литография

«Моя дача должна иметь те же комнаты,
как и в кремлёвской квартире».
И. В. Сталин (из беседы Сталина в 1932 г
c архитектором М. И. Мержановым).

«Ласточкино гнездо» для товарища Сталина

…Если вы окажетесь в тихом уютном городке Новый Афон, в суверенной Республике Абхазия, то обязательно загляните в аптеку, стоящую на стыке улиц Харазия и Нестора Лакобы. При входе в это невзрачное заведение, посмотрите вправо – там, на стене висит копия старинной литогравюры, изображающей все строения Новоафонского монастыря к концу 19 века.

В правом верхнем углу литогравюры чётко обозначены скромная каменная часовня и дом настоятеля монастыря, располагающиеся почти рядом, у подножия скалистого кряжа, окружающего полукругом все строения обители. Сейчас на месте и фундаменте старинной часовни располагается здание бывшей комендатуры госдач №11 и 12, в/ч 1139 Службы охраны КГБ СССР, а снесённый домик настоятеля монастыря стал отправной точкой строительства в 1946 году госдачи, предназначенной для отдыха членов Политбюро ЦК ВКП (б) и лично Председателя Совета Министров Союза ССР И.В. Сталина.

Госдача Сталина

Впервые я познакомился с бывшим спецобъектом Службы охраны КГБ СССР (до февраля 1990 года бывшее 9-ое Управление КГБ СССР) в 2008 году, будучи типичным отдыхающим пансионата «У монастыря», временно принадлежащем московской фирме ЗАО «Моэм-Опора-Тур», которая взяла данный комплекс зданий в долгосрочную аренду у Администрации президента Абхазии (Управление госдачами РА) и с личного разрешения начальника Государственной службы охраны республики А.А. Бобуа. После многочисленных перипетий, связанных с послевоенной разрухой (военные действия между Грузией и Абхазией в период с лета 1992 по август 1993 года), правительство Абхазии, с 2001 года, решило часть бывших пансионатов, санаториев союзных министерств и ведомств, а также госдач использовать для отдыха туристов из России. Не миновала сия участь и бывшие госдачи или «хозяйства №11 и 12» (так именовались в документах Службы охраны КГБ СССР данные объекты), расположенные в самом центре курортного городка Новый Афон. И в 2004 году, после недолгих переговоров с руководством республики, фирма ЗАО «Моэм-Опора-Тур» начала капитальный ремонт двух офицерских общежитий (в них проживали служащие в/ч 1139 офицеры и прапорщики Службы охраны и Управления связи КГБ СССР) на территории закрытого комплекса, являющегося к тому времени местом отдыха президента Абхазии. Через полтора года, после длительного ремонта, два офицерских общежития превратились в пансионат «Новый Афон» (впоследствии его переименовали в «У монастыря»), который стал принимать отдыхающих из всех уголков СНГ, не подозревающих, что они волею случая стали частицей истории былого величия и постыдной смерти двух спецобъектов, бывших госдач двух Председателей Совета Министров Союза ССР – И.В. Сталина и Н.С. Хрущева.

Осколки бывшей империи в Новом Афоне

В сентябре 1992 года, вскоре после начала грузино-абхазского конфликта, офицеры ГУО РФ приехав в Новый Афон с приказом вывезти всё ценное с госдач, в спешном порядке демонтировали оборудование правительственной связи в здании комендатуры, изъяли почти всю секретную документацию в/ч 1139, собрали и погрузили в деревянные ящики большую часть посуды и телефонов ВЧ-связи с госдач №11 и 12, выпустили служебных собак из вольеров, а потом длинной колонной из грузовиков, микроавтобусов «РАФ» и черных «Волг» двинулись в сторону российской границы. Все объекты бывшей Службы охраны КГБ СССР, в целости и сохранности, с подведенными к ним и работающими кабелями правительственной связи, остались в руках абхазской стороны, которая в течение почти 9 лет смогла предотвратить разграбление и разрушение мародерами госдач №11 и 12, но не сумела полностью сохранить инфраструктуру данного комплекса. Гаражи для спецтранспорта, котельные, водонапорная станция, АЗС, столовая комендатуры, само здание комендатуры, трансформаторная подстанция, автомастерские и т д. приведены в полную негодность и в данное время в силу неремонтопригодности подлежат полной замене.

