагуа» - Глухой. Примечательно, что Нестор Лакоба имел двойника – Давлета Чантовича Кандалиа (он работал водителем и сотрудником охраны одновременно с 25 августа 1933 года), которого подобрал лично в целях безопасности, поэтому разговоры о том, что Председатель ЦИК Абхазии никого и ничего не боялся, являются чистейшей выдумкой.

Запасной выход

Лакобу в сталинском Политбюро считали тенденциозным политиком, бескомпромиссным, яростно отстаивающим на любых уровнях явно утопическую идею автономности Абхазии и её особого политэкономического статуса в СССР, а также проведения «умеренной» коллективизации, в соответствие с укладом жизни местного населения. Уровень его идей по предоставлению Абхазии максимум экономических, территориальных и политических преференций по современным меркам можно считать явным сепаратизмом. Н.А. Лакоба в течение многих лет убеждал Сталина (абхазский лидер в течение 7 лет приезжал по приглашению в Дома отдыха ЦИК «Зензиновка» и Пузановка», где отдыхал Сталин) присоединить Абхазскую АССР к Краснодарскому краю (тогда Азово-Черноморский край), причем оставив ей статус автономности, по аналогии с Адыгеей. К 1936 году, его постоянные идейные разногласия с верхушкой Политбюро и лично Сталиным достигли апогея.

Гельфрейх В.Г.

27 декабря 1936 г. Н.А. Лакоба, будучи вызван в Тбилиси, после пребывания дома у И. Сухишвили и Н. Рамишвили (основатели Ансамбля народного танца Грузии), отправился на ужин (по приглашению матери Берии – Марты Виссарионовны) в семью Первого секретаря ВКП (б) Грузии Л.П. Берии, после чего последний предложил пойти вместе в театр на премьеру балета «Мзечабуки». Через три часа после ужина у Лакобы, прямо в театре, начались симптомы, похожие на острый приступ стенокардии. Ранним утром в, 4 ч.20 мин, 28 декабря 1936 года Н.А. Лакоба умер, не приходя в сознание. Примечательно, что многочисленные утверждения о том, что Лакобу отравили ОВ на основе цианидов, по личному распоряжению И.В. Сталина и при участии Л.П. Берии, являются полной нелепостью (смерть Лакобы, возможно, связана с неоказанием ему квалифицированной медицинской помощи при приступе стенокардии, или, в крайнем случае, применении ОВ на основе яда кураре). Н.А. Лакобе устроили торжественные похороны в Сухуми, на которые собралось свыше 30 тысяч человек. Архитектор В.А. Щуко и автор проекта Дома отдыха ЦИК «Мюссера» В.Г. Гельфрейх прислали телеграмму со словами соболезнования в адрес ЦИК Абхазии.

В начале сентябре 1930 года, И.В. Сталин (приехал на отдых с женой Н. Аллилуевой и дочерью Светланой), начальник Оперода ОГПУ К.В. Паукер и Председатель ЦКК ВКП (б) Г. К. Орджоникидзе прибыли из Дома отдыха ЦИК «Пузановка» (располагался в г. Сочи) в Дом отдыха ЦИК «Синоп» (впоследствии, после 1946 года, Дом отдыха СНК «Синоп» был заселен вывезенными физиками-атомщиками из Германии и стал называться в документах МГБ «Объект А»), находящийся в г. Сухуми СРР Абхазии на кратковременный отдых. На правах хозяина их встречал Председатель ЦИК СРР Абхазии Н.А. Лакоба вместе с наркомом юстиции Грузинской ССР Г.Ф. Стуруа и председателем Абхазского ГПУ Г.В. Малания.

Дорога

После долгого разговора о политике и ситуации в ССР Абхазии, связанной с проводимой коллективизацией, тема бурных диалогов плавно сместилась к проведению будущего отдыха членов Политбюро, сотрудников ЦИК и СНК. Н.А. Лакоба, к удивлению Сталина и Орджоникидзе предложил на следующий день съездить на автомобиле и посмотреть бывшее имение нефтепромышленника С. Г. Лианозова в селении Мюссера Гудаутского района, на предмет переустройства этого здания под отдых членов Политбюро ЦК ВКП (б) и лично И.В. Сталина. Основные причины и мотивы, толкнувшие Председателя ЦИК Абхазии Лакобу на столь своеобразный широкий жест гостеприимства, были следующие:

- построить при помощи ВЦИК и СНК СССР первый в ССР Абхазии Дом отдыха для членов и кандидаты в члены Политбюро, и конкретно для Генерального секретаря ЦК ВКП (б) И.В. Сталина (Дома отдыха ЦИК «Гагра-2» и «Синоп» не пользовались расположением Сталина);

- приезжать в данный Дом отдыха ЦИК во время пребывания в нем И.В. Сталина и членов Политбюро на правах руководителя СРР Абхазии (в дальнейшем Абхазской АССР) для решения многочисленных политических и личных вопросов, связанных с карьерой и продвижением его ближайшего окружения;

- в связи с тем, что строительство Дома отдыха ЦИК в Мюссере будет осуществляться через ХОЗУ ЦИК СССР, а не бюджета Грузинской ССР в составе ЗСФСР, данный объект будет подчиняться напрямую Москве, а не Тбилиси.

- во время приездов на отдых Сталина и других членов Политбюро ЦК ВКП (б) в Дом отдыха расположенный в п. Мюссера, можно будет на достаточно жестких условиях, избегая присутствия руководителей Грузинской ССР, добиваться линии дегрузинизации Абхазии и вхождении её в состав РСФСР на правах автономной республики;

- будущий Дом отдыха ЦИК в Мюссере, Сталин, Лакоба и их ближайшее окружение могли использовать в качестве постоянного пристанища для занятия охотой (Сталин в период с 1929 по 1936 год достаточно активно участвовал в охотничьих забавах в Абхазии, стреляя птиц и зверя с известным егерем Константином Инал-Ипа).

Ну а пока, Лакоба только смог добиться только согласия Сталина на поездку в Мюссеру, в имение нефтепромышленника Лианозова. Чтобы читатель имел представление о бывшем владельце имения в поселке Мюссера, а также понимал, почему именно это здание в античном римско-греческом стиле из мрамора стало предметом интереса Председателя ЦИК Лакобы, я внесу некоторую ясность по существу данного вопроса. Для этого необходимо коснуться биографии «Русского Рокфеллера», нефтяного короля армянского происхождения С.Г. Линанозова, который кроме того, что построил настоящее чудо архитектуры в захолустном райском уголке Абхазии, но и стал основателем курортного поселка, названного им Мюссера, в соответствие с транслитерацией абазинского Мысра или Мысыра.

Степан Георгиевич Лианосян Имя при рождении: Степан Георгиевич Лианосян
Дата рождения: 9 августа 1873 года
Место рождения: г. Москва
Дата смерти: 10 августа 1949 года (76 лет)
Место смерти: г. Париж
Род деятельности: нефтепромышленник

Степан Георгиевич Лианозов (арм. ?????? ?????? ????????? — Степан Геворгович Лианосян) родился 9 августа 1873 года в Москве. По национальности армянин. Степан Лианозов являлся сыном крупнейшего нефте- и рыбопромышленника Российской империи Георгия Лианозова (1835-1907 г). После окончания гимназии в 1894 году поступил на естественный факультет Московского университета. В 1898 году закончил юридический факультет названного университета. Два года работал помощником присяжного поверенного округа Московской судебной палаты. В 1901 году переехал в г. Баку, где занялся нефтяным бизнесом. Директор-распорядитель и член правления свыше 20 нефтепромышленных и др. компаний.

28 июля 1912 года Степаном Лианозовым в Лондоне была создана «Русская генеральная нефтяная корпорация» («Russian General Oil Corporation», сокращенно «Ойль») с основным капиталом в 2,5 млн. фунтов стерлингов. В состав корпорации вошли три армянские и одна русская нефтепромышленные фирмы, элита русского банковского капитала и представители высшего света английского общества. Благодаря действиям Лианозова нефтяной сектор Баку стал привлекательным для иностранцев. С этой целью им в 1912 году в Англии была образована компания «British Lianosoff Wite Oil Company», а во Франции — «La Lianosoff Francais». В 1913 году с целью ввоза в Германию нефти, переработки и дальнейшей ее продажи им вместе с немецкими партнерами в Гамбурге была создана фирма «Deutsche Lianozoff Mineralol Import Act.Ges», с основным капиталом в 1 млн. марок. После октябрьского переворота 1917 года С. Г. Лианозов перебрался в Финляндию, где стал одним из организаторов антибольшевистского движения. Скончался в 1949 году, похоронен на кладбище в Пасси (Cimetriere de Passy) в предместье Парижа.