ДачаДача
ВольерыАЗС
Здание баниАдминистративное здание
ГаражАнгар

Интервью с бывшим сотрудником в/ч 1139 хозяйства №11 и 12 проживающим в Новом Афоне (август 2009 года)

С Владимиром Сергеевичем Манцевым (имя и фамилия изменены по просьбе рассказчика), бывшим офицером комендатуры в/ч 1139, пенсионером, живущем в Новом Афоне и получающем пенсию как сотрудник органов госбезопасности СССР, меня познакомил ветеран грузино-абхазского конфликта Андрей Терещенко, ставшим моим гидом по всем закоулкам Абхазии. Ветеран «девятки» оказался крайне неразговорчивым человеком, и лишь благодаря настойчивым просьбам «посредника» - Терещенко, майор решил поделиться воспоминаниями, которые он сдабривал неполиткорректными выражениями в адрес М.С. Горбачева и всего руководства Республики Абхазия. В структуру 9-ого Управления КГБ СССР майор Манцев пришел из пограничных войск, после очередного сокращения в 1956 году Черноморско-Азовского пограничного управления МВД СССР (до 28 марта 1957 года погранвойска входили в структуру МВД, затем их переподчинили КГБ СССР). Начал служить в звании старшего лейтенанта на бывшей сталинской госдаче, а впоследствии ставшем доме отдыха Управления Делами Совета Министров СССР «Зелёная роща», однако уже через месяц его назначили на должность замкоменданта госдачи № 27 в Мюссере.

Старшего лейтенанта госбезопасности Манцева, в 1958 году, после принятия Государственной комиссией госдачи № 12 в эксплуатацию, на основании представления начальника Управления государственных дач на Черноморском побережье Кавказа КГБ СССР, назначили командиром комендантского взвода охраны объекта. Впрочем, лучше, чем сам Манцев, об этом событии и последующих годах жизни вряд ли кто-либо расскажет:

- К моему приходу людей, которые служили на даче №8 «Ласточкино гнездо» при И.В. Сталине практически не осталось. 6 марта 1953 года, почти сразу смерти Сталина, всех служащих и вольнонаёмных госдачи вызвали по очередности в отдел кадров и предложили другую работу на второстепенных объектах ГУО МГБ, или просто уволиться после подписки о неразглашении на десятилетний срок. Весь офицерский состав расформировали. Кого и куда отправили, я так не узнал, да и интересоваться по моей специфике работы нельзя. А вот в узле связи, на коммутаторе «уцелел» ЗАС-связист, который начал работать с 1949 года, еще при начальнике Управления охраны госдач Кавказа ГУО МГБ генерал-майоре В.Т.Смородинском. Он много интересного рассказывал про приезды И.В. Сталина на госдачу и про тогдашние строгие нравы в ГУО МГБ, а также кутежи отдыхающих на объекте. Меня лично всегда удивляли приезды Н.С. Хрущева, а приезжал он на построенную госдачу № 12 только три раза. В первый раз приезд Н.С. Хрущева осенью 1958 года был отмечен появлением специальных почтовых ящиков на главном КПП госдачи, со стороны улицы Нестора Лакобы.

Предсовмина СССР решил своеобразно пообщаться с народом при помощи писем и записок, которые бросали в ящики, а затем, после тщательной сортировки и перлюстрации офицером КГБ СССР из отдела «В» (военная цензура и перлюстрация корреспонденции), доставляли ему утром на стол вместе фельдъегерской почтой. Я, всё-таки думаю, что данное «мероприятие» по знакомству с чаяниями народа пошло на пользу жителям Нового Афона – в поселке (тогда это был именно поселок, а не город) началось строительство многоэтажных блочных и кирпичных домов для простого люда и дорог асфальтового типа в горах. Пустили рейсовые автобусы от Сухуми до Гагр. Даже зеленый трёхметровый забор госдачи, который сохранился с времен И.В. Сталина и стал потихоньку ветшать, по приказу Н.С. Хрущева заменили со временем на бетонный высотой всего в 2,5 метра. Также сменили дощатый забор с деревянными вышками на пляже госдач. Вышки на закрытом пляже поставили из швеллера и бетонный забор продлили примерно еще на 50 метров в сторону здания отдела милиции. Потом, по инициативе начохраны Хрущёва полковника Н.Т. Литовченко, в целях максимального обеспечения безопасности Предсовмина СССР в пограничной зоне, из Москвы прибыли специалисты из «Метростроя» и за три месяца проложили подземный ход от входа госдачи № 12, под улицей имени Нестора Лакобы, до правительственного закрытого пляжа.