Поселок Мюссера

В 1907 году, после смерти отца, С.Г. Лианозов посетив крупное селение Мгудзырхуа (с 1886 года в него входило 8 поселений, в том числе Мысра) и, встретившись там с влиятельными абхазскими князьями, решил с их одобрения начать строительство дачного поселка для отдыха членов своей семьи и в перспективе проживания обеспеченных курортников из Москвы и Петербурга. Также Лианозов купил большое количество земельных участков рядом с Мюссерой, под будущее строительство проектируемого им курортного поселка с развитой инфраструктурой: электростанцией, магазинами, почтой и современного причала с водным транспортом для сообщения с Гагрой и Гудаутой. После почти полугодовой подготовки к строительству дачного посёлка, осуществленной в виде расширения и выравнивания грунтовой дороги от уездного города Гудоута до местечка Мысра, укрепления опор моста через реку Мчишта и постройки деревянного пирса (из пихты, дуба и бука). Лианозов, с 1908 года начал закладку фундамента будущего имения и гостиницы для потенциальных курортников. К 1910 году гостиница и имение были построены. Решен был и транспортный вопрос по сообщению с «Большой землёй», но, правда, своеобразно. Между Гудоутами и Мюссерой трижды в неделю стал ходить мотобот. После 1912 года Лианозов стал строить вторую гостиницу под названием «Вилла Роза», но и ее здание до сей поры не сохранилось.

Мраморные колонны

К глубокому сожалению, в наше время не сохранились фотографии и рисунки этого имения С.Г. Лианозова в первоначальном виде, однако даже развалины из итальянского мрамора (смотрите фото на сайте) внушают уважение к данному архитектурному проекту и построенному зданию. Примечательно, что опытный бизнесмен Лианозов, весьма очарованный этим местом и микроклиматом (Мысра хорошо защищена от холодных ветров грядой Мюссерского горного кряжа), решил основную часть строительных материалов привозить в Мысру-Мюссеру морем, а не грунтовой дорогой из Гудауты, принимая множество крупногабаритных грузов на собственном причале, построенном напротив сегодняшнего пансионата им. Н. Лакобы. Хочу обратить внимание читателей, что п. Мюссера входит в Пицундско-Мюссерский биосферный заповедник, площадь которого составляет 3,761 тыс.га. Создан этот заповедник был в 1885 году. До наших времен сохранился рекламный текст в газете «Санкт-Петербургские ведомости» за 1912 год, посвященный курортному проекту Степана Лианозова:

ЧЁРНОЕ МОРЕ
МЮССЕРА, вновь устраиваемый курортъ между Гаграми и Гудаутами, им?нiе С. Г. ЛIАНОЗОВА… Им?ется гостиница; полный пансiонъ отъ 2 р. 50 к. въ сутки.

В 1917 году, после эмиграции в Финляндию С.Г. Лианозова, его роскошное имение долго стояло никому не нужным и практически неразграбленным (если не считать мебель из палисандра и люстры из богемского хрусталя), по причине того, что местному абхазскому населению весьма трудно было на арбах тащить «добычу» в дальние сёла по разбитой каменистой дороге. От пирса, построенного почти четверть века назад остались только дубовые сваи, вбитые в дно глубокой бухты. К приезду в 1930 году в имение Сталина, Лакобы, а также их соратников по партии, имение Лианозова сильно заросло ежевикой и лианами, зияло выбитыми проемами окон без стекол, и производило на любого человека весьма жуткое впечатление. Выйдя из машины (кортеж из трёх машин ехал на медленной скорости от Сухуми до Мысры через Гудауту, так как в то время узкое ответвление на Мюссеру от Черноморского шоссе Новороссийск-Батуми (была построена в период с 1887 до 1910 года, а восстановлена и реконструирована в 1946-1950 г) было пригодно только для проезда на гужевом транспорте) дорога прямо к парадному входу в усадьбу, выполненному из ступеней облицованных мраморной плиткой, И.В. Сталин долго молча смотрел на объект отдыха, предложенный ему Нестором Лакобой. Зайдя и осмотрев бывшее имение нефтепромышленника, Сталин вынес свой вердикт, совершенно потрясший всех находящихся рядом с ними:

- Мы построим…здесь… дом отдыха…рядом, ближе к речке, а для фундамента используем этот никому не нужный дворец….

История умалчивает, медленно ли ломали архитектурное чудо С.Г. Лианозова сотворенное из мрамора или сначала взорвали, а потом эти осколки и строительный мусор возили на тачках к будущей стройке – всё покрыто мраком неизвестности. Тем не менее, факт остаётся фактом – Дом ЦИК «Мюссера» был построен на фундаменте из бывшего имения Степана Лианозова, а потомкам остались лишь в качестве немого укора мраморные колоны, обвитые лианами и ежевикой….

Добавить комментарий