Всё-таки, я думаю, что эта госдача Хрущеву не нравилась… Почему? Объясню. Если вы окажетесь на тротуаре улицы Нестора Лакобы, как раз напротив входа в госдачу №12, то сможете, при определенной смекалке наблюдать то, что происходит на ступенях этого закрытого для посторонних глаз совсекретного объекта. Конечно, при нахождении на госдаче Н.С.Хрущева, А.И. Микояна, К.Е. Ворошилова, местные сотрудники КГБ из сухумского 9-ого отдела постоянно фланировали по тротуару и отгоняли слишком любопытных, но, тем не менее, народ всегда любил посмотреть и послушать всё, что творится за невысоким забором. Хрущеву, как мне кажется, было из-за этого некомфортно. Особенно, как рассказывали мне женщины из обслуги, Хрущева раздражал маленький павильон с бассейном на новой госдаче (он располагается в правом крыле здания – Автор). И свои «соображения», о плохой планировке госдачи и ее неудобстве он вслух постоянно высказывал сотрудникам охраны и лично руководителю 9-ого Управления КГБ генерал-майору Н. С. Захарову. Кончилось это тем, что после 1959 года здесь уже никогда Н.С. Хрущева не видели, не хотел приезжать. Зато стал бывать А.И. Микоян, тоже любивший поиграть в демократию. Любимым развлечением соратника Предсовмина СССР Хрущева был выход за территорию госдачи под охраной «прикрепленных» из «лички». Одевался Анастас Иванович, несмотря на жару в светлый чесучовый пиджак и брюки белого цвета. На голове – неизменная шляпа. Типичный номенклатурщик! (5 июля 1964 года А.И. Микоян был избран на пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Во время Октябрьского (1964 г.) пленума ЦК КПСС пытался осторожно защищать Н.С. Хрущева, подчеркивая его внешнеполитические заслуги. В результате, в декабре 1965 года Микоян был отправлен в отставку, как достигший 70-летнего возраста и заменен на лояльного Л.И. Брежневу Н. Подгорного. При этом А.И. Микоян остался членом ЦК КПСС и членом Президиума Верховного Совета СССР с 1965 по 1974 год - Автор)

...И вот – идут по улице двое. Маленький Микоян в костюме и «прикрепленный» тоже в костюме. Навстречу работяга, вроде как под хмельком.

- Здравствуйте, товарищ!

Микоян протягивает лодочкой руку поздоровкаться.

- Здрасссь-те, Анастас Иваныч! Спасибо Вам, шо…не брезгуете, общаетесь с народом…

Микоян, прищурится, промолчит и…дальше идет. Вот он так и «общался» с народом, «своеобразно»

Вскоре, в Пицунде, в 1959 году, точнее в южной части поселке Лдзаа, под контролем 9-ого Управления КГБ СССР, строители из Сочи стали строить целый комплекс из 3-х госдач в сосновой роще, вплотную примыкающих к берегу. Госдачи и сейчас стоят в первозданном виде под номерами 8, 9 и 10. Их так в служебных документах КГБ СССР и называли: «Хозяйство 8,9,10». Впрочем, госдача «Холодная речка»» в Багрыпсте, «Мюссера» в Мюссерском заповеднике и «Зеленая роща» в Новой Мацесте Н.С. Хрущеву тоже не нравились только из-за того, что там когда-то жил и отдыхал Сталин. Чаще всего, как я знаю, Н.С. Хрущёв отдыхал на Рице с разными важными гостями из-за рубежа, но в Новый Афон точно никого из глав государств не приглашал. После того как Н.С. Хрущев «переселился» в Пицунду он эту афонскую дачу часто «рекомендовал» приезжающим с различными визитами иностранным гостям из соцлагеря.

Однако на этом прерву воспоминания майора Манцева. Впоследствии, после приезда в санаторий «У монастыря», я спустился вниз по шоссейному серпантину, потом по еле заметной тропке среди мандариновых деревьев к бывшей госдаче №12. Далее, прошёл длинную аллею вековых эвкалиптов, высотой в 30-40 метров, свернул направо и увидел в полста метрах от себя то самое здание, о котором рассказывал Манцев. Госдача № 12 оказалась достаточно серым и унылым строением, с примитивной двухскатной крышей, фронтончиками, анфиладами колонн, больше похожим на сельский дворец культуры, чем на здание, в котором смогут безмятежно отдохнуть люди. Поперек шикарных двустворчатых деревянных дверей госдачи, глянцево блестевшие на солнце, от колонны до колонны, была натянута самая обычная бельевая веревка, увешанная весьма пёстрой коллекцией лифчиков и трусов всех цветов, видов и размеров. Как впоследствии оказалось, в этом особняке, согласия Государственной службы охраны РА на две недели поселились 2 семьи из Мосгордумы. Впрочем, как я обнаружил позже, небольшой участок с лавровыми кустами, деревцами фейхоа и персиками около госдачи №12 оказался единственным на территории бывшего спецобъекта, площадью 120 гектаров (!), который кое-как приводился в порядок. На остальных прилегающих участках царил страшный хаос и запустение.

Подземный ходПодземный ход

Пройдя вокруг госдачи с тыльной стороны, я обнаружил в правом крыле тот злосчастный павильон с бассейном, который так не нравился Н.С. Хрущёву. Не понравился он и мне. Через грязные, пыльные и засиженные мухами стекла отчетливо виднелся сам бассейн, но, правда, уже без воды и с отколотой по краям керамической белой плиткой. Обойдя вокруг павильона и повернув налево, я оказался на ступеньках парадного входа госдачи. Прямо по курсу, напротив выхода из госдачи располагался крытый вход в подземный тоннель, который шел к пляжу. Спустившись по ступеням подземного входа, я оказался в нешироком, полусводчатом сооружении, с голыми бетонными стенами, не горевшими лампочками в плафонах и глубиной около 5-6 метров от поверхности земли. И действительно! Пройдя около 70-80 метров в полутёмном тоннеле, автор данной статьи вышел на пляж госдачи недалеко от бетонного, уходящего далеко в море пирса. Впрочем, я отвлекся. Слово бывшему майору Манцеву:

- Товарищ старший лейтенант! Вы находитесь в комендатуре на госдаче № 8, имеющей название «Ласточкино гнездо» в Ахаля Афони или по-русски в Новом Афоне!

госдача №11 Смотровая площадка

Так мне объяснил комендант на второй день моей службы название бывшей госдачи И.В. Сталина. Своё служебное название и литерный номер госдача, в документах Главного управления охраны МГБ СССР, получила по расположенной на склоне горного кряжа двухъярусной смотровой площадки, имеющей характерную чашеобразную форму гнезда. Кстати, к тому времени в «девятке», с 1958 года, уже эту госдачу переименовали в №11 и название «Ласточкино гнездо» тоже вроде как «отвалилось» само собой. Но ветераны госдачи, вольнонаемные и особенно шеф-повар Антон Ильич Доценко (сейчас его сын в Санкт-Петербурге работает профессором, завкафедрой гигиеной питания и диетологии медакадемии), называли госдачу И.В. Сталина только «Ласточкино гнездо». Собственно говоря, над госдачей, на высоте 437 метров над уровнем моря, действительно были сооружены весной 1948 года две смотровые площадки двухъярусного типа (одна над другой): одна для охраны – малая, другая – большая, с ротондой и павильоном для самого И.В. Сталина, где он подолгу сидел осенними ноябрьскими вечерами, укрывшись шинелью. Нижний ярус смотровой площадки, был предназначен для застолий, поэтому имел полузакрытую форму и павильон с подведенным электрокабелем. В павильоне стояла электроплита и маленький однокамерный холодильник «Саратов». На верхнюю площадку, которая находилась на крыше нижней, можно пройти, поднявшись по обычной лестнице. Сейчас до этих площадок уже не добраться, так как в ноябре 2006 года произошел обвал и тропа, по которой можно было добраться до «Ласточкиного гнезда», оказалась засыпанной камнями. Малая смотровая площадка, которая верхняя, при заездах И.В.Сталина использовалась и как снайперская позиция – там дежурили два сотрудника охраны из ГУО МГБ, один со стереотрубой, а другой с винтовкой Мосина, оснащенной оптическим прицелом. К слову сказать, что все технические новшества, а именно ТСО на объекте, при моей службе, стали появляться только к концу 60-х годов.

Смотровая площадкаНапример, в начале 70-х годов к нам поступило устройство портативной сигнализации «Гамак», которая использовалась при охране ближнего периметра госдач №11 и 12. Нить из катушки устройства «Гамак» разматывали на опасных участках, которые плохо просматривались визуально, особенно на складках местности. Конец нити замыкали в катушке. Как только происходил разрыв нити, так сразу на коробке срабатывал звуковой и световой сигнал. Потом в середине 70-х годов поставили по всему ближнему периметру двух госдач устройства сигнализации ёмкостного типа, представляющие собой стояки с экраном-детектором.

Сведений, которые могли бы пролить на свет строительство этой госдачи Сталина в Новом Афоне, а так же подробности её функционирования в период с 1947 по 1953 год осталось очень мало. Почему, спросите? Может потому, что реальные действующие лица тех времен, а именно офицеры Главного управления охраны МГБ давали подписку о неразглашении, и не имели право рассказывать о государственных секретах. Многие из них к настоящему времени умерли или стараются держаться в тени, что, в общем-то, понятно. Думаю, на то есть определенные причины. Впрочем, малопонятные мемуары, не имеющие абсолютно никакой практической ценности, пытался написать глава ГУО с 1946 по 1952 год генерал-лейтенант Власик, но и он, как я думаю, всей правды не выдал. Я их читал, эти мемуары, и, если честно не особо впечатлился содержанием…

Вот по поводу строительства госдачи № 8 хочу пару слов сказать…. Для того, чтобы, понять логику строительства всех госдач И.В. Сталина в довоенный и послевоенный период, следует учесть миниум четыре фактора. Первый из них, то, что генсек не любил, как истинный кавказец, холодный и промозглый подмосковный климат, при котором все болезни его организма обострялись и напоминали о себе с годами все чаще и чаще. Второй фактор основан на том, что по рекомендациям врачей И.В. Сталину периодически приходилось проводить лечение сероводородными и радоновыми ваннами постоянно болевшей левой руки на бальнеологических курортах в Новой Мацесте, Цаиши и Цхалтубо. Также у Сталина была гипертония, хронический суставной ревматизм, радикулит и стенокардия. Все свои болезни он по рекомендации личного врача Кириллова в основном лечил методами курортологии, только значительно позже он стал принимать медикаментозные средства, например сульгин. Третий фактор, может считаться вполне обычным как для тех, так и для нынешних времен. Дело в том, что престарелый генсек с 1939 по 1945 год не ездил отдыхать в Крым и в Абхазскую АССР из-за начавшейся второй мировой войны. Необходимо заметить также и то, что по воспоминаниям начальника Главного Управления охраны МГБ СССР Н.С. Власика, И.В. Сталин в январе 1945 года пережил микроинфаркт, сильно снизивший его работоспособность, а в октябре 1949 второй инфаркт резко снизил речевые способности вождя. А вот последний, четвертый фактор, стараются часто не упоминать! Совершенно напрасно! Четвертый фактор начавшегося послевоенного строительства госдач в Крыму на Кавказе – это махинации с выделенными огромными бюджетными средствами, точнее банальное воровство.

19 мая 1952 года, на основании Постановления ЦК ВКП (б) «О недостатках в работе Главного Управления охраны МГБ СССР», начальника охраны Сталина генерал-лейтенанта Николая Сидоровича Власика, лишили должности, выгнали из партии и сослали в город Асбест руководить лагерем для заключенных. Причина была очень простая – воровство казенных денег. Да, да – воровство! Руководство ГУО МГБ под началом и покровительством Н.С. Власика систематически тайком расхищало огромные бюджетные средства в голодной разрушенной стране, строя госдачи и списывая под шумок в течение многих лет отпущенные Минфином СССР деньги. Главным инициатором строительства государственных дач для Предсовмина И.В. Сталина на озере Рица, в Новом Афоне и Валдае, на озере Ужин был Н.С. Власик и его заместители Лыньков и Кошелев. Идея строительства объекта № 8 или госдачи «Ласточкино гнездо» в Новом Афоне родилась не сразу и не у И.В. Сталина. Хотя предпосылки к строительству новой госдачи именно в Абхазии дал лично генсек. Приехав на литерном поезде 8 сентября 1946 года на госдачу «Зеленая роща» в Новую Мацесту, Сталин поздно вечером позвонил первому секретарю ЦК КП (б) Грузии Кандиду Чарквиани и спросил: «В каком состоянии находится старинное здание водолечебницы в Боржоми, построенное еще в 19 веке»? Чарквиани недолго думая сразу сказал, что «водолечебница нуждается в серьезном ремонте и в настоящее время не используется». После недолгой паузы, Н.С. Власик, сидевший с режиссером Михаилом Чиаурели напротив вождя и бывший свидетелем этого разговора, благодаря громкости ВЧ-связи, услышал, как Чарквиани неожиданно выдал такую фразу: «Товарищ Сталин, в селе Цаиши, в 10 километрах от Зугдиди, недавно обнаружены азотные кремнистые термальные воды, построен небольшой павильон для желающих принимать ванны. Приглашаю Вас и товарищей из Политбюро на лечение».

Сталин, повертев телефонную трубку в правой руке, посмотрел на Власика и глухо ответил: «Хорошо, товарищ Чарквиани. Политбюро рассмотрит Ваше предложение, до свидания». Тут Н.С. Власика, по его воспоминаниям осенила идея и он, недолго думая тут же выдал генсеку: « Товарищ Сталин! Предлагаю ГУО МГБ провести предварительные исследования территории Абхазской и Аджарской ССР на предмет строительства резервной госдачи, расположенной прямо на территории источника или рядом с ним. В данный момент закончены проектно-изыскательские работы в долине рек Ацетука и Лашепсе для будущего строительства госдач № 5 и № 11. Но путь на автомобиле от них до источника в Зугдиди будет достаточно тяжелым, да и строительство предстоит достаточно долгое, очень сложный рельеф на Большой Рице. Также пересеченная местность с крутыми скалами вдоль шоссе, всё-таки приграничная зона, мало ли что…». Сталин внимательно выслушал Власика и немного помолчав, сказал: «Хорошо, товарищ Власик, мы завтра съездим, посмотрим, что там за курорт нам расхвалил Чарквиани». После посещения Цаиши и принятия ванн, на обратном пути, уже в «Паккарде», проезжая Верхние Эшеры, Сталин спросил Власика: «А что у нас происходит с Новоафонским монастырем, служба идет в нем?» Так как Н.С. Власик не знал, что именно «происходит» и. понимая, что место под дачу в Цаиши генсеку не понравилось, он ответил просто: «Товарищ Сталин, давайте заедем, посмотрим. Вполне возможно там и место под госдачу определим». Так и вышло, Власик хорошо знал вкусы Хозяина…

Вечером, по приезду в Афон, Н.С. Власик, И.В. Сталин и сопровождавший их замначальника ХОЗУ МГБ полковник В.П. Осетров, вышли из машины и, поднявшись по «тропе грешников», свернули направо к стоящей в отдалении полузапущенной дачной резиденции императора Александра Третьего. Встали и молча устремили свой взгляд на открывавшийся перед ними вид на Новоафонскую бухту и мыс Псырцха. И.В. Сталин после долгого молчания со значением произнес: «Товарищ Власик! Я думаю, что мы с товарищами на Политбюро рассмотрим вопрос о строительстве здесь резервной госдачи. Скажите Дудоеву, Гришкову и Круглову (министр внутренних дел СССР с марта 1946 года), чтобы подготовили проект. К апрелю следующего года объект надо сдать…». Это были совершенно нереальные сроки по тем послевоенным временам! Поэтому Н.С. Власик, твёрдо, без тени сомнения в голосе ответил: «Товарищ Сталин! Это невозможно! Это нереальные сроки! Мы только начали строительство госдач № 5 и 11 и ремонт автодороги до Рицы, силами 2-ой дорожно-строительной дивизии МВД, которая сейчас ведет ремонт Черноморской автомобильной дороги, а тут…». Однако Сталин поднял руку, прервав монолог начальника ГУО, и сказал такую фразу: «Будет дача к апрелю - будет Власик, не будет дачи к апрелю - не будет Власика». А уже 20 октября 1946 года Советом Министров СССР было принято Постановление «О строительстве объектов государственной дачи №8 на территории сёл Менгрельского и Греческого Псирхцского сельского совета». Хочу обратить внимание, что в советское время та часть Афона, с августа 1948 года, которая находится слева от госдачи, по направлению к Сухуму, называлась посёлком Цитрусовани. А до переименования в Цитрусовани здесь находились два села: Греческое и Менгрельское.

После визирования проекта госдачи № 8, подготовленным в Проектном бюро ХОЗУ МГБ СССР лично И.В. Сталиным, в начале декабря 1946 года, руководство ХОЗу УО №2 МГБ и ГУШОСДОР МВД начало в спешном порядке строить на уже огороженной территории комплекс объектов. Интересно то, что как и все госдачи тех времен, госдача в Новом Афоне была окружена трехметровым зеленым, дощатым забором. Через полтора метра от деревянного забора, стоял второй забор из колючей проволоки на металлических кольях, поверху которого была намотана спираль Бруно. Только потом, при Н.С. Хрущеве деревянный забор разломали, второй из колючей проволоки демонтировали и построили новый - бетонный, секционный. Ну а при Брежневе стали возводить более дешевый из металлических прутьев, да и то не на всех участках, а только на тех, где старое ограждение пришло в полную негодность. Да, вот еще что. Вместе с бетонным забором в 1963 году построили новые здания КПП по всему периметру госдачи и запасной выход на улицу Курортная с массивными железными воротами и шлагбаумом.

фасадКак вы сами понимаете, задача Сталина – «сделать всё, как в Кремле» - проецировалась на все его дачи: внутри – деревянные панели, дубовый паркет, обязательно бильярд и кинозал, наружные стены оштукатурены цементом, перемешанным с зеленой краской, вокруг 3-5 метровый дощатый забор со спиралью Бруно, а то и два. Собственно говоря, в то время, в понятие «госдача» входил не только главный дом, но и целый ряд объектов различного назначения, расположенных на территории лесопарковой зоны. Например, типичным было существование на всех госдачах общежитий для охраны, столовой для персонала, спецпищеблока руководителей партии и правительства, бойлерной, котельной, гаражей, АЗС и так далее. Да и «дачей» это комплекс «Ласточкино гнездо» назывался скорее по традиции – в основном, благодаря его месторасположению в лесопарковой зоне пригорода Нового Афона. Следует заметить, что лично для Сталина строилось два здания. Так называемые «Главный дом» или дом № 1 и «Столовая» или дом №2. В здании, которое сейчас является объектом для экскурсий и называется «дачей Сталина», генсек находился, как правило, в дневное время, работая с документами на веранде, на другой стороне объекта, которое обращено на бамбуковую рощу и на мандариновые насаждения. А вот ночевал он и обедал в другом здании, которое находится справа от нас, бывшем дачном павильоне Александра III, построенном еще в 19 веке (подвергалось двум основательным капитальным ремонтам – в 1947 году и в 1973 году).

Хочу обратить ваше внимание, что пища для Предсовмина Союза ССР, никогда не готовилась в сталинских дачах непосредственно в «Главном доме», а приносилась в судках из расположенной рядом столовой или пищеблока, расположенной в здании комендатуры ГУО МГБ СССР (здание было построено в 1947 году). Или был еще другой вариант, когда кухня размещалась в здании дачи, но была изолирована от жилого помещения многочисленными дверями. Сталин не переносил запаса кухни в своём жилище. ЛСУК или Лечебно-Санитарное Управление Кремля имело в доме № 2 (бывшая дача Александра III), спецлабораторию с врачом микробиологом, который за час до тепловой обработки, все ингредиенты, предназначенные к закладке и употреблению Сталиным, скармливал белым мышам, служившим подопытными испытателями и привезённым из Москвы. Между прочим, вся посуда, все продукты, все вина, за редким исключением привозились из Москвы, закупленные у проверенных поставщиков 6-м отделом ГУО МГБ! Так, что, никогда, ни при каких обстоятельствах товарищ Сталин не травился некачественными продуктами на госдаче в Новом Афоне. Еду Сталину готовил на всех госдачах и в Кремле его личный повар, сотрудник Особой кухни Кремля - Борис Владимирович Судзиловский.

Могу вам привести еще пару любопытных фактов, которые мало кто знает. На «Ближней» даче, в Кунцево, находилась самая настоящая ферма с двумя немецкой селекции коровами пород «симментал» и «швиц», за которыми ухаживала одна доярка. Парное молоко предназначалось только для членов Политбюро и лично И.В. Сталина. А при переезде в летнее время вождя на крымские или кавказские госдачи коровы и доярка направлялись вслед за ним в специальном вагоне. Вот, правда была здесь эта доярка вместе с коровой, я утверждать не могу – не знаю. Также хочу развеять устойчивый миф о том, что Сталин любил вино «Хванчкара». Ничего подобного! Сталин употреблял в небольших количествах грузинский коньяк «Энисели», а также домашние сухие красные и белые вина, закупаемые ГУО МГБ в Грузинской ССР, у колхозников братьев Немцецверидзе (вино действительно закупали в Кахетии, при этом сами фигуранты, производители вина не знали, что данный продукт будет употреблять генсек). Также могу утверждать, что Сталин никогда не пил абхазские вина! Но вот Анастас Микоян, например, просто обожал «Псоу», «Букет Абхазии» и «Лыхны».

Могу коротко рассказать, как строилась госдача № 8 «Ласточкино гнездо» в 1946 году. Дело в том, что при строительстве Черноморской железной дороги (ЧЖД) в с 1940 по 1945 год от Сочи до Сухуми, на участке Псырцха – Новый Афон, строителям Метростроя пришлось пробивать в скалах тоннели № 13 и № 14 (данные тоннели проектировала А.Н. Пирожкова – гражданская жена писателя И. Бабеля, работавшая в «Метропроекте»). Один из тоннелей, а именно № 14, проложенный прямо к будущей госдаче, был в сентябре 1942 года по распоряжению начальника строительства А.Т. Цатурова законсервирован. А при продолжении проходческих работ в 1946 году, его направление, по распоряжению ГУО МГБ резко изменили. Сейчас, буквально за стеной этого заброшенного тоннеля, вдоль горного скалистого кряжа растут посаженные по личному распоряжению Сталина лимонные деревья двух сортов, Новоафонского и Мейера. Существовал и специальный подземный ход, шириной не более 1 метра, ведущий из подвала госдачи № 8 в тоннель №14, но доступ к нему имел только комендант и начальник охраны, который приезжал на отдых вместе с номенклатурным чином. Конечно же, на территории будущей госдачи проводились и другие работы для полной смены рельефа. Например, очень много было уничтожено монастырских кипарисов, а на их месте насыпан специальный грунт и высажено 75 га мандариновых и апельсиновых деревьев, калифорнийские сосны, магнолии, эвкоммия, бамбук, эвкалипты, лавр, яблони, оливковые деревья. Кипарисы сначала спиливали, потом под корневище закладывали аммонит и взрывали. Проложены были в те годы специальные дренажные канавы для осушения почвы и предупреждения появления малярийных комаров. Также от госдачи, старого здания комендатуры, столовой и котельной – была проложена канализация, выход которой врезали в систему городских ливневых стоков, вытекающей далеко от закрытого спецпляжа. То есть фактически, весь ландшафт и рельеф местности на будущей сталинской даче был полностью изменен, в соотвествии с пожеланиями вождя, планами и распоряжениями ХОЗУ ГУО МГБ.

Кстати говоря, в тот период, когда И.В. Сталин не отдыхал на кавказских дачах, на них отдыхали его соратники из Политбюро и не только! Госдачи не пустовали, как это сейчас пытаются представить! Например, В.М. Молотов постоянно отдыхал на сталинской даче № 27 «Мюссера», а С.М. Буденный, К.Е. Ворошилов и Н.С. Хрущев практически постоянно ездили с середины лета в «Зеленую рощу» и «Ласточкино гнездо», пока, конечно же, не прибывал И.В. Сталин. С 1955 года стал в Новый Афон приезжать Г.К. Жуков. После прибытия на отдых И.В. Сталина, все члены правительства, перемещались из госдачи в так называемые «гостевые дома». На госдаче Сталин, как обычный смертный отдыхал физически и духовно. Он читал художественную литературу, усердно занимался садоводством, выращивал цветы, ухаживал за лимонными деревьями и даже их сам сажал! Поэтому и он требовал, чтобы проектировщики и архитекторы из Проектной конторы ХОЗУ МГБ СССР сделали ему комфортные условия для будущего проживания. Да, кстати говоря, именно на этом месте, где мы сейчас стоим (южная оконечность дачного комплекса, выходящая на улицу 50 лет Октября), и росли кипарисы. Так что их всё равно бы пришлось вырубать. А вот ответственный за строительство госдачи № 8 от ХОЗУ ГУО МГБ капитан А.Н. Ефимов позже рассказывал, что на этом объекте, перед закладкой фундамента был вырыт огромный котлован под бомбоубежище. При строительстве госдачи, сверху, от монастыря, жители села Псырцха видели даже трёхподъёмные шахтные коперы, которые работали недалеко от сегодняшней дачи Хрущева. Говорили, будто бы для Сталина строили секретное метро, но лично я в это мало верю. Его же пока никто не видел, это метро!

И.В. Сталин, в феврале 1947 года вызвал полковника Кошелева, начальника финотдела ГУО МГБ с отчетом о строительстве дач № 5, 11 и 8, и, прослушав его доклад, приказал сократить расходы на отделку помещений. После этого было принято решение воспользоваться большими запасами трофейного имущества вывезенного из Германии: мебелью, сантехникой, паркетом, люстрами, бильярдными столами, радиотехникой. Вот, например, на этой даче положен трофейный дубовый паркет специалистами московской мебельной фабрики «Люкс». Впрочем, деревянные панели, которыми облицованы стены и потолок, везде в здании, исполнены исключительно русскими умельцами из бука, граба каштана, слоновой пальмы и карельской березы. В спальнях, присутствуют панели из квебрахо или как его называют «красного дерева», привезенного из Австралии. А многочисленные мраморные столики, радиолы «Телефункен» и «Сименс-Гальске», стулья известного австрийского мастера-краснодеревщика, подсвечники из бронзы, вазы из саксонского фарфора были привезены сюда со склада трофейного германского имущества ХОЗУ Минобороны. Вот так и составлялся интерьер этой дачи! Сейчас, правда, ничего из этих предметов нет – увезли сотрудники ГУО РФ в сентябре 1992 года. Что ж, теперь немного можно рассказать об охране вождя на этой даче.

Продолжение

Также почитать материал на эту тему и посмотреть другие фотографии о даче Сталина вы можете здесь

Комментарии  

0 # Сергей 27.11.2012 20:59
Судзиловский был не БОРИС Владимирович а БОРИС Васильевич мой дедушка славный Человек
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий