Эта была дача Сталина…

«Моя дача должна иметь те же
комнаты, как и в кремлёвской квартире».
И. В. Сталин (из беседы Сталина в 1932 г
c архитектором М. И. Мержановым)

Госдача Сталина в Абхазии...Как - то утром, выходя из пансионата, чета Пурковых лоб в лоб столкнулась с одним из дежурных администраторов Фатимой, которая без долгих предисловий ультимативно заявила:

- А у нас сегодня в 14. 00 будет потря-а-а-асающая эскурсия на дачу Сталина! Все, кроме вас двоих, записались, давайте уж и вас внесу в список, а то уедите из Афона, и рассказать в Москве нечего будет! Стоит эскурсия всего 100 рублей.

- Я бы так не сказала, что у меня с мужем нет особых впечатлений и нечего рассказать в Москве, особенно после идиотской поездки на сероводородный источник!! – Выразительно закатив глаза вверх, и скривив презрительно рот в снисходительной усмешке, заявила Рахиль и толкнула больно локтем в бок Пуркова.

- Ну да... это самое....запомнилась поездка... очень... очень необычная оказалась...А-а-а вот, скажите....э-э-э Фатима, кровати там, ну где обитал товарищ Сталин будут экспонироваться?! – промямлил Пурков, так и не понявший для какой цели его Рахиль «обозначила» локтем. Он плёл явную чушь, и до конца сам не понимал, зачем и почему он задал вопрос о кроватях на даче Сталина.

- Кровати?! Какие кровати?! Кровати, на которых спал сам Сталин?! Те самые, которые с ортопедическими матрацами из водорослей зостеры, льняного волокна и конского волоса?! Ну конечно!! Можно посмотреть, а как же... Но вот полежать на них нельзя, к сожалению. – Грустно отметила Фатима не совсем понятный факт из биографии кроватей и матрацев на даче.

Пурков, совершенно потрясенный искренним ответом всезнающий Фатимы, не преминул спросить:

- Почему нельзя на них полежать, они, что под стеклом находятся?

- Почему под стеклом?! – Явно раздраженная непонятливостью Пуркова чуть раздраженно ответила Фатима. - Это же кровати-и-и-и, не саркофаги, в конце концов! На них, на кроватях спят другие люди, так сказать...члены...правительства нашей республики.

- Как спят?! На кроватях Сталина спят?! – Раскрыв глаза от ужаса прошептала Рахиль и выразительно посмотрела на Пуркова.

- Да-а-а-а....Занимательно, однако… «Члены» на кровати Сталина... Поэтично, можно даже сказать…Думаю, надо сходить на эту эскурсию, записывайте! А где встречаемся перед эскурсией?

- Здесь и встречаемся, в фойе, в 14 часов, всего должно быть 12 человек вместе с вами. А деньги, 200 рублей, отдадите при входе эскурсоводу Маквале. Все ясно?!

- Ясно, придём, посмотрим, кто спит из «членов» на кровати Сталина! – Довольный неожиданно свалившейся возможностью прикоснуться к быту великого диктатора, гаркнул Пурков. Они распрощались с Фатимой, спустились к КПП и, миновав его, вышли на дорожный серпантин.

- Интересно, а где же дача Сталина располагается? – Спросил Пурков Рахиль. - Посмотри, слева от серпантина, на склоне предгорья, стоят два дома, один чуть повыше белый одноэтажный, а другой, который побольше, двухэтажный, кремового цвета. Вот думаю один из них и есть дача Сталина. Ты же знаешь, что все последние послевоенные дачи Сталина, в том числе на Валдае «Большие Броды» и в Кунцеве «Ближняя» практически одинаковые по архитектуре, цвету, компоновке и внутреннему убранству. Кроме того все они имели деревянные заборы, выкрашенные в зелено-ядовитый цвет. Вообще очень занятно получается! В России все бывшие дачи Сталина являются собственностью государства, охраняются ФСО РФ и, как правило, в них не пускают никого, кроме съёмочных групп госканалов ТВ. А впрочем…

Тут мимо четы Пурковых, явно торопясь, бодрым шагом прошагала молодая пара, которая свернула с серпантина и стала спускаться по узенькой тропинке к лежащей в низине мандариновой роще.

- Однако! И идут то, как уверенно, а! Рахиль! Между прочим, мы этой дороги не знаем, и не разу по ней не ходили! Может, увяжемся за ними?

- Давай свернем, посмотрим, куда они направляются, всё равно все дороги здесь должны идти к пляжу.

Они спрыгнули с шоссе на петляющую в кустах ежевики тропинку, и пройдя по ней метров 400, среди невысоких мандариновых деревьев ощутились перед длинной, уходящей резко вниз, аллеей громадных эвкалиптов. Между колоннообразными, смотрящими в высь зелеными шпилями эвкалиптатов, была проложена узкая асфальтированная дорожка, сплошь усеянная толстым слоем пожухлой коры экзотических деревьев из Новой Зеландии. Супруги, увидев мелькающие вдалеке, среди эвкалиптов головы их невольных гидов, поспешили за ними, боясь заблудиться в этих безлюдных чащобах…Пробежав вприпрыжку по аллее еще метров 500 и свернув резко вправо, Пурков и Рахиль, к своему необычайному удивлению, оказались перед тщательно ухоженной асфальтированной дорогой, облагороженной кустами ровно постриженного лавра. Выйдя на раскаленный от солнца асфальт и внимательно оглядевшись, супруги увидели, что они оказались недалеко от того КПП, через который они когда-то приехали на «Газели» с Иродом Джопуа.

- Рахиль! Смотри, там справа, видишь! – Пурков поднял руку и показал на виднеющийся недалеко от них угол серого двухэтажного здания, скрывающийся в тени высоких пальм и елей. Вплотную к нему примыкало небольшое одноэтажное здание, с многочисленными коробами вентиляционных вытяжек, всё увитое диким виноградом и кажующееся необитаемым. Давай подойдем поближе, рассмотрим!

Супруги, нервно оглядываясь, словно чего-то боясь, тихонько ступая на мягкий от жары асфальт, прошли по дорожке и оказались перед величественным серым зданием. Умело скрытое в складках пересеченного рельефа и кронах огромных пальм, серое двухэтажное здание напоминало старинную барскую усадьбу 19-ого века, с фронтонами, балкончиками, колоннами и двухскатной крышей, покрытой листами оцинкованого железа. Фасад необычного дома, был старательно обложен гранитными декоративными панелями, на манер министерских зданий сталинской эпохи в центре Москвы.

Госдача Н.С. Хрущева-Я думаю, что это и есть, та самая первая кавказская дача Хрущева в Новом Афоне, построенная в 1958 году, которая ему показалась неуютной и неудачно расположенной. – Задумчиво оглядывая без признаков жизни здание, сказал Пурков и продолжил. - И вскоре после её посещения, в Пицунде, точнее в поселке Лдзаа, под неусыпным контролем 9-ого управления КГБ, стали строить целый комплекс из 3-х госдач в сосновой роще, вплотную примыкающих к берегу, которые и сейчас стоят в первозданном виде под номерами 8, 9 и 10. Их так в документах ФСО РФ и называют: «Хозяйство 8,9,10». Впрочем, госдача «Холодная речка»» в Багрыпсте, «Мюссера» в Мюссерском заповеднике и «Зеленая роща» в Верхней Мацесте Хрущеву тоже не нравились только из-за того, что там когда-то жил и отдыхал Сталин. А именно эта госдача № 12, Хрущеву пришлась не по вкусу из-за слишком маленького бассейна с морской водой, который был расположен вплотную к зданию, в стеклянном павильоне. Хрущев эту афонскую дачу часто рекомендовал приезжающим с различными визитами иностранным гостям. А в поселке Лдзаа, любимая пицундская дача Хрущева № 9 сейчас является режимным объектом ФСО России, охраняется и стоит на её балансе. Там в настоящее время отдыхает руководящий состав ФСО, Золотов с Муровым, Корнев и их замы…

Вот что, Рахиль! Предлагаю обойти эту госдачу кругом, по периметру и попытаться найти, тот самый купальный павильон. Как?

- Ну пошли…А нас не застрелят? – Робко оглядываясь по сторонам, спросила Рахиль и почти шепотом добавила. – А мне кажется, что какая-то заспанная морда выглядывала сейчас в окно на втором этаже и смотрела на нас.

- Заспанная, говоришь? Странно…Получается, что госдача обитаема и в ней кто-то живет. Но кто? Вот вопрос!

Они крадучись прошли мимо главного входа дачи, и случайно оглянувшись на шикарные двустворчатые деревянные двери, глянцево блестевшие на солнце, обнаружили, что между колоннами особняка натянута самая обычная бельевая веревка, увешанная весьма пестрой коллекцией лифчиков и трусов всех цветов, видов и размеров.

- Вот это да! Черт побери!! Судя по количеству и размерам трусов, народу здесь обосновалось не меньше десяти человек! – Удивленно воскликнул Пурков, весьма потрясенный абсурдной картиной развешивания нижнего белья при входе на госдачу…

… Через пару минут они стояли перед тем самым павильоном, где должен был располагаться бассейн с морской водой. Бассейн через пыльные и засиженные мухами стекла отчетливо виднелся, но без воды и с отколотой по краям керамической белой плиткой.

- Да-а-а-а…Он и есть, тот самый бассейн…Точнее госдача Хрущева в Афоне… Всё сходится…Но и здесь бардак и запустение, как и по всей Абхазии…Хорошо, что хоть за газонами, фейхоа и пальмами ухаживают. – Медленно растягивая слова, только и смог вымолвить Пурков потрясенный произошедшими метаморфозами с дачей Хрущева. Ты знаешь, Рахиль, в своё время начальник личной охраны Хрущева полковник Литовченко упоминал в разговорах о неком подземном тоннеле, ведущем с афонской дачи прямо на пляж. Вот интересно, сейчас мы его найдем или нет? Пошли - ка по направлению к забору, думаю там, этот чертов тоннель и должен находиться. И действительно! Спустившись с анфилады главного парадного входа по заросшим травой и ежевикой ступеням, супруги прямо таки уперлись в некий небольшой бетонный павильон, весь заросший виноградом «Изабелла», шиповником и кустами ежевики. Посередине павильона, шел вниз крутой спуск, зияющий черным провалом и массой неизведанного. Взяв за руку Рахиль, Пурков стал осторожно спускаться по ступеням подземного входа, который оказался нешироким, полусводчатым сооружением, с голыми бетонными стенами, не горевшими лампочками в плафонах и глубиной около 5-6 метров от поверхности земли. Войдя в невысокий, полутемный тоннель, они прижались к его правой стороне и почти на ощупь прошли первые метров двадцать, пока не дошли до следущего отрезка, освещенного тускло горевшей лампочкой без плафона. Судя по направлению и расположению тоннеля на территории госдач, он начинался от входа в особняк Хрущева и заканчивался где-то на пляже, проходя под главной улицей Нового Афона имени Нестора Лакобы. Понятно, что сам тоннель во времена Хрущева являлся объектом режимным и явно тщательно охранялся от посторонних глаз…

Пройдя первым по освещенному участку тоннеля еще метров тридцать, Пурков случайно увидел, расположенную в бетонной шершавой стене малозаметную металлическую дверь, покрашенную темно-серой краской и не имевшую ручки и внешних петель. Он осторожно постучал по двери костяшками пальцев, звук был звонкий, явно говорящий о том, что за дверью была пустота. Пурков провел ладонью по стене, на стыке металлической кромки двери и тоннеля и с удивлением обнаружил, что там имеется крохотный зазор, свидетельствующий об очень плотном прилегании . Через секунду, справа от двери он обнаружил круглый поворотный выключатель, предназначенный видимо для освещения тоннеля или…Повернув тумблер выключателя, Пурков услышал за дверью характерный щелчок…

- Ну и долго ты эту дверь гладить еще будешь? Мы всё-таки на пляж идем и холодно здесь, между прочим. – Подала свой голос Рахиль, с недоумением наблюдая за манипуляциями мужа.

- Подожди пару минут, сейчас пойдем! – Сказал Пурков и с удолетворением обнаружил, что зазор между дверью и стеной тоннеля немного увеличился!

- Ну и ну! А здесь, однако, не все так просто! В двери то, оказывается, был электрозамок, а я думал, что она, грешным делом, изнутри закрывается!

Он поддел пальцами кромку двери, потянул на себя и она, о чудо, без скрипа стала открываться. За дверью оказался странный тамбур, шириной метра два, больше похожий на каменный мешок, слева от которого разместилась массивная прямоугольная гермодверь с винтовым запором. Пошарив рукой по стене, Пурков нашел еще один поворотный выключатель, которым он зажег плафон в сетчатой обечайке, испускавший очень слабый свет. Всмотревшись в плохо освещенный тамбур, он на противоположной стене увидел висевшую на уровне его глаз металлическую табличку размером 30х40 см:

СТОЙ! ПРЕДЪЯВИ ПРОПУСК!
ВКЛЮЧЕНО АСУ.
Вход на объект Д 4 только по спецпропускам!

Подземный ход Особенно странной казалась вторая строка снизу: «Включено АСУ», которая явно о чем предостерегала входящего. Но о чём? Да и вообще, на фоне всеобщего хаоса и развала в Абхазии, данные строгие надписи могли вызвать лишь снисходительную улыбку у любого здравомыслящего человека. Мда-а-а….Он задумался и, посмотрев на внушительную гермодверь, покрашенную серой краской, напоминавшую некую деталь интерьера подводной лодки. Посередине двери с продольными глубокими прямоугольными выемками, располагалось штурвальное колесо, от которого отходил вверх-вниз трубчатый запорный рычаг. От штурвального колеса влево и вправо располагались надписи «Откр» и «Закр» с отходящими от них вниз покрашенными белой краской «стрелками». Пурков мысленно перекрестился и решительно взялся за винтовой запор…

- Может уже хватит там копаться!!! – Неожиданно раздался нетерпеливый крик Рахиль, и Пурков был вынужден с большим сожалением оставить открытие двери на потом. Он вышел из тамбура в тоннель, захлопнул дверь и тут же услышал, как явственно щелкнул потайной замок. Пройдя дальше по тоннелю еще пару десятков метров, супруги неожиданно увидели на его противоположном конце солнечный свет, который врывался через полуприкрытую решетчатую дверь. >Выход со стороны моря Удивлению Пуркова и Рахили не было предела, когда выйдя из тоннеля, они увидели, что ...находятся совсем рядом от пирса и эллинга! Они две недели, практически постоянно проходили мимо этого места и не могли даже представить, что под красивым бетонным навесом, полностью заросшим диким виноградом и ежевикой, может скрываться вход в правительственный подземный тоннель! Пурков, неоднократно вместе с Ермолаичем дефилируя мимо этого навеса, предполагал, что это обычная каморка для хозинвентаря, которую непременно облюбовали бездомные собаки. А оказалось… «Странно, все очень странно… И Ермолаич, который явно знает о существовании этого тоннеля и его предназначении ни разу не обмолвился о нем ни словом! Вот жук! Скорее всего, дед и о секретной двери в тоннеле тоже знает, но молчит старый хрыч, боится ляпнуть лишнего, под дурачка косит…» - размышлял Пурков, неторопливо шагая с Рахилью по мелкой гальке к их излюбенному месту рядом с горным ручьём. Особенно вывела Пуркова из равновесия надпись на металлической табличке в тамбуре, смысл которой напоминал некоторую угрозу входящему… «Та-а-ак… Буква «А», допустим, может означать автоматический, автоматическое. «С», скорее всего система, а может ситуация? Бред какой-то! Ну а «У» тогда что? Управление, устройство, уровень, установка? И чего получается? Белиберда, вот что! Так! А если…Точно!!! Автоматическое Стреляющее Устройство - АСУ! Оно «включено», это «АСУ», в этом и есть смысл предупреждения для входящего! Интересно, а как же оно тогда работает, то есть, как происходит инициация? Скорее всего, за гермодверью установлен емкостный датчик присутствия или как его еще называют «устройство тревожной сигнализации емкостного типа», подсоединенный к спарке пулеметов Калашникова ПКТМ с электрической инициацией выстрела. Мда-а-а…Получается, что при открытии гермодвери и вхождении в зону работы емкостного датчика он сразу срабатывает, посылая сигнал в АСУ, а оно синхронно стреляет. Учитывая, что в магазине у ПКТМ 100 патронов, то становится понятно, что живым из этой предварительно пристрелянной зоны не выбраться». Пурков, вдруг почувствовал, что, открывая проклятую гермодверь, ему придется поставить на кон собственную жизнь! Не слабо, однако!

… Тем временем, дойдя до «своего» места на пляже, супруги разложили коврики, поставили зонт и бросились в набегавшую волну… Придя в пансионат после пляжа, Пурков, вдруг вспомнивший, что через полчаса группа отдыхающих собирается идти на эскурсию на дачу Сталина, озабоченно спросил Рахиль:

- Ты знаешь, может это даже не эскурсия на бывшую сталинскую дачу, а профанация какая-то? Никогда не слышал, что именно в Новом Афоне находится секретный правительственный спецобъект площадью 120 гектаров! Может все же сказать Фатиме, что мы не пойдем смотреть на…

- Пойдем, пойдем, еще как пойдём! – Нервно перебила Пуркова Рахиль, и со значением добавила. - Не бурчи как старый дед! А то ты со своим дутым кумиром Ермолаичем скоро превратишься в хронически брюзжащего почтальона Печкина! Пурков обреченно вздохнул, предполагая, что придется добрых два часа ходить по какому-нибудь полуразваленному курятнику, напряженно вслушиваясь в сонное бормотание эскурсовода и механически фотографировать всю «раритетную» рухлядь. Но все его предположения оказались просто нелепой фантасмагорией, не имеющей ничего похожего на реальную действительность…Когда эскурсия из пансионата, ведомая дородной абхазкой Фатимой, через пять минут начала подходить по раскалённому асфальтовому серпантину к плакату с надписью: «Стой! Стреляют!», Пурков тут же понял, что замаячивший впереди в тени высоких деревьев невзрачный домик с двускатной крышей и есть тайное убежище вождя. Завернув по узкой дорожке влево и выйдя на небольшую, метров десять на пятнадцать площадь, Фатима, резко сделав группе знак отстановиться, пошла в сторону полураскрытой двери унылого подъезда. Все стоявшие поодаль участники необычной эскурсии вперились глазами в странное здание, с облупившемся штукатуренным фасадом, какого-то странного серо-бежевого оттенка, на стенах которого явственно проступала плохо закрашенная зеленая краска. Сомнению не подлежало, именно эта зелено-ядовитая краска и была неким документальным свидетельством того, что перед пришедшими один из спецобъектов дачного строительства времен эпохи товарища Сталина. Именно по личному распоряжению Сталина все дачи, а именно их фасад, имели одинаковый зелёный цвет, в том числе печально известная «объект № 1» или Ближняя дача в Кунцево, где вождь всех времен и народов счастливо отдал Богу душу в страшных мучениях.

- Всё нормально, проходим за мной, готовим деньги, 100 рублей, отдадите их дежурной Маквале Джонджолия. – Скороговоркой выпалила Фатима, и нервно посмотрев на наручные часы на пухлой руке, повела страждущих увидеть роскошные хоромы пламенного революционера, бывшего семинариста и просто советского человека Иосифа Джугашвили. Пурков же, совершенно потрясенный странным внешним сходством дачи Сталина в Новом Афоне с провинциальным зданием городского морга в городе Жуковский, где он часто бывал в гостях у приятеля судмедэксперта Андрушко, громко шмыгал носом, стараясь не выказывать возмущение.

- Ты чего сопишь то, своим картофелеобразным мужицким носом? – Отдавая трудовые двести рублей бочкообразной Маквале, угрожающе спросила Пуркова супруга и со значением наступила ему на ногу. – Прекращай, не порть настроение мне и людям – они пришли окультуриваться, а ты создаешь провокационную нервозную обстановку…Впрочем, нервозная обстановка сложилась сразу, как только группа зашла в зашитый дубовыми панелями широкий тамбур, попав в перекрестье прицела бдительного дежурного по даче и денежным сборам Джонджолия. Пересчитав с тщанием профессинального кассира деньги, а потом, пересчитав количество «голов» в группе посетителей, дежурная снисходительно кивнула Фатиме и нехотя отошла с узкого коридора, дав возможность «народу» войти в святая святых – личный рабочий кабинет товарища Сталина. Почему, правда, кабинет генсека располагался впритык к выходу из здания, как каптёрка завхоза, оставалось только гадать…

…Так, не расходимся, товарищи, все собираемся около меня! Не рас-ходим-ся-а-а-а! – Зычно крикнула в напряженной тишине, пропахшей звуками и фактами истории, Фатима, тщетно пытаясь собрать народ, разбежавшийся по даче фотографировать каждую малопонятную мелочь. Она стояла посередине рабочего кабинета славившегося крутым нравом генсека и нервно теребила руки. Дождавшись, наконец, когда около нее соберется нужное количество человек, она набрала в легкие воздух и тихим, но хорошо поставленным голосом с учительскими интонациями начала свой неторопливый рассказ:

- Дорогие друзья! Вы находитесь на бывшей госдаче № 8, имеющей название «Ласточкино гнездо» в Ахаля Афони или по-русски в Новом Афоне! Своё название дача, в документах Главного Управления охраны МГБ СССР, получила по расположенной на склоне горного кряжа смотровой площадки, имеющей характерную чашеобразную форму гнезда. Собственно говоря, над госдачей были сооружены весной 1948 года две смотровые площадки: одна для охраны – малая, другая с ротондой для самого генсека, где он подолгу сидел осенними вечерами. Сейчас до этих площадок уже не добраться, так как в ноября 2006 года произошел обвал и тропа, по которой можно было добраться до «Ласточкиного гнезда», оказалась засыпанной камнями…

…Я вот уже четыре года вожу эскурсии на эту дачу Сталина и всегда слышу одни и те же вопросы, которые мешают мне рассказывать. Поэтому, зная, что вы будете мне задавать много вопросов по ходу повествования, совершенно не относящихся к теме сегодняшней эскурсии, я просто начну свой рассказ с самой главной и популярной темы, которую можно озаглавить так: «Сколько всего у Сталина было построено дач в Абхазии, и на каких он бывал чаще всего». Думаю, многие из вас знают, что родональником стиля «сталинский ампир» и главным архитектором практически всех дач вождя, построенных до войны, был знаменитый советский архитектор Мирон Иванович Мержанов или Меран Оганесович Мержанянц, армянин по национальности, родившийся в пригороде Ростова на Дону 23 сентября 1895 года. После того, как Мержанов в 1931 году выиграл достаточно сложный открытый конкурс на проектирование будущего знаменитого санатория РККА в Сочи, он был вызван в Москву и назначен главным архитектором хозуправления ЦИК СССР, тем самым вошел в обойму наиболее востребованных советских придворных архитекторов. Одновременно с завершением санатория РККА имени Ворошилова, по заданию ЦИК, Мержанов спроектировал и выстроил комплекс госдач в Дагомысе «Бочаров Ручей», являющихся в настоящее время правительственной резиденцией России. Точнее, построена по проекту Мержанова всего одна дача № 17, а две остальные, были построены на рубеже 48-51 годов. Сейчас эти три госдачи под номерами 5, 6, 7 являются резиденцией правительства России, а совершенно новый комплекс под названием «Ривьера-6» закреплен за Путиным. В 1933-34 годах Мержанов спроектировал первую сталинскую госдачу – так называемую «Ближнюю» или объект № 1, как называется она в документах ГУО МГБ СССР, находящуюся сейчас в московском микрорайоне Давыдково, в 300 метрах от улицы Давыдковская. Хочу также обратить ваше внимание, что госдача «Большие Броды», построенная в 1938 году на полуострове озера Ужин на Валдае, являлась точной копией мержановской в Кунцево. В конце 34 года Сталин, весьма довольный выполненным заказом приказал подготовить проект госдачи в Верхней Мацесте, известную сейчас под названием «Зеленая роща» которую вскоре построили на скалистом холме, окруженном непроходимым кустарником и лесом. А уже в 1935 году на реке Багрыпста, в 11 км от Гагр, по проекту того же Мержанова была построена врезанная в гору двухэтажная дача, получившая вскоре название «Холодная речка» или объект № 18. Получилось, так, что Мирон Мержанов своим творческим подходом к проектам госдач и определенным стилем, так называемым, постконструктивизмом, фактически определил в дальнейшем, архитектурный стиль всех последующих строений на Кавказе, и в частности в Абхазии. Даже предложенный лично Мержановым особый зеленый цвет фасада всех дач Сталина, был позже растираживан и повторен на всех объектах отдыха генсека. Так, например, архитектор из ГУО МГБ СССР майор Авраменко, сделавший в 1947 году проекты госдач для Сталина и Берии в долине рек Лашепсе и Ацетука, позже, в своих воспоминаниях неоднократно утверждал, что стиль модернизированной классики Мержанова оказал на его творчество сильное влияние. Так что, уважаемые, эскурсанты и эта дача «Ласточкино гнездо», тоже, фактически при проектировании и строительстве, в чем то, повторила все ранние работы Мержанова…

Фатима, внимательно и строго провела взглядом по притихшим лицам, словно пытаясь определить, внимательно ли слушатели относятся к её предисловию, и, убедившись, что эскурсанты дошли до нужной кондиции, с воодушевлением продолжила:

Кабинет для совещаний- Наверное, многие из вас, хотят узнать, а какая дача у Сталина была самая первая?! Я отвечу на этот вопрос…Первую персональную двухэтажную дачу из 12 комнат, будущий диктатор получил ещё в 1922 году, когда стал генсеком РКП (б), с необычным, на мой взгляд названием «Зубалово», находящуюся в 14 км от Москвы по Рублёвскому шоссе. Кроме Сталина в ней проживали родственники его первой жены Екатерины Сванидзе и родители второй жены Надежды Аллилуевой. А до знаменитой «Ближней», располагавшейся в Кунцево, генсек проживал на подмосковной даче в «Липках», место для строительства которой, выбирала лично Надежда Аллилуева. Но вернемся, всё же, в Новый Афон, в эту дачу «Ласточкино гнездо» Иосифа Виссарионовича Сталина, где мы сейчас, собственно и находимся, стоя в его личном рабочем кабинете. Сведений, которые могли бы пролить на свет строительство этой госдачи Сталина в Новом Афоне, а так же подробности её функционирования в период с 1946 по 53 год осталось очень мало. Почему, спросите? Может потому, что реальные действующие лица тех времен, а именно офицеры Главного Управления Охраны МГБ давали подписку о неразглашении, и не имели право рассказывать о государственных секретах. Многие из них к настоящему времени умерли или стараются держаться в тени…Думаю, на то есть определенные причины…Впрочем, малопонятные мемуары, не имеющие абсолютно никакой практической ценности пытался написать глава ГУО с 46 по 52 год генерал Власик, но и он, как я думаю всей правды не выдал. Практически, всё, что я вам сегодня рассказываю, уважаемые гости, основано на рассказах служащего телефонного узла госдачи, старшего сержанта гозбезопасности Михаила Зинина, оставившего воспоминания, записанные мною на магнитофонную пленку ещё в далеком 1989 году. Также я лично в Москве встречалась с бывшим офицером 6 –ого отдела ГУО МГБ СССР Геннадием Николаевичем Коломенцевым, начальником Особой кухни Кремля.

Тут Фатима на миг замолчала, видимо собираясь духом, потерла в задумчивости подбородок и решительно продолжила:

- Да-а-а…Так вот как всё начиналось…Я имею ввиду строительство госдачи… Для того, чтобы, уважажаемые товарищи, понять логику строительства всех госдач Сталина в довоенный и послевоенный период, следует учесть миниум четыре фактора. Первый из них, то, что генсек не любил, как истинный кавказец, холодный и промозглый подмосковный климат, при котором все болезни его организма обострялись и напоминали о себе с годами все чаще и чаще. Второй фактор основан на том, что по рекомендациям врачей Сталину периодически приходилось проводить лечение сероводородными и радоновыми ваннами постоянно болевшей левой руки на бальнеологических курортах в Нижней Мацесте, Цаиши и Цхалтубо. Также у Сталина была гипертония, хронический суставной ревматизм, радикулит и стенокардия. Все свои болезни он по рекомендации личного врача Кириллова в основном лечил методами курортологии, только значительно позже он стал принимать медикаментозные средства, например сульгин. Третий фактор, может считаться вполне обычным как для тех, так и для нынешних времен. Дело в том, что престарелый генсек с 1939 по 45 год не ездил отдыхать из-за начавшейся второй мировой войны. Необходимо заметить также и то, что по воспоминаниям начальника Главного Управления охраны МГБ СССР Власика, Сталин в январе 45 года пережил микроинфаркт, сильно снизивший его работоспособность, а в октябре 1949 второй резко снизил речевые способности вождя. А вот последний, четвертый фактор, стараются часто не упоминать! Совершенно напрасно!! Однако, мои дорогие экскурсанты, он является наиболее типичным для России!!

На этой фразе, Фатима, скривив в уголках рта легкую гримасу, подняла угрожающе палец, посмотрела исподлобья каждому стоявшему напротив в глаза и только тогда продолжила:

- 19 мая 1952 года, на основании постановления ЦК ВКП (б) «О недостатках в работе Главного Управления охраны МГБ СССР», начальника охраны Сталина генерал-лейтенанта Николая Сидоровича Власика, лишили должности, выгнали из партии и сослали в город Асбест руководить лагерем для заключенных! Причина была очень простая – воровство казенных денег! Да, да – воровство! Руководство ГУО МГБ под началом и покровительством Власика систематически тайком расхищало огромные бюджетные средства в голодной разрушенной стране, строя госдачи и списывая под шумок в течение многих лет отпущенные Минфином деньги. И главным инициатором строительства дач Сталина на озере Рица, в Новом Афоне и Валдае, на озере Ужин был Власик и его заместители Лыньков и Кошелев. Идея строительства объекта № 8 или госдачи «Ласточкино гнездо» в Новом Афоне родилась не сразу и не у Сталина. Хотя предпосылки к строительству новой дачи именно в Абхазии дал лично генсек. Приехав на литерном поезде 8 сентября 1946 года на объект № 6 или дачу «Зеленая роща» в Верхнюю Мацесту, Сталин поздно вечером позвонил первому секретарю ЦК КП (б) Грузии Кандиду Чарквиани и спросил: «В каком состоянии находится старинное здание водолечебницы в Боржоми, построенное еще в 19 веке»? Чарквиани недолго думая сразу сказал, что «водолечебница нуждается в ремонте и в настоящее время не используется». После недолгой паузы, Власик, сидевший с режиссером Михаилом Чиаурели напротив вождя и бывший свидетелем этого разговора, благодаря громкости ВЧ-связи, услышал как Чарквиани неожиданно выдал такую фразу: «Товарищ Сталин, в селе Цаиши, в 10 километрах от Зугдиди, недавно обнаружены азотные кремнистые термальные воды, построен небольшой павион для желающих принимать ванны. Приглашаю Вас и товарищей из Политбюро на лечение». Сталин, повертев телефонную трубку в правой руке, посмотрел на Власика и глухо ответил: «Хорошо, товарищ Чарквиани. Политбюро рассмотрит Ваше предложение, до свидания». Тут Власика, по его воспоминаниям осенила идея и он, недолго думая тут же выдал генсеку: « Товарищ Сталин! Предлагаю ГУО МГБ провести предварительные исследования территории Абхазской и Аджарской ССР на предмет строительства резервной госдачи, расположенной прямо на территории источника или рядом с ним. В данный момент закончены проектно-изыскательские работы в долине рек Ацетука и Лашепсе для будущего строительства госдач № 5 и № 11. Но путь на автомобиле от них до источника в Зугдиди будет достаточно тяжелым, да и строительство предстоит достаточно долгое, очень сложный рельеф на Малой Рице. Также пересеченная местность с крутыми скалами вдоль шоссе, всё-таки приграничная зона, мало ли что…». Сталин внимательно выслушал Власика и немного помолчав, сказал: «Хорошо, товарищ Власик, мы завтра съездим, посмотрим, что там за курорт нам расхвалил Чарквиани». После посещения Цаиши и принятия ванн, на обратном пути, уже в «Паккарде», проезжая Нижние Эшеры, Сталин спросил Власика: «А что у нас происходит с Ново-Афонским монастырем, служба идет в нем?» Так как Власик не знал, что именно «происходит» и. понимая, что место под дачу в Цаиши генсеку не понравилось, он ответил просто: «Товарищ Сталин, давайте заедем, посмотрим. Вполне возможно там и место под госдачу определим». Так и вышло, Власик хорошо знал вкусы Хозяина…

- Извините, пожайлуста! А можно внести уточнение или просто задать вопрос? – Раздался в гробовой тишине госдачи голос Пуркова, который нервно кашлянул и продолжил:

- Вы знаете, Фатима, товарищ Сталин почти половину своего правления страной проездил на американском, двенадцатицилиндровом автомобиле Packard Twelve 15-ой серии со сплошным 6 мм бронированием и перегородкой между водителем и салоном. Так вот. По приказу Сталина, Власик, ещё будучи в 46 году замначальника охраны, всегда сидел на крайнем правом сидении впереди, а сам генсек всегда сидел на запасном, откидном сидении, находящемся в середине салона, в результате чего, общаться эти двое фигурантов никак не могли при движении машины. Факт!

- Правда?! Я этого не знала…Возможно Власик чуть приукрасил события почти шестидесятилетней давности? А почему же Сталин тогда сидел на откидном стульчике в машине, а не…

- Сталин всегда сидел с членами Политбюро на откидном сидении только по одной причине, как он сам популярно объяснил позже начохраны Власику: «Пуля спереди, достанется тебе Власик, пули сзади - сидящей охране или приглашенным в машину гостям, а товарищ Сталин и товарищи из Политбюро еще могут пригодиться партии». Сталин всегда ждал нападения при движении машины, причем нападения на поворотах, где машина вынуждена притормозить…

- Ну, хватит Вам про машины то разглагольствовать, в конце то концов. – Прозвучал хриплый пропитой голос из толпы эскурсантов. – Давай, Фатима, едрёна корень, продолжай про этого, как его…Сталина, вот кого!

- Хорошо, продолжаем, ничего страшного! Вечером, по приезду в Афон, Власик, Сталин и сопровождавший их майор Авраменко, замначальника ХОЗУ ГУО МГБ, вышли из машины и поднявшись по «тропе грешников», свернули направо к стоящей в отдалении полузапущенной дачной резиденции императора Александра Третьего. Встали и молча уставились на открывавшийся перед ними вид на Ново-Афонскую бухту и мыс Псырцха…Сталин после долгого молчания глухо произнес: «Товарищ Власик! Я думаю, что мы с товарищами на Политбюро рассмотрим вопрос о строительстве здесь резервной госдачи. Скажите Авраменко и Круглову, чтобы подготовили проект. К апрелю следущего года объект надо сдать…». Это были совершенно нереальные сроки по тем послевоенным временам! Поэтому Власик, твердо, без тени сомнения в голосе ответил: «Товарищ Сталин! Это невозможно! Это нереальные сроки! Мы только начали закладку госдач № 5 и 11, силами 2-ой дорожно-строительной дивизии МВД, которая сейчас ведет ремонт Черноморской автомобильной дороги, а тут…». Тут Сталин поднял руку, прервав монолог замначохраны, и сказал такую фразу: «Будет дача к апрелю - будет Власик, не будет дачи к апрелю - не будет Власика». А уже 17 октября 1946 года МВД СССР было получено постановление Совета Министров СССР «О строительстве объектов государственных дач № 5, № 11 в районе озера Рица и № 8 в Ахаля Афоне». Хочу обратить внимание, уважаемые гости, что в советское время та часть Афона, которая находится слева от госдачи, по направлению к Сухуму, называлалась посёлком Цитрусовани. А до переименования в Цитрусовани здесь находились два села: Греческое и Мингрельское…

- Простите, а вот дачи Берии есть в Абхазии? – Почему-то подняв руку как на уроке, спросила хлипкая бледная девчушка в застиранном сарафане, нервно поправляя постоянно сползающую бретельку лифчика.

- Да есть, конечно, есть в Абхазии дачи маршала и генерального комиссара безопасности Лаврентия Павловича Берии! Одна госдача № 12 в полуразрушенном состоянии недалеко от железнодорожного вокзала в Гагре и вторая, № 5, хорошо сохранившаяся, находится в долине реки Ацетука, недалеко от озера Рица. По-моему ее выкупило правительство Краснодарского края для губернатора Ткачёва.. Впрочем мы отвлеклись от главной темы…Так вот. После визирования проекта госдачи № 8 майором Авраменко у Сталина в начале декабря 1946 года, руководство ХОЗУ МГБ и Ушосдор МВД начало в спешном порядке строить на уже огороженной территории комплекс объектов. Интересно то, что как и все госдачи тех времен, госдача в Новом Афоне была окружена трехметровым зеленым, дощатым забором. Только потом, при Хрущеве его разломали и построили бетонный, секционный. Ну а при Брежневе стали возводить более дешевый из металлических прутьев…

Как вы сами понимаете, задача Сталина – «сделать всё, как в Кремле» - проецировалась на все его дачи: внутри – деревянные панели, дубовый паркет, обязательно бильярд и кинозал, наружные стены оштукатурены цементом, перемешанным с зеленой краской, вокруг 3-5 метровый дощатый забор, а то и два. Собственно говоря, в то время, в понятие госдача входил не только главный дом, но и целый ряд объектов различного назначения, расположенных на территории, - парковых сооружений, хозпостроек, общежитий для охраны, столовые, бойлерные, котельные, гаражи, АЗС и так далее. Да и «дачей» это комплекс «Ласточкино гнездо» назывался скорее по традиции – в основном, благодаря его месторасположению в лесопарковой зоне пригорода Нового Афона. Следует заметить, уважаемые товарищи, что лично для Сталина строилось два здания. дачный комплекс императора Александра IIIТак называемые «Главный дом» или дом №1 и «Столовая» или дом №2. В первом мы с вами сейчас находимся, но генсек здесь прибывал, как правило, в дневное время, работая с документами на веранде, на другой стороне здания, которое обращено на бамбуковую рощу и на мандариновые насаждения. А вот ночевал он и обедал в другом здании, которое находится справа от нас, бывшем дачном павильоне Александра III, построенном еще в 19 веке. Хочу обратить ваше внимание, что пища, никогда не готовилась в сталинских дачах непосредственно в самом здании, а приносилась в судках из расположенной рядом столовой. Или был еще другой вариант, когда кухня размещалась в здании дачи, но была изолирована от жилого помещения многочисленными дверями. Сталин не переносил запаса кухни в своём жилище…

- А –а-а можно спросить?! – Вдруг совершенно не к месту, оборвав на полуслове Фатиму, зовопила откуда-то снизу из толпы, маленькая белобрысая девчушка лет семи в белой панаме. - А Сталина пытались отравить винегретом? А то нас с мамкой винегретом на обед вчерась накормили в столовой, так мы с толчка полдня не слазили, честное слово! Во как дно прорвало!

IMG_6142- Мда-а-а-а…Нет, винегретом Сталина не травили! – Тут громкий общий хохот эскурсантов прервал рассказ Фатимы, вынудив и её натужно улыбнуться. - ЛСУК или Лечебно-Санитарное Управление Кремля имело в доме № 2, спецлабораторию с врачом микробиологом, который за час все сырые продукты, предназначенные к закладке и использованию Сталиным, скармливал белым крысам и морским свинкам, которые служили подопытными испытателями. Между прочим, вся посуда, все продукты, все вина, за редким исключением привозились из Москвы, закупленные у проверенных поставщиков 6-м отделом ГУО МГБ! Так, что, уважаемые, никогда, ни при каких обстоятельствах товарищ Сталин не травился некачественными продуктами на даче в Новом Афоне. Еду Сталину готовил на всех дачах и в Кремле его личный повар Борис Владимирович Судзиловский. Могу вам привести еще пару любопытных фактов, которые мало кто знает. На «Ближней» даче, в Кунцево, находилась самая настоящая ферма с двумя немецкой селекции коровами пород «симментал» и «швиц», за которыми ухаживала одна доярка. Парное молоко предназначалось только для членов Политбюро и Сталина. А при переезде в летнее время вождя на крымские или кавказские госдачи коровы и доярка направлялись вслед за ним в специальном вагоне. Также хочу развеять устойчивый миф о том, что Сталин любил вино «Хванчкара». Ничего подобного! Сталин употреблял в небольших количествах грузинский коньяк «Энисели», а также домашние сухие красные и белые вина, закупаемые ГУО у колхозников братьев Немцецверидзе…

- А чо, и абхазские вина не пил?! Немудрено, едрена вошь!! А то мы вчера с ребятами вечерком как хлопнули пару полуторалитровых пузырей домашней «Изабеллы», так и все углы в пансионате облевали! – Вставил в рассказ Фатимы не совсем приличный комментарий невзрачный мужичок неопределенного возраста с бордовым испитым лицом и бегающими глазками.

Вид на дачу Сталина- Нет, Сталин никогда не пил абхазские вина! Но вот Анастас Микоян, например, просто обожал «Псоу», «Букет Абхазии» и «Лыхны», правда, бутилированные, а не купленные за 50 рублей. Я думаю, Вам подсунули самое обычное самодельное ежевичное вино. Всем всё ясно? Пошли дальше! Да, да – пойдемте дальше, товарищи, вдоль по коридору, в Зал заседаний, где генсек принимал важные правительственные решения в с участием приглашенных лиц. Ну а пока мы идем, я вам коротко расскажу, как строилась дача в 46 году. Дело в том, что при строительстве Абхазской железной дороги в с 1940 по 1945 год от Сочи до Сухуми, на участке Псырцха – Новый Афон, строителям Метростроя пришлось пробивать в скалах тоннели № 13 и № 14. Один из тоннелей, а именно № 14, проложенный прямо к будущей госдаче, был в сентябре 42 года по распоряжению главы строительства Цатурова законсервирован. А при продолжении работ в 46 году, его направление, по распоряжению 6-ого Главного Управления МГБ резко изменили. Сейчас, буквально за стеной этого заброшенного тоннеля растут посаженные по личному распоряжению Сталина лимонные деревья двух сортов, Новоафонского и Мейера. Конечно же, на территории будущей госдачи проводились и другие работы. Например, очень много было уничтожено кипарисов, а на их месте насыпан специальный грунт и высажено 75 га мандариновых и апельсиновых деревьев, калифорнийские сосны, магнолии, эвкоммия, бамбук, эвкалипты, лавр, яблони, оливковые деревья. Проложены специальные дренажные канавы для осушения почвы и предупреждения появления малярийных комаров. То есть фактически, весь ландшафт и рельеф местности на будущей сталинской даче был полностью изменен, в соотвествии с пожеланиями вождя и распоряжениями ХОЗУ ГУО МГБ…

- А зачем ему было это нужно?! – Недовольно буркнула за спиной Пуркова медузообразная дама в годах, судя по внешнему виду и натруженным рукам ярая дачница. – Попы то, энти самые, вот кипарисы растили, растили, поливали, поливали, прости ты меня госпыдя, до седьмого поту, а энтот упырь, взял и всё на хрен перевернул кверьху жопой! Ишь, кипарисы ему мешали…

- Я вам отвечу на это вопрос тоже вопросом? Что делают на даче простые смертные?! Они отдыхают на пленере, они делают шашлыки, они принимают гостей, устраивают застолья или занимаются садоводством, огородничеством. Со Сталиным было всё, конечно же, сложнее. Ведь часть жизни он проводил в Кремле, вторую часть своей жизни он проводил на своих многочисленных дачах. Кстати говоря, в тот период, когда Сталин не отдыхал на кавказских дачах, на них отдыхали его соратники из Политбюро и не только! Прошу это учесть! Госдачи не пустовали, как это сейчас пытаются представить! Например, Молотов постоянно отдыхал на сталинской даче № 27 «Мюссера», а Буденный, Жуков, Ворошилов и Хрущев практически постоянно ездили с середины лета в «Зеленую рощу» и «Ласточкино гнездо», пока, конечно же, не прибывал Сталин. После его прибытия они перемещались в так называемые «гостевые дома». Да! Ну так возвращаясь к ответу на вопрос! На даче Сталин, как обычный смертный отдыхал физически и духовно. Он читал художественную литературу, усердно занимался садоводством, выращивал цветы, ухаживал за лимонными деревьями и даже их сам сажал! Поэтому и он требовал, чтобы проектировщики и архитекторы из ГУО сделали ему комфортные условия для будущего проживания. Да, кстати говоря, именно на этом месте, где мы сейчас стоим, и росли кипарисы. Так что их всё равно бы пришлось вырубать. А вот ответственный за строительство госдачи № 8 от ГУО МГБ капитан Ефимов позже рассказывал, что на этом объекте, перед закладкой фундамента был вырыт огромный котлован под бомбоубежище, с запасным выходом по другую сторону Апсарской горы. При строительстве дачи, сверху, от монастыря, наши жители видели даже трёхподъёмные шахтные коперы, которые работали недалеко от сегодняшней дачи Хрущева. Говорили, буд-то бы для Сталина строили секретное метро, но лично я в это мало верю. Его же пока никто не видел, это метро! Да, что-то я опять ушла от темы! Сталин, в феврале 47 года вызвал полковника Кошелева, начальника финотдела ГУО МГБ с отчетом о строительстве дач № 5, 11 и 8, и, прослушав его доклад, приказал сократить расходы на отделку помещений. После этого было принято решение воспользоваться большими запасами трофейного имущества вывезенного из Германии: мебелью, сантехникой, паркетом, люстрами, бильярдными столами, радиотехникой. Вот, например, на этой даче положен трофейный дубовый паркет специалистами московской мебельной фабрики «Люкс». Впрочем, деревянные панели, которыми облицованы стены и потолок, везде в здании, исполнены исключительно русскими умельцами из бука, граба каштана, слоновой пальмы и карельской березы. В спальнях, куда мы пройдем чуть позже, присутствуют панели из квебрахо или как его называют «красного дерева», привезенного из Австралии. А многочисленные мраморные столики, радиолы «Телефункен» и «Сименс-Гальске», стулья известного австрийского мастера-краснодеревщика, подсвечники из бронзы, вазы из саксонского фарфора были привезены сюда со склада трофейного германского имущества ХОЗУ Минобороны. Вот так и составлялся интерьер этой дачи! Сейчас, правда, ничего из этих предметов нет – увезли чекисты в сентябре 91 года. Что ж, теперь немного об охране вождя на этой даче.

Два бассейна

Как вы уже, наверное, видели, комплекс зданий на территории закрытой лесопарковой зоны чётко разделен на две части. В верхней части расположены две госдачи, одна из них та, в которой мы, собственно говоря, находимся, а третья, построенная значительно позже, генсека Хрущева стоит внизу, почти вплотную к бетонному забору. За этими госдачами, выстроенными в один ряд на гребне холма, начинаются хозпостройки, практически полностью разрушенные временем. Это бойлерная, домик с артезианской скважиной, баня, насосная станция, питающая водой весь дачный комплекс и два специальных бассейна для форели, поставляемой сюда из Чернореченского форелевого хозяйства.

Старое административное зданиеТак же, вплотную к павильону Александра III примыкает здание двухэтажное комендатуры, где жил и работал руководящий состав органов безопасности, а также размещался узел правительственной связи. В нижней части лесопарка, расположено двухэтажное общежитие для офицеров охраны МГБ, выкрашенное в зеленый цвет, с подземным тиром и спортзалом. Рядом с этим общежитием столовая для личного состава, офицерский клуб, дизельгенераторная подстанция, гаражи и ремонтные мастерские, продсклад, два новых корпуса общежитий, перестроенных в пансионат «У монастыря», АЗС, котельная. На нижнем уровне, в котловине стоит заброшенный вольер для служебных собак и автомобильные ангары для личного транспорта руководства.

Вертолётная площадка В конце эвкалиптовой аллеи, недалеко от госдачи Хрущева есть вертолётная площадка. То есть, как вы уже сами увидели госдача – это микрогород со всеми необходимыми функциями жизнеобеспечения. При строительстве госдачи проектировщики тщательно проработали месторасположение всех окон помещения, заранее планируя, что при нападении на объект придется вести круговую оборону. Именно для этого толщина кирпичных стен в этой госдаче составляет 1,2 метра, что согласитесь, позволяет довольно долго сдерживать осаду. Окна имеют специально сконструированные шпингалеты, которые делают невозможным открыть их снаружи. А стёкла, имеют толщину 0,8 см и сделаны из особого вида ударопрочного горного хрусталя, что позволяет заблокировать все внешние уличные звуки и соблюдать в доме абсолютную тишину. Кстати говоря, всегда, в любое время дня и ночи плотные шторы на госдаче закрывали окна, для того чтобы невозможно было определить месторасположение вождя снаружи здания. До остекления этой дачи, работники управления охраны наметили сектора обстрела из окон первого и второго этажей, для чего устанавивали пулеметы в проёмах и вели пристрелку по маякам на территории лесопарка. А в течение всего периода жизнедеятельности госдачи, обслуживающие объект садовопарковые рабочие, набранные из уволенных в запас солдат, периодически выкашивали «литовками» высоко выраставшую траву на установленных секторах обстрела. Хочу обратить ваше внимание, товарищи эскурсанты, что и дорога, которая так странно петляет по лесопарку, проложена специальным маршрутом в искусственно созданном рельефе. Спросите для чего? Ну, конечно же, для полной безопасности вождя! Серпантин делали целенаправленно с многочисленными поворотами большой крутизны. Предполагали, что когда машина с нападавшими сможет прорваться к дачному комплексу, то работники ГУО МГБ, смогут её из окон второго этажа, и засад на обочинах держать под постоянным обстрелом. Для этой же цели, по всему периметру был проложен электрический кабель, подключенный к спрятанным складках местности прожекторам. Прожектора стояли и в постах наружной охраны, дежурившей в деревянных «грибках», оснащенных полевыми телефонами. Всего при Сталине на даче № 8 существовало 13 постов наружной охраны, вооруженной пистолетом «вальтер» П-38, револьвером системы Нагана, штык-ножом от винтовки СВТ и новейшим к тому времени автоматом АК-47…

- Простите, пожалуйста! У Вас, уважаемая Фатима, такие подробности, в отношении вооружения охраны, просто диву даюсь! А почему же тогда ГУО МГБ не использовало пистолет ТТ? – Немного вызывающе и с ноткой недоверия спросил Пурков, не надеясь на подробный ответ эскурсовода.

- Я вижу, вы разбираетесь немного в оружии! А Вы знаете, какой существенный недостаток имел пистолет системы Токарева?

- Да, знаю! Мне об этом недостатке рассказывал мой дед, воевавший комроты на Южном фронте. У ТТ постоянно выпадал магазин с патронами из-за плохо продуманной конструкции защёлки! Впрочем, у него еще была чрезмерно сильная отдача и слишком большое усилие на спусковой крючок. Так?!

- Именно так! Поэтому по распоряжению полковника Петра Николаевича Тюрина, замначальника Первого отдела ГУО МГБ СССР, «прикреплённым» из «лички», выездной охране с «трассовиками» и охране, отвечающей за безопасность периметра госдачи стали выдавать трофейный «вальтер» № 2. А в 49 году работники госохраны МГБ первыми в СССР получили на вооружение и АК-47. Кстати говоря, до 1961 года, весь периметр дачи окружал сплошной трёхметровый деревянный забор с прикрепленной сверху спиралью Бруно. Ну а кто из вас очень внимательный, то думаю, при гулянии по территории госдачи заметили странные металлические сооружения зеленого цвета, похожие на своебразные грибы на высокой ножке – это устройства тревожной сигнализации ёмкостного типа, установленные в 1974 году на всех правительственных дачах СССР. Для связи Сталина с охраной, вызова прислуги, поваров и других лиц на госдаче была смонтирована сеть домофонов, имевшихся в каждом помещении, вплоть до туалета. А вот для постоянного контроля перемещения генсека по комнатам здания, на некоторых сталинских дачах, в том числе и на этой была установлена система простой, но эффективной электросигнализации. В мягкой мебели были смонтированы нажимные пружинные контакты, которые при сжимании замыкали цепь и посылали сигнал на пульт охраны. Например, Сталин садился или ложился на тахту, и тут же у охраны зажигалась лампочка-индикатор, имевшая кодовый номер комнаты. Даже каждая дверь в помещении имела внизу особую металлическую пластину: дверь закрыта – Сталина пока нет в комнате, дверь открывается, одновременно размыкается электрическая цепь и сигнал поступает на пульт охраны. Таким образом, охрана всегда имела точное представление о том, где находится их подопечный. Но после смерти Сталина вся система внутридомовой сигнализации на госдаче № 8 была демонтирована, а все без исключения служащие ГУО уволены без объяснения причин… Кстати говоря, в штате личной охраны вождя числился специалист-токсиколог, который при помощи газоанализатора делал пробы воздуха в помещении кабинета Сталина каждые 2 часа, независимо от климатической зоны и времени года. Заканчивая рассказ о системе охраны Сталина, хочу добавить, что вождь, покидая помещение всегда надевал бронежилет скрытого ношения фирмы Mehler, тайно заказанный бывшим начохраны Паукером в Германии…

- Простите ещё раз! Вроде как Вы все госдачи товарища Сталина перечислили, а про секретную дачу в Куйбышеве забыли, может, расскажете!? – Спросил Фатиму Пурков, надеясь выведать у эскурсовода тайну, которую сам пытался давно узнать.

- Вы имеет в виду, так называемую, «последнюю» трехэтажную дачу Сталина № 3 «Гаврилова Поляна», строительство которой было приостановлено после смерти вождя? – Вопросом на вопрос ответила Фатима Пуркову и почему-то нервно потерла подбородок. – На сколько я знаю, первые работы по строительству совершенно секретной резервной госдачи Сталина «Гаврилова Поляна» были начаты после постановления Совнаркома от 10 августа 1937 года. В нем говорилось о создании системы подземных командных бункеров глубокого залегания, узлов связи, хранилищ продуктов, сообщающихся между ними транспортных тоннелей у села Красная Глинка, под Куйбышевым, в известняковых толщах Жигулевских гор. Собственно говоря, с 37 года Метростроем и Войскостроем НКПС СССР было начато строительство резервной дублирующей системы управления государством на случай тотальной войны с мировой капиталистической системой. И, конечно же, все строящиеся объекты, а именно: госдача № 3 «Гаврилова Поляна», бункер Сталина или «объект № 85», бункер ГКО, хранилища продуктов в Сокольей горе сообщались между собой автомобильным тоннелем, проходящим под Волгой. От госдачи вниз шёл шахтный ствол с лифтом, позволяющим спуститься при опасности вниз к транспортному тоннелю и переместиться под руслом Волги в командный пункт под зданием обкома партии в городе Куйбышеве. В 1941 году строительство госдачи было приостановлено, вплоть до 48 года. Однако из-за постоянной угрозы ядерной бомбардировки со стороны США, по распоряжению Сталина строительные работы по строительству резервной госдачи продолжались вплоть до 53 года…Сейчас «последняя» трехэтажная дача Сталина, имеющая название «Гаврилова Поляна», больше напоминает обычные развалины. Вот такие гримасы истории порой случаются, товарищи… Ну а сейчас, пойдемте вдоль по коридору в Зал заседаний.

После этих слов, Фатима решительно открыла двустворчатые тяжелые двери кабинета и пошла вдоль по коридору, направляясь к середине здания. Остановившись перед сверкающими лаком распахнутыми высоченными дубовыми дверями, она обернулась и категоричным тоном заявила: «Пожалуйста, без моего разрешения ничего руками не трогать. А сейчас, можно сесть на стулья и ответить на мой вопрос – где за этим столом сидел Сталин»?

Пурков, севший с наслаждением на стул, с почтенным благоговением взирал на довольно таки, большое квадратное помещение, с большим вкусом отделанное деревянным панелями и имеющее три входа - выхода. Одна дверь позволяла выйти на балкон, выходящий в глубину парка, из второй можно было пройти дальше в спальную комнату и ванную, а третья дверь вела в длиннющий коридор. По середине исторического Зала заседаний, стоял стол с 14-ю стульями, позади которого высился монументальный посудный шкаф с небольшим количеством столовой посуды. Над ним висела большая аляповатая картина, изображающая ссылку какого-то пламенного зачуханного революционера на каторгу в Сибирь. После того как все эскурсанты расселись на довольно таки жёсткие стулья, девочка, так наивно поведавшая всем про отравление винегретом, протянула вверх руку, как на уроке в школе и бодрым голосом заявила: «Тётя Фатима! Это опять я, Манюня! А Сталин то ваще не сидел за столом, он ходить любил - туды-сюды, туды-сюды, мозги всем конопатить, ага! Мне так баушка Рая сказала!»

- В общем, ответ правильный! Из-за того, что у Сталина левая нога была короче правой, Сталин не любил стоять и подолгу сидеть, он, как правило, ходил по кабинету. Но вот именно в этом кабинете Сталин всегда сидел перед картиной, изображающей ссылку народовольца. И при неблагоприятном для его собеседника разговоре, он указывал пальцем на картину и произносил такую фразу: «Все кто плохо понимает распоряжения партии и правительства пойдут вслед за этим!!» Хочу всех сразу предупредить о том, что вся посуда, которую вы видите в шкафу, не имеет никакого отношения к тем саксонским сервизам, имевшимся на даче до 53 года – их сейчас нет, вывезли в Москву. А сейчас, встаём и проходим в спальню генералиссимуса.

Народ нехотя, с большим кряхтением и сопением встал из стола, и с грохотом задвигая стулья, поплёлся за Фатимой смотреть святая святых - спальню небожителя…Войдя в небольшую комнату, пять на пять метров Пурков и его спутники увидели наспех застеленную маленькую кровать великого вождя и учителя, с положенными прямо на грязное покрывало видавшие виды ветхие треники. Под кроватью уютно разместились стоптанные грязные кроссовки, смердящие зловонным потом и явно ожидающие своего спешно покинувшего берлогу хозяина.

- А это чавой-то такое деется?! Пресвятая Мать Богородица! Ужели и на кровати Сталина всякие там нищеброды и бомжотники дрыхнуть?! – Раздался из толпы натужно сопевших от духоты эскурсантов хорошо узнаваемый голос медузообразной дачницы. – Дык, вы нам, Фатима, тока скажите на ушко, хто туть пригрелси на святом месте, мы его сразу за яйца и…

- Прошу Вас, успокойтесь! Понятно, что здесь сейчас живут не бездомные, а отдыхают представители руководства республики Абхазия! - Рявкнула в ответ «дачнице» покрасневшая от злости Фатима и, нахмурившись, добавила. – В республике недавно закончилась война, была блокада, разрушены санатории, жилые здания, надо же людям где-то отдыхать…А Вы…не понимаете…

- А чо туть понимать то, а?! Заладили вы, абхазцы, одно и тоже: война-блокада, война-блокада, клюють по голове, как ворона говно! У вас война закончилась в 93 году, а гопники вот ща на постелях товарища Сталина валяются, спустя 15 лет! – Не унималась жаждующая справедливости «дачница», явно желавшая лично разобраться, с любителем «дрыхнуть» на кроватях генеральных секретарей.

- Давайте, товарищи, продолжим эскурсию в ванной товарища Сталина! – Отчаянно пытаясь быть невозмутимой, процедила сквозь зубы Фатима, зыркнула раскалённым взглядом на возмутительницу спокойствия, и, расталкивая левой рукой зазевавшихся эскурсантов, первой пошла на выход. Забурчавшие свидетели разнузданной кроватной вакханалии горестно вздохнули и лениво побрели вслед за эскурсоводом. Через минуту, страждующие увидеть ванную комнату товарища Сталина, наконец то, смогли зайти в нёё и убедиться, что она ничем не отличается от обычной ванной простого смертного. Пурков с Рахилью тоже с интересом взирали на помывочную великого вождя, размером 5х3,5 метра, с сидячей белой эмалированной ванной слева по курсу, деревянным нелепым столиком, громоздким титаном, висящим на стене, современным биде, стоящей казённой вешалкой и унитазом в крайнем правом углу. Весь интерьер, начиная от кафеля и кончая столиком, был светло-голубого цвета, что, по-видимому, отражало вкусы хозяина и вызывало у смотревших, определенные нужные ассоциации…

Ванная комната на госдаче Сталина- Как вы видите, вся ванная комната имеет светло-голубой цвет, и именно только такой цвет и точно же такой внешний вид имели ванные комнаты на всех дачах Сталина, вплоть до «Ближней» в Кунцево. В настоящее время, ванная, смеситель, титан, столик и вешалка сохранились с тех самых памятных сталинских времен, и могут считаться предметами личного пользования вождя. Также строителями был сделан трубопровод от побережья Черного моря до всех ванных комнат генсека, откуда поступала морская вода. Сталин не любил купаться в море, не умел плавать, но зачастую в жаркие летние дни принимал ванны в морской воде…

…Пурков, сфотографировав по пять раз, «на память», все голубые интерьеры, обреченно стоял в толпе среди эскурсантов и внимательно слушал тихий разговор девочки Манюни с мамой:

- Мам, а мам!

- Хватит «мамкать», слухай давай, заноза чепрачная!

- Слышь, мам, а у Сталина пиписька была? Ну такая, как у нашего папки, с волосами?

- Была, блин, была! Закрой рот, не позорь мать!

- А она, это самое, плавает, когда Сталин сидит в ванной или не плавает?

- Я сказала закрой рот, пока по уши не оболтала!

- Мам! А Сталин когда какал - задницу газетой вытирал или дорогой бумагой «Лотус»?

…Пурков, давясь от смеха, и представляя, как великий вождь и учитель, вытирает в туалете причинное место скомканной газетой «ПРАВДА», с собственным изображением, уже собирался выходить в коридор, как неожиданно Фатима заявила:

- А сейчас, уважаемые товарищи, наша эскурсия заканчивается! Желающие могут пройтись в другие спальные помещения вождя и сфотографироваться! А остальные могут идти за мной и постоять на любимой веранде Сталина, откуда открывается чудесный вид на парк и Черное море!

Вид с балконаТолпа из 12 человек, уныло стоявших в ванной и изнывавшихся от страшной духоты, услышав слова Фатимы, в мгновение ока разделилась и в своём большинстве отправилась через Зал заседаний на широкий и просторный балкон с колоннами, где вождь предавался думам о кознях «врачей-убийц», «агентов Джойнта» и «безродных космополитов». Пурков с Рахилью, как и другие, тоже решили больше не тревожить свою легко ранимую душу, дальнейшим осмотром многочисленных кроватей вождя всех времён и народов, где так легко и непринужденно кувыркаются местные отчаянные джигиты. Сейчас они стояли на уютном широком балконе, молчаливо взирая на простиравшиеся далеко внизу мандариновые, апельсиновые и оливковые рощи, столь заботливо посаженные для того чтобы радовать глаз великому диктатору…Справа и слева, так же притихшие от восхищения неземной красотой ландшафта стояли, оперевшись на перила балкона, остальные фигуранты необычной эскурсии.

- Эх, едрёна корень, красота-а-а-а….Охренеть можно! – Раздался где-то поодаль хриплый прокуренный мужской голос, и после ритмичного прокашливания продолжил.- Во где чачу пить надоть, ага! Прям здеся. на балконе разложить скатёрочку, с салом, лучком, картохой разварной, огурчиком малосольным и ка-а-а-ак оттопыриться по по-о-олной, ага! Эх, а мы с Трофимычем кажный вечер на лавке перед пансионатом душу рвём, как…

- Да заткнитесь вы, за ради Христа, алканавты! Дайте природой нарадоваться, без вашей проклятущей водки и рож ваших пропитых! – Рявкнула на любителей выпить со «скатёрочкой», медузообразная дачница и с интересом спросила Фатиму:

- А вот вы оливки то на зиму солите али маринуете? Вона внизу их скока, просто страсть! Пока все соберешь, Богу душу отдашь!

- Конечно же, солим! Сначала оливки вымачиваем, чтобы горечь удалить, потом 30 грамм соли на литр воды, растительное масло. 5 грамм, заливаем и так оставляем на месяц. У нас тут самые вкусные солёные оливки в Новом Афоне Кондрат Матвеич производит! На пригорке живет, недалеко от забора госдачи. У него еще собака без лапы живёт, Гапка зовут. Вот к нему заходите, он всех угостит! – С удовольствием ответила Фатима своей бывшей оппонентке, и повернувшись к бродившим по балкону эскурсантам сказала:

- Ну вот и всё…Спускаемся вниз…Все, у кого есть желание пробраться на смотровую площадку дачи «Ласточкино гнездо», расположенную выше по склону, могут сейчас обойти здание слева и выйти на тропинку, ведущую к самой высокой точке этого комплекса.

- Ну чего, пойдем? – Спросил Пурков Рахиль, явно намекая, что у него есть огромное желание лезть через непроходимые заросли колючей ежевики на смотровую площадку.

- Ну уж нет, спасибо, находились!!! Пошли на пляж! Загорать надо! И так тут два часа как идиоты проторчали, а толку чуть! И всё из-за тебя! Затащил в бомжатник! – Выпалила Рахиль, и чуть ли не бегом прошла быстрым шагом Зал заседаний, свернула в коридор и решительно направилась на выход…

Тем временем, Пурков неторопливо шел рядом с Фатимой и слушал весьма интересный диалог, разыгравшийся между эскурсоводом и бывшим его спутником по поездке на сероводородные источники.

- Не помню как тебя звать, впрочем не важно – всё равно ответишь…А сколько раз Сталин приезжал на эту госдачу?! - Спросил любитель каш «Быстров», угрожающе шмыгнул носом, шумно высморкался в затёрханный платок и, понизив голос до шепота, добавил. - Тут эти, ваши абхазы, которые по пансионату без дела слоняются, шепнули мне, что Сталин то на даче и не бывал ни разу, не нравилась она ему. Мол, не любил он Абхазию из-за женщин, типа ноги и грудь у них сильно волосатые, а он…

Комната отдыха- Я Вас поняла, дальше можно не продолжать… Я думаю, что Сталин отдыхал на этой даче постоянно, каждый год, начиная с 1947 года, точнее с ноября 1947 года. Спросите, почему с ноября? Обычно он начинал свой отдых на Кавказе с середины июля, приезжая разными путями сначала на дачу в Мацесту, потом ближе к сентябрю перемещаясь в Мюссеру или Рицу, а к сезону созревания мандаринов Сталина привозили на дачу в Новый Афон. Периодически отсюда он выезжал на машине в Цаиши, Цхалтубо и Боржоми на минеральные источники. Ближе к середине января вождь возвращался на «Ближнюю» дачу в Кунцево. Ну а если подсчитать и учесть, что генсек последний раз перед смертью был на Кавказе в 51 году, то получается, в Новом Афоне он отдыхал 3-4 раза, но никак не один. Это точно!

…Пурков, неторопливо шагая рядом с говорившими, мельком взглянул на покрытое бисеринками пота, туповатое лицо знатока «волосатых женщин», хмыкнул про себя, затем посмотрел на увлеченную объяснениями Фатиму. Оба, слушатель и рассказчик были настолько поглощены темой дисскусии, что не заметили, как подошли к выходу из дачи.

- Минуточку! Пришли, вообще то! Пора прощаться! Спасибо Вам, Фатима, за чрезвычайно увлекательную эскурсию, просто поражен Вашими энциклопедическими знаниями! Вполне допускаю, что Вы и сами раньше служили в органах и ходили при погонах. Не так ли?! – Пристально посмотрев в глаза Фатиме, спросил Пурков, не надеясь на ответ. Но он ошибся.

- Правильно подумали. Я служила во времена СССР в 21 отделе КГБ города Сухуми, старшим техником-телефонистом спецкоммутатора «Мюссера», обеспечивала правительственую связь на госдачах в Абхазии, а мой муж служил в Эксплутационно-техническом управлении ХОЗУ КГБ и отвечал на этих госдачах в Новом Афоне за нормальное фукционирование системы электронной охраны периметра. Потом, правда, перевелся в 11-й отдел, занимавшейся охраной резервных дач для бывших членов Политбюро. Раньше, на том месте, где мы сейчас стоим, располагалась в/ч 1139, 9-ого Главного Управления охраны КГБ СССР. Вся эта территория называлась «Хозяйство 11-12». Вот так! – ровно, без тени смущения и растерянности ответила Фатима и добавила. - Ну а сейчас…подрабатываю эскурсоводом. Вот такие жизненные метаморфозы, однако, случаются…Счастливого Вам пути! Не обижайтесь на нас, на абхазов, за разруху и отсутствие элементарного порядка. Все придёт в норму, поверьте!

…Пурков, радостно посвистывая, шёл вниз по серпантину, размышляя как найти хороший предлог для того, чтобы завтра улизнуть утром из номера и заняться разведкой таинственного тоннеля. Впрочем, можно было наврать Рахили о предстоящей утренней рыбалке на форель, обеспечив себе железное алиби, а самому рано утром отправиться героически открывать секреты. Прибавив шагу, он догнал, впереди плетущуюся по серпантину Рахиль, и без долгой подготовки сразу ляпнул:

- Завтра, вот, собираюсь на Псырцху рано утром сходить, за форелью или лососем. Вернусь часам к восьми, как раз, чтобы на завтрак успеть! Ща пойду в распадок червей накопаю, а потом присоединюсь к тебе на пляже! Идёт?!

- Ну вот! Опять рыбалка!!! Когда же ты, наконец, успокоишься?! Хотя…как сказать…Если твой идиотский утренний поход увенчается успехом и ты принесешь пару лососей, то…Это же мне пойдет на пользу!! Ведь свежая рыба омолаживает женский организм! Иди и без рыбы не возвращайся!! – Дала напуствие Пуркову жена, не подозревая, что он завтра отправится в то мест, откуда можно уже никогда не возвратиться…

Получив одобрение завтрашней утренней отлучке, он искренне обрадовался, хотя осознавал всю рискованность и даже безмерную авантюрность данного мероприятия. Прекрасно понимая, что для столь серьезного опасного «путешествия» придется серьезно подготовиться Пурков, не стал обращаться за какой-либо помощью к Ермолаичу, справедливо полагая, что тот или станет отговаривать его от авантюры или откровенно мешать. Тем не менее, ему срочно надо было найти соответствующую теплую одежду, желательно темного или защитного цвета, чтобы стать, по меньшей мере, малозаметным в переходах и коридорах под землей. Не гулять же в преисподне в белых шортах и пляжных тапочках, в конце концов! Да и перчатки любые не помешают! А то придется, за всякую ржавь цепляться, все руки угробишь! Также было бы неплохо на время «экспедиции» стырить почти новый аккумуляторный фонарь у Ермолаича, лежащий в рундуке старой дедовой лодки. Без надежного источника освещения совать свой нос в подземные коммуникации было бы непростительно глупо и не совсем безопасно. Ко всему прочему снаряжению Пурков решил привосокупить налобный фонарь на светодиодах, с блоком из 4-х батареек, купленный им для ночной рыбалки в магазине «Охотник» за месяц до описываемых событий. С одеждой и перчатками всё было решено по - русски просто и незатейливо. Дождавшись вечером, когда в незапираемый на ночь гараж поставят последнюю приехавшую с эскурсий машину, он незаметно пробрался в раздевалку шоферов, снял с вешалки жутко грязную телогрейку и промасленный комбинезон, взял с лавки х/б перчатки, упаковал добычу в пакет и надежно спрятал в кустах за высоким эвкалиптом. С фонарем все проблемы были решены еще проще…Он простой скрепкой поковырял хлипкий китайский замок, запиравший рундук лодки, вытащил ценный трофей, и вместе с ним прихватил почти под ноль сточенную финку с наборной пласмассовой рукояткой вместе с ножнами. Всё вроде как оружие, если при случае придется от кого тикать…Фонарь, финку Пурков припрятал на выходе из тоннеля в зарослях ежевики, очень надеясь, что дед не поедет на ночную рыбалку и не спохватится украденных вещей раньше времени. На следующее утро, переодевшись в полуразрушенной будке КПП и оставив там одежду, почти ровно в 4 часа он стоял перед знакомой серой дверью в тоннеле и мучительно размышлял… «Та-а-а-ак…Если за гермодверью установлено стреляющее устройство, срабатывающее на объект определённой массы тела и объема, то срабатывать непосредственно при открытии самой двери в тамбур оно никак не может. Это же абсолютный нонсенс, а не решение проблемы охраны объекта. Скорее всего, за дверью сидит некто или сидел когда-то, который впускал входящего, может даже обыскивал, затем смотрел удостоверение, специальный вкладыш, разрешающий допуск на объект, а затем….Что затем? М-да-а-а…Затем впускал «посетителя» дальше, в ту зону где и срабатывало стреляющее устройство…Нет, что-то не то…А может охранник открывал дверь в строго охраняемую зону, а АСУ играло роль подстраховки на случай нападения? Вот вопрос!»

Пурков нервно поправил увесистый рюкзак за спиной, отвисавший от аккумуляторного фонаря и полуторалитровой бутылки с водой, вынул из кармана налобный фонарь на светодиодах, натянул на голову и решительно повернул тумблер на стене. Раздался знакомый щелчок открывающегося электрозамка. Он поддел дверь финкой, проник внутрь, захлопнул ее за собой и, пошарив по стене рукой, зажег свет. Многозначительно вздохнул, перекрестился и, надев перчатки, стал откручивать винтовой запор на двери. Судя по всему, система запоров у двери была сейфовой, и монолитные ригельные замки открывались постепенно при очередном поворотном движении штурвального колеса. Прокрутив штурвал до полного упора, Пурков, что есть силы дернул на себя дверь и та стала очень медленно открываться. Через секунд пять значительных усилий, он всё же сумел открыть дверь на добрые полметра и осторожно заглянуть в темноту…Сразу же в нос ударил резкий тошнотворный запах разложения…Достав из рюкзака фонарь и включив его на полный режим, он посветил вверх-вниз в дверной проём. Спереди по курсу мелькнула какая-то решетчатая полуоткрытая дверь, а на кафельном полу обозначились непонятные цилиндрики. Пурков шагнул в темноту, и, не закрывая гермодверь, посветил фонарем вокруг себя…Помещение, в которое он попал, оказалось несколько больше, чем первое, метра три на три, и вдобавок с мебелью и… сидящим на стуле трупом в форме старшего прапорщика с «васильковыми» гэбешными петлицами на кителе. В каменном мешке, покрашенном серой краской, стоял обычный канцелярский стол, на котором возвышался не совсем обычный телефон без цифрового диска, а рядом с ним лежал открытый разграфленный журнал в непонятных темно-коричневых разводах. За столом, на подбитом дермантином стуле, в неестественной позе, характерной для всех трупов сидел откинувшись тот, кто, собственно и должен был всех впускать в эту секретную обитель. Хранитель тайн оказался с дыркой от пули во лбу, на полностью изъденном крысами черепе… Обглодаными крысами оказались и кисти рук бывшего прапорщика, стиснутые в кулак в предсмертной агонии… Фуражка, вся покрытая пылью валялась под стулом… На полу россыпью валялись беспорядочными кучками гильзы …Судя по позе, смерть застала прапора совершенно неожиданно, и убивший его человек выстрелил в упор. Внимательно осмотрев стены, Пурков обнаружил выключатель и попытался включить освещение, повернул тумблер, однако плафон ярко загорелся не в комнате с мебелью и трупом, а за решетчатой металлической дверью, осветив довольно узкий коридор, выложенный по стене белой кафельной плиткой. Шагнув к сдвигаемой вправо решетчатой двери, установленной на направляющих рельсах, он обнаружил, что вверху висит на кронштейне камера видеонаблюдения с полностью развороченной от выстрела оптической линзой. Чуть ниже её, почти на уровне плеча Пуркова разместился электрический кодовый замок, с цифровым набором. Осторожно смотря себе под ноги, он шагнул в освещенный коридор и с огромным удивлением увидел прямо под ногами еще один труп. Некто, лежал растянувшись на полу, спиной вверх в зеленом армейском бронежилете 6Б3ТМ, одетым прямо на обычную светлую рубашку с коротким рукавом. Изгрызанные крысами черные брюки оказались задранными на правой ноге, обнажив прикрепленную к голени на ремнях специальную кобуру с пистолетом МСП «Гроза». Левое предплечье трупа, было аккуратно обвязано полосой белой ткани. На затылке, в порыжевших от пыли волосах, торчали две черные от запекшейся крови дырки от пуль… Все мягкие ткани предплечий, локтевых суставов и кистей рук были дочиста изъедены крысами…Чуть в стороне от трупа, лежал на коричневом вышербленном кафельном полу АПБ АО-44 Неугодова с рамочным прикладом. Пурков совершенно потрясенный картиной изуродованных крысами убитых людей, внимательно оглянулся по сторонам, пытаясь найти откуда мерзкие твари могли попасть в этот страшный каменный мешок. Загадка не заставила себя долго ждать. По всему периметру двух помещений, вплотную к потолку, тянулись узкие короба приточно-вытяжной вентиляции, которые, скорее всего, и были неким путем свободного перемещения крыс по подземелью. Стала жутко…Перспектива быть заживо сожранным крысами в этом каменном саркофаге его совершенно не радовала… Пурков подошел к лежащему на полу пистолету, взял «бесшумку», поднял флажок-предохранитель в крайне верхнее положение, и с большим интересом стал рассматривать переделанный «Стечкин». Нажав защелку магазина и вытащив обойму, он обнаружил, что тип в бронежилете смог потратить всего два патрона, остальные 18, чуть с потемневшим от времени томпаковым плакированным покрытием, были готовы к «употреблению». На мгновение он задумался… Захотелось проверить, годны ли патроны, после столь долгого лежания под землей. Посмотрев вокруг себя и ничего не найдя для пробного выстрела, Пурков включил налобный фонарь и направил его в одно из отверстий в возуховоде. Посмотрел вверх и…вздрогнул. Оттуда на него смотрел десяток крысиных глаз! Уперев в предплечье рамочный приклад, он поставил флажок в режим одиночного огня, передернул затвор, дослал патрон в патронник и, прицелившись в сверкающие на свету наглые крысиные глаза, два раза подряд, нажал спусковой крючок… АПБ дернулся, в тишине раздался лязг затвора и характерное «пумканье» глушителя. Пули звякнули по металлу воздуховода… Крысы после «атаки» из воздуховода вроде бы исчезли…Что-ж проверка оружия, возможно необходимого для путешествия по подземелью, успешно состоялась. Однако патронов, всё же было мало. Тогда он пошел обратно в первый тамбур и, войдя в помещение с сидевшим трупом, расстегнул на нем кобуру с ПМ, вытащил пистолет, вынул обойму и, положив её в карман, вернулся в коридор. Теперь с пистолетом в руках и 24 патронами стало как-то легче на душе. Пурков еще раз внимательно осмотрел положение двух трупов и пришел к неутешительному выводу, что в гибели обоих сторудников ГБ автоматическое стреляющее устройство не виновато. Более того, оно, судя по хаотической беготне всех фигурантов в этой малопонятной бойне, вообще отключено, испорчено или в лучшем случае заблокировано. Пройдя дальше по коридору и ежесекундно оглядывая стены, в попытке найти стволы АСУ, ёмкостные или инфракрасные детекторы, Пурков уперся в полуоткрытую металлическую дверь массивного лифта старой конструкции, обшитую буковыми панелями. Встал, осмотрел потолок и наконец-то увидел вверху на стене, прямо перед дверью лифта, светло серую прямоугольную коробочку ёмкостного детектора, разбитую выстрелом. Включив налобный фонарь и посветив на правую стену, он с облегчением нашел и то, что так напряженно искал…В бетонной стене, на высоте примерно полметра и полтора метра, виднелись два, один за другим, ствола ПКТМ, Над стволами пулеметов был приделан настенный пироэлектрический инфракрасный датчик, тоже полностью раздробленный от прямого выстрела. Пурков, критически посмотрев на картину тщательного и тотального разгрома системы оповещения и сигнализации неизвестными злоумышленниками-профессионалами, сразу понял, что его жизни в этой каменной гробнице пока ничего не угрожает. Смело шагнув прямо под стволы пулеметов, он полностью открыл дверь лифта, заглянул внутрь и убедился, что там, кроме засохшей лужи крови, окровавленных бинтов и кучи гильз от ПМ ничего нет. Увидев на стене лифта выключатель света, нажал клавишу и над ним ярко загорелся круглый стеклянный плафон. То, что лифт может безупречно работать, Пурков уже не сомневался, так как электропитание по силовым кабелям могло идти сверху, от дачи Хрущева, и только при часе «Х» вся подземная система переводилась на автономные дизель генераторы. Он зашел внутрь, закрыл сначала внутренние деревянные двустворчатые двери, затем тщательно защелкнул вторую металлическую дверь и нажал на панели кнопку с надписью «Объект». Лифт плавно поехал вниз, достаточно шумно гремя роликовыми цепями... На панели, тем временем, загорались кнопки с надписями: «Вентшахта», «Дренажная», «ДЭС», «КТП» и, наконец, загорелась долгожданная «Объект»…Лифт встал, раздался громкий зуммер. Пурков постоял минуту, прислушиваясь к посторонним звукам, но напрасно – за лифтом было тихо как в гробу. Он, плотно прижал приклад АПБ к предплечью, перевел флажок режима огня на «автоматический», и, стараясь особо не греметь, аккуратно открыл обе двери лифта. Вышел, ушел сразу с зоны освещения в темноту, чтобы не стать удобной мишенью и замер. Вдохнул осторожно затхлый воздух подземелья…Было определенно душновато, но не влажно и не пахло разложившимися трупами. Постоял, дождавшись когда глаза привыкнут к темноте и тогда всмотрелся в темный проём…Дальше лифта простиралась зона сплошной темноты, полная неизвестности и каких-то смутных нехороших предчувствий…Пурков включил большой фонарь и, осветив пространство перед собой, убедился что он находится типичной для закрытых подземных спецобъектов сводчатой бетонной потерне, выложенной вполовину высоты белой керамической плиткой, уходящей под небольшим, градусов 10-15, наклоном вниз. Поставив режим работы фонаря на «средний», он, прижимаясь к левой стороне галереи и осторожно переступая разбросанные кучками гильзы, стал искать выход из потерны. Пройдя по пыльному гладкому полу метров десять, Пурков высветил фонарем полуоткрытую гермодверь с винтовым запором, над которой был смонтирован кронштейн с камерой видеонаблюдения, смотрящей объективом в галерею. Протиснувшись в довольно узкий проём двери, и войдя в странное помещение с высоким полукруглым потолком, ежесекундно освещая пол, потолок и стены фонарем, он скоро убедился, что попал некий вестибюль, являющийся частью какого - то другого большого помещения. Вестибюль, при ближайшем рассмотрении, по-видимому, оказался неким стационарным пунктом видеонаблюдения за всей системой подземных коммуникаций. Имеющее ширину около 8, а длину примерно 6 метров, помещение, полностью выложенное белыми мраморными панелями, со сводчатым потолком, было разделено на две части и мело посередине узкий коридор с бордовой ковровой дорожкой. Первая часть помещения, левая, с крупной надписью на стене «СЛУЖБА ВН» была поделена одинаковыми перегородками, с установленными в них столами с мониторами. Вторая часть вестибюля, правая, с характерной надписью на стене «СЛУЖБА Д», оказалась заставлена широкими диспечерскими пультами, с многочисленными тумблерами, кнопками и крошечными лампочками. Ближе к полуоткрытой гермодвери примостились два небольших пульта, вверху которых виднелись красные надписи: «ДЦХГ» и «ДСП п/о». Все оборудование, стоящее в помещении, к вящему удивлению Пуркова, в отличие от ужасного разгрома вверху, было в полном порядке. На столах, перед мониторами лежали ручки и карандаши, тетради по 48 листов, стаканы с металлическими подстаканниками…Лежал даже кистевой резиновый эспандер, нанизанный на торчащую из письменного прибора деревянную линейку…Между одним из мониторов и фанерной перегородкой лежал свернутый трубкой журнал… Пурков вынул журнал из ниши, раскрыл и с удивлением обнаружил, что это журнал «Огонек» за… декабрь 1989 года!! О, Боже! Неужели сюда в течение 17 лет никто не спускался? Мозг отказывался в это верить. И только толстый слой пыли на столах, мониторах, пультах и задвинутых под стол стульях, говорил о том, что в помещение было покинуто людьми, по весьма странной причине, много лет назад. Пройдя вдоль по ковровой дорожке всё помещение, Пурков, неожиданно уперся в массивные полуоткрытые гермоворота, служившие одновременно стеной для служебного помещения, и выходом в другие подземные коммуникации. Он направил луч фонаря вниз, на рельсовые направляющие, по которым ворота перемещались вправо-влево и обнаружил, что слой пыли на них абсолютно не тронут. Все предположения потверждались-закрытый правительственный спецобъект никто не посещает по каким-то совершенно непонятным причинам. Но по каким?! Он посмторел на часы. Было 5. 38. Получалось, что он под землей уже более полутора часов…Решив немного передохнуть, Пурков выключил фонарь, сел на ковровую дорожку, положил рядом пистолет, уперся спиной в гермоворота, вынул из рюкзака бутылку с водой, сделал пару глотков и задумался...

- Так…Понятно, что двух мужиков вверху грохнули по-предательски внезапно, скорее всего, лица, которым они лично доверяли или просто подчинялись в силу служебных обязанностей. Можно даже представить в деталях сию картину, разыгравшуюся 17 лет назад перед лифтом. …Входят двое или трое в первый тамбур, со стороны тоннеля от дачи Хрущева. Прапорщику, скорее всего, звонят с поста видеонаблюдения, то есть отсюда, снизу, где сейчас сидит Пурков и пьёт воду, говорят, чтобы он открыл гермодверь и впустил группу. Тот открывает дверь со своей стороны, те заходят, сразу пускают ему пулю в лоб, заодно разбивают выстрелом камеру видеонаблюдения, потом, зная код шифрозамка, открывают решётчатую дверь и…И тогда того, кто знал код шифрозамка убивают выстрелом сзади в затылок, как важного свидетеля. Тот падает…И сейчас лежит перед лифтом в бронежилете…Та-а-ак… Причем убивают типа в «бронике» с безопасной стороны, из второго тамбура, где не работает АСУ. Но АСУ, тем не менее, было отключено, и это факт! Иначе как могли зайти нападавшие в коридор и добраться до лифта?! Значит…Значит получается, что нападавшие шли спокойно и уверенно, предполагая помощь сообщников, которые находились глубоко под землей и фактически руководили захватом спецобъекта? Стоп! Каким захватом? Что, собственно говоря, в этом бетонном гробу можно захватить? Золото партии? Это же настоящий анекдот получается какой-то, честное слово. Мд-а-а-а…Бред, точно – настоящий бред…Ну и дела…Придется идти дальше, за гермоворота, посмотреть, что за ними…Эх, хреново, что света нет! Искать же здесь, под землей, где находится электощитовая, просто бессмысленно…Да и спелеофауна здесь может неожиданно себя проявить, черт бы её побрал... Загрызут крысы, пикнуть не успеешь…

…Пурков посмотрел на часы, засунул в рюкзак бутылку, поднял с пола АПБ и фонарь, встал и, включив свет, подошел к гермоворотам. Проем между глухой стеной и воротами был около метра, и Пурков соредоточенно светя себе под ноги, уверенно прошел в другое помещение…То, что он сразу почувствовал – это запах…Знакомый запах мумифицированных временем трупов, так хорошо запомнившийся по похождениям в верхних галереях тайного подземного многоэтажного комплекса, опять дал о себе знать…Он замер на мгновение, вдохнул воздух, поводя вправо-влево головой и переключив фонарь на максимальный режим, направил его прямо перед собой…Нет, такого просто не могло быть!!! То, что он увидел, просто не умещалось в его голове…Нет, нет - это просто бред…Пурков стоял…на станции метро! Пройдя чуть влево и осветив громадный свод из профильных железобетонных тюбингов, уходящей далеко вперед станции, отделанной гранитом и мрамором, Пурков осторожно переступая маленькими шажками, дошел до края платформы и направил луч фонаря вперед….Вот это да!!! Буквально в метрах 10-15 от него стоял головной вагон метро, но не типичный для московского метро, без боковых окон. Стараясь не оступиться и упасть с перрона, Пурков развернулся спиной к составу и направил свет на уходящий вглубь станции тоннель…Но тоннель никуда не шел…Точнее его рельсы, почти полностью утопленные в бетонную подушку…упирались в гермоворота….Этот факт Пуркова удивил не меньше, чем присутствие его на этом сюрриалистическом подземном представлении. Получалось, что поезд мог двигаться только в одном направлении, в сторону Гудауты? А в направление Сухуми ветка была заблокирована гермоворотами по какой-либо причине? Ответ на эти вопросы, мог дать только тот человек, который здесь в этом подземном царстве служил и был живым свидетелем функционирования данной ветки секретного правительственного метро. Но где же, его взять, когда трупный запах настойчиво говорил Пуркову, что почти все хранители тайн секретного метро лежат неподалеку…Он, включив налобный фонарь, засунул пистолет за две лямки комбинезона, перехватил в правую руку фонарь на аккумуляторе и зашагал вглубь станции. Под ногами знакомо зазвенели пустые гильзы. Он наклонился, поднял одну, посмотрел на свет. Это оказалась обычная гильза от АКМ, калибра 7,62. Неторопливо бредя по платформе и попеременно освещая то одну сторону подземного комплекса, то другую, Пурков пришел к выводу, что он видит перед собой типичную односводчатую метростанцию глубокого заложения, имеющую характерное архитектурное название «Ленинградский односвод», по имени её создателей из Северной Пальмиры. Наверное, по своей архитектуре и конструкции она ему напоминала станцию «Тимирязевскую», московского метро, но только в значительно уменьшенном формате и с одной посадочной платформой, расположенной справа по ходу движения. Правда, не эскалаторов, ни светящихся вывесок, ни надписей с названием станции, ни боковых переходов не было видно. Да и кому все эти эскалаторы были нужны, если станция изначально строилась как секретный объект? Скорее всего, подумал он, и противоположная стена станции имеет лифтовый выход на поверхность, сделанный еще при её строительстве, когда тоннелепроходческий щит прорезал шахтный ствол. Да и то, что посадочная платформа на станции оказалась всего одна, говорило о малой проходимости однопутного тоннеля, приспособленного для периодических перемещений специального подвижного состава. Осмотревшись и прикинув размеры увиденного Пурков, решил, что ширина секретной станции от глухой левой стены, до тюбинга перегонного тоннеля составляла не менее 9-10 метров, ну а высота от платформы до верхней точки свода около 5 метров. То есть выходило, что неизвестные строители решили построить уменьшенную копию обычной метростанции, приспособив её свои, чисто эвакуционные задачи, согласно концепции ракетно-ядерного нападения, доведенной до маразма в брежневские времена. А вот в брежневские ли времена, был построен сей циклопический подземный комплекс, Пурков не знал. Впрочем, подумал он, по табличкам на подвижном метросоставе можно будет определить, что за вагоны, когда и где сделаны, и самое главное кто или что в них находится в настоящий момент. Он смело пошел вперед, направляясь к стоящему темной безмолвной глыбой метросоставу, громко разбрасывая ногами кучи гильз под ногами…Подойдя к заднему головному вагону и осветив его, он с немалым удивлением узнал в покрашенном в бордовый цвет старый контактно-аккумуляторный электровоз серии «Л» 81-711, конструкции Мытищинского машиностроительного завода. Подобные электровозы никогда не ходившие в обычном метрополитене, широко использовались в перегонных тоннелях секретного правительственного метро с середины 70-х годов в сцепке с двумя вагонами Еж 6. Включив налобный фонарь, уцепившись за боковое зеркало электровоза, он подтянулся на руках и через боковое стекло заглянул в кабину машиниста…Там было пусто…Тогда светя себе под ноги большим фонарем он медленно пошел дальше вдоль состава, надеясь обнаружить нечто более «интересное». И «интересное» он нашел…Пройдя стену электровоза, Пурков плавно переместил луч света на следующий вагон и…замер…Пассажирский вагон серии Еж 6 81-712 с номером 0094 такого же как и электровоз бордового цвета с желтой полосой на боку, напоминал друшлаг…Пустые, совершенно без стекол изрешеченные пулями алюминиевые рамы, были покрыты жалкими остатками голубых льняных шторок, висевших когда-то на окнах вагона…Закрытые двери с разбитыми стеклами обуглились до черноты, а уплотнительная резина на кромках повисла до платформы черной змеёй…Внизу створок дверей зияла небольшая дыра, с рваными, загнутыми внутрь краями…Пурков наклонился, просунул ладонь в отверстие, задумался…Форма и характер оплавленной части отверстия скорее всего были получены от попадания кумулятивной гранаты бесшумного 30 мм подствольного гранатомета БС-1 «Тишина», не иначе. Пройдя дальше и освещая стену искореженного до неузнаваемости вагона, он наконец-то увидел полураскрытые двери, в створки между которыми был воткнут штык-нож от АКМ. Уперевшись плечом в стену вагона, он поставил ногу на створку двери и стал медленно отжимать ее вовнутрь. Потом выдернув с усилием из резины нож и освободив створки, Пурков подождал пока дверь плавно отъехала, дав возможность заглянуть внутрь…Включив налобный фонарь и одновременно направив луч света от большого фонаря, Пурков на ватных ногах вошел в вагон, подрагивая мелкой нервной дрожью от напряжения и страха… То, что он увидел вызывало даже не ужас – это было нечто, похожее на сцены вселенского ада, так подробно изображенные великим Иоганном Босхом… На красных высоких сидениях, установленных не вдоль как в обычном метровагоне, а поперек, в два ряда, с проходом и бордовой дорожкой посередине, лежали и сидели застывшие в предсмертной агонии трупы мужчин, с засохшими потёками крови, одетых в обычные гражданские вещи, поверх которых были натянуты зеленые бронежилеты 6Б3ТМ. В руках у некоторых были стиснуты пистолеты АПБ или пистолеты-пулеметы чешского производства Skorpion SA Vz82, под которыми лежали кучки покрытых пылью гильз. У каждого убитого, а их оказалось восемь человек, на левом предплечье был привязан кусок белой ткани. Было похоже, что вся группа погибших, заранее надела на руку опознавательные знаки в виде полоски белой ткани, предполагая, что в условиях секретного подземелья будет легко различить кто свои, а кто чужие…Ошиблись… Потому что те, кого они считали своими, и оказались чужими… Пурков, подошел к лежащему на полу бойцу перед дверным проёмом, и вынул из под его руки «Скорпион». Отомкнул магазин – пустой…До последнего патрона воевали… Но многие, видимо умерли не своей смертью…Лица, людей с оскаленными зубами, черными глазницами и высохшими мумифицированными временем темно-коричневыми лицами были страшны и изуродованы многочисленными выстрелами в упор…Скорее всего, раненых и всех остальных «зачищали» контрольными выстрелами в висок и затылок, боясь оставить свидетелей…Удивительно было и то, что в отличие от трупов в верхней галерее, крысы не тронули мертвых в вагонах. Может на такой глубине просто не бывает крыс? Пурков задумчиво водя лучом света по оскаленным обезображенным лицам, выгнутым неестественно рукам видел, что все трупы, учитывая минимальную влажность подземелья, достаточно хорошо сохранились для последующей идентификации. Мда-а-а-а…Только кому это сейчас нужно, узнавать чей сын, брат или отец лежит в подземелье на секретной станции метро?! Правильно, никому. Переведя луч от фонаря дальше, вдоль салона, он, осторожно переступая через трупы, стал перемещаться вперед, пока не наткнулся на сваленные в конце вагона большие деревянные ящики с ручками на крышке. Он попытался за две ручки дернуть на себя и открыть крышку одного из ящиков, но та не поддавалась. Тогда Пурков достал из рюкзака дедову финку, вынул её из ножен и, вставив в щель между крышкой и корпусом, попытался увеличить зазор. Через пару секунд он рывком сдернул крышку и, направив фонарь в глубь ящика, обнаружил, что он доверху наполнен некими бумажными папками. Вынув одну из них и посветив на лицевую сторону, он прочитал «КГБ СССР. Дело № 753. Том 3». Из папки, набухшей от кипы многочисленных листов, Пурков вынул первый лист, попавшейся под руку и, направив на него луч фонаря, стал шепотом читать:


СССР
Комитет государственной безопасностиСов. Секретно
при СОВЕТЕ Министров Грузинской ССРЭкз №2
25 марта 1975 года
№ 5678-90
гор. Тбилиси. _________________________________________

Секретарю Президиума Верховного Совета Союза ССР

товарищу Георгадзе М.П.
на № 450 от 14 марта 1975 года

Спецсообщение

Комитет Государственной безопасности при СОВЕТЕ Министров Грузинской ССР сообщает, что сдача спецобъекта Д 4, строящегося 15-ым Главным Управлением КГБ СССР, «Тбилтоннельстроем» и Управлением 10 А «Метростроя», на территории госдач № 11-12, не может быть завершена к 1 мая 1975 года из-за прорыва грунтовых вод на одном из участков перегонного тоннеля. Дополнительные сведения о состоянии дел по сдаче строящегося объекта будут сообщены после локализации аварии.

Начальник КГБ Грузинской ССР Генерал-лейтенант Шеварнадзе Э.А.


- Боже мой!! Это же архив КГБ!! – Только и смог вымолвить шепотом Пурков, чувствуя, что на лбу выступила холодная испарина. – Понятно тогда, почему здесь столько трупов положили! Причем своих ребят, не чужих шпионов-диверсантов!

Он положил листок в папку, папку в ящик, закрыл крышкой и совершенно обессиленный необычными обстоятельствами плюхнулся на одно из сидений в вагоне…Вынул бытылку из рякзака, жадно стал пить, пока не выпил половину, и вытерев рот грязной ладонью в перчатке глубоко вздохнул. Встал, вышел из вагона, посветил на его сплошь продырявленную пулями стену и с интересом поковырял пальцем одно из входных отверстий. Сомнений быть не могло – стреляли по вагону только из калибра 7,62, скорее всего из какой-либо модификации АКМ. Пурков, знал, что спецподразделения ФСО, ГРУ и ФСБ не используют при боестолкновениях под землей стрелковое оружие более распространенного калибра 5,45 из-за его специфической способности к сильному рикошетированию при попадании в чугунные и железобетонные тюбинги. Выходило, что под землей столкнулись две группы профессионалов, талантливо обученных государством убивать, учитывая каждую мелочь. Он постоял еще с минуту и, решив посмотреть, что творится в другом вагоне-салоне, пошел вдоль перрона, освещая всё пространство вокруг себя. Однако на пыльном перроне, ничего кроме обрывков окровавленных бинтов, использованных шприц-тюбиков с «Антидот-Цитохром С» и кучек гильз, ничего интересного не было. Подойдя к вагону и убедившись, что он также полностью изрешечен как и предыдущий, Пурков, всё же протиснулся в полураскрытые двери, осторожно наступая на усыпанный разбитым стеклом пол вагона. В отличие, от первого, второй вагон был сплошь заставлен теми же зелеными ящиками, которые теснились в проходах, лежали на сидениях и подпирали другие полураскрытые двери, поднимаясь до потолка. Мертвые тоже были…Двое в бронежилетах лежали в дальнем углу вагона, на полу, один на другом, в застывшей, темно-коричневой массой крови. Руки с резиновым жгутом, того, кто был сверху покоились на предплечье напарника, упаковка бинта валялась рядом…У обоих на висках темнели отверстия от пуль…Добивали раненых…Самое удивительное из всей этой кошмарной картины было то, что не было трупов нападавших на метросостав с архивом КГБ. Или их просто эвакуировали после бойни в госпиталь? Пурков, весьма озадаченный хладнокровным садистким растрелом раненных в вагонах, мучительно размышлял о происхождении спецподразделения, взявшего на себя ответственность за убийство сотрудников КГБ. В том, что убитые в вагонах были сотрудники «конторы», Пурков не сомневался, так как только это ведомство могло заниматься эвакуацией своего архива, не перепоручая столь деликатного дела другим конкурирующим спецслужбам. Решив прочесать весь небольшой отрезок платформы в поисках хотя бы небольших следов деятельности нападавших, Пурков вышел из вагона-салона и пошел к замыкающему состав второму электровозу. Дойдя примерно до лобового стекла кабины машиниста, Пурков развернулся, направил на неё свет фонаря и от увиденной картины в изумлении присвистнул. Половина кабины элекровоза, ближняя к стене тоннеля, оказалась полностью разрушенной от сильного внутреннего взрыва, а фрагменты надстройки вывороченные, оплавленные и свернутые жгутами торчали в разные стороны как щупальца осьминога. Подойдя ближе и осветив искореженный металл и внутренности разрушенной кабины, Пурков уже не сомневался, что в машиниста, пытавшегося увести поезд из под обстрела, выстрелили из гранатомета. Причем стреляли с близкого расстояния, скорее всего из противотанкового гранатомета кумулятивным выстрелом, не опасаясь, что в подземных сооружениях «не рекомендуется» применять подобное средство, во избежание появления обвалов и разрушений сводов от ударной волны. То есть, нападавшие получили приказ «уничтожить» и рисковали по крупному…Пурков, еще раз посветил вокруг электровоза, пытаясь найти что-либо «интересное», и не увидев ничего кроме мелких стекол, усыпавших мраморный пол, двинулся дальше. А вот в самом конце платформы, прямо возле входа в тоннель, его поджидал настоящий сюрприз…”Сюрприз» в виде человеческой фигуры огромного роста, лежал, нет даже вроде как сидел, притулившись к закрытой белой металлической двери, запирающей вход в перегонный тоннель от посторонних. Пурков нагнулся и осветив покойника стал внимательно его рассматривать…Нет, лежащий явно не был компаньоном погибших в вагонах метросостава, так как был одет в спецснаряжение, которое до недавнего времени просто было засекречено как и само подразделеие, использовавшее его. Мёртвый, раскинув в стороны ноги, держался левой рукой за живот, вокруг которого застыло огромное темно-коричневое пятно крови от ранения. Правая рука трупа, вытянутая вдоль туловища, мертвой схваткой сжимала за пистолетную рукоятку автомат АКМБ с глушителем ПБС-1 и закрепленным на цевье бесшумным гранатометом «Тишина». Дополнял необычную картину, арамидный комбинезон черного цвета, поверх которого был надет разгрузочный жилет, увешанный двумя светошумовыми гранатами «Заря-2» и обычными РГД-5, портативной рацией и газоанализатором. Слева направо, поверх разгрузочного жилета был прикреплен массивный патронташ из кордуры, с ячейками для выстрелов к гранатомету «Тишина». На правом бедре бойца спецподразделения, в растегнутой брезентовой кобуре торчала ручка пистолета ПСС, вся испачканная свернувшейся кровью. Венчал все богатство необычного снаряжения титановый шлем “Алтын», в брезентовом чехле, с поликарбонатным забралом, прикрепленными к нему влагонепроницаемым фонарем и английским прибором инфракрасного видения GN1 Simrad. Судя по характерной позе умершего, тот, получив очередь в живот, от оборонявшихся в вагоне, а потом выйдя из зоны огня, пополз к входу в тоннель, надеясь на скорую помощь коллег из спецподразделения. Но просчитался. Товарищи оставили его истекающего кровью, под землей, явно торопясь унести ноги из этой гнусной передряги. Пурков уже понял, что за человек лежал перед ним, и что за подразделение так спокойно бросило боевого товарища умирать в секретном метро. Это была разведывательно-диверсионная группа спецназначения «АД», сформированная в ноябре 1988 года из сотрудников 5-ого Главного управления ГРУ Генштаба и 15-ого Главного управления КГБ, для захвата подземных объектов и коммуникаций потенциального противника в случае военного конфликта. Но вот кто отдал группе «АД», из Седьмого Главного Управления КГБ, приказ уничтожить своих коллег из областного подразделения!? Вот вопрос! Пурков, в своё время служивший в Управлении связи КГБ знал, что такой приказ мог отдать исключительно Председатель КГБ с письменного или устного разрешения руководителя государства. Он ещё раз мельком взглянул на труп бойца спецподразделения, затем посветил фонарём вниз на рельсошпальную решетку, утопленную в бетоне, и оперевшись на платформу мягко спрыгнул на путь. Зайдя в тоннель и осветив чугунные тюбинги, заботливо кем-то покрашенные белой краской, он на минуту остановился, вынул зажигалку из кармана. Щелкнул кнопкой, зажег пламя и поднял над головой зажигалку. Пламя чуть-чуть смещалось в сторону станции, что означало присутствие в перегонном тоннеле приточной вентиляции, имеющей шахтное происхождение и наверняка в данный момент отключенной. Пурков знал, что практически все правительственные метротоннели глубокого залегания в Москве имеют эффективную систему регенерации отработанной воздушной смеси, а для нагнетания притока свежего воздуха используют вентшахты от обычного городского метро. Здесь же, похоже, камеры вентшахты, смонтированные при строительстве в вертикальных шахтных стволах, обеспечивали постоянный приток и вытяжку в перегонных тоннелях глубокого залегания только при подключенной электроэнергии. При заварухе, случившейся полторадесятка лет, назад большую часть объекта обесточили, по каким-то очень важным и серьезным причинам. Но по каким причинам?! Этого Пурков ответить не мог… Он спрятал зажигалку в карман, включил второй фонарь, закрепленный на голове и пошел в глубь тоннеля уверенной походкой. Метров через 300-400 от станции, перегонный тоннель получил неожиданное ответвление вправо. Пурков встал, мучительно раздумывая, где он сейчас территориально находится, если прикинуть его местонахождение по пройденному метражу под землей. Выходило, что он прошел территорию госдачи и свернул чуть вправо, к монастырю, оставив слева от себя пляж и Черное море. Получалось, что и данное ответвление тоннеля тоже могло идти еще дальше в горы, например к Новоафонской пещере! Пурков замер от враз вспыхнувшей догадки! Ну конечно! Под маскировкой долговременного строительства узкоколейного однопутного метро в Ново-Афонской пещере, 15-ое Главное Управление КГБ строило под землей многоэтажный секретный объект долговременного типа с перегонными тоннелями и сверхглубокой независимой системой принудительной вентиляции! Он уже не сомневался, что обнаруженное им ответвление, приведет к шахтному стволу, аккуратно и тайно врезанному в один из залов Ново-Афонской пещеры или в лучшем случае в перегонный железнодорожный тоннель, по которому безмятежно катаются отдыхающие. Скорее всего, данный секретный объект и его вспомогательная ветка перегонного тоннеля, начали строиться одновременно с прокладыванием железнодорожного полотна в Ново-Афонской пещере «Тбилтоннельстроем» с 1965 по 1975 год. Причём, система вентшахт, перегонных тоннелей, понижающих трансформаторов, дренажных систем и лифтовое хозяйство правительственного объекта, могли быть установлены к торжественному открытию «однопутки» в Ново-Афонской пещере в 1975 году, обеспечивая, тем самым резервный выход из бункера по запасной ветке в случае предполагаемой экологической катастрофы или ракетно-ядерного нападения. Получалось, что сама пещера, посещаемая каждый год тысячами людей, служила не только эскурсионным объектом, но и тщательно продуманным с инженерной точки зрения запасным выходом для высокопоставленных деятелей партии и правительства. Однако! Пурков, надеясь выйти по запасному перегонному тоннелю, идущему с небольшим подъемом к пещере, свернул, не колеблясь направо и через 10 минут об этом горько пожалел. Освещая перед собой дорогу и ежесекундно светя по боковинам чугунных тюбингов, в надежде обнаружить открытую гермодверь в веншахту, он уткнулся в…обгоревший полуразрушенный остов контактно-аккумуляторного двухкабинного электровоза Эк/а – 08. Подойдя поближе и осветив вздыбленный от сильного взрыва электровоз, покрашенный когда-то в желто-терракотовый цвет, он увидел, что за ним стоят три прицепных открытых площадки с полностью сгоревшими «скелетами» микроавтобусов «РАФ». Вся поверхность тоннеля внизу, вверху и вокруг сгоревших конструкций была черной от копоти…Изогнутые рельсы, вывернутые от высокой температуры, подобно гигантским змеям из бетонной подушки, были частично оплавлены. Крыши «рафиков» при внимательном осмотре оказались сильно выгнутыми в высоту, словно кто-то невидимый с огромной силой ударил изнутри автомобилей мощным тараном. Покрышки на колёсах микроавтобусов сгорели без остатка, даже следа не осталось, что говорило о продолжительном горении всего состава, при достаточном доступе кислорода…Пурков внимательно освещая пол тоннеля, усыпанный оплавленным стеклом и кусками металлоконструкций, шел вдоль адской картины разрушения, тщетно пытаясь найти хотя бы одно свидетельство гибели состава. Наконец его поиски увенчались успехом! Заметив под колесами второй грузовой платформы с «рафиком» странный небольшой предмет, блеснувший при свете фонаря, он протянул руку, вытащил его из кучки оплавленного стекла и приблизил к лучу налобного фонаря…О, Боже! Это был почти не пострадавший от пожара пистолет ПСМ с хромированной пластиной на левой алюминиевой щёчке рукоятки! Пурков осторожно повертел в руках закопченный от пожара пистолет, убедился, что он без обоймы и поставлен на предохранитель. Только после этого тщательно протер его с обеих сторон рукавом телогрейки и поскрёб перчаткой хромированную накладку. Вне всякого сомнения - это был самый настоящий наградной пистолет для высшего комсостава, врученный в связи с выполнением какого-либо задания или к юбилею. Осветив пластину на рукоятке, он с трудом прочитал выгравированную на ней надпись: «За проявленное мужество при выполнении особо важного правительственного задания награждается т. Медведев А. И. Нач. Управления генерал-лейтенант Дроздов». Судя по состоявшемуся в тоннеле бесплатному крематорию, товарищ Медведев, удостоенный наградного оружия, героически сгорел к чертовой бабушке вместе с составом. От него остались только пистолет ПСМ, и то неплохо. Судя по отсутствию любых следов человеческих останков на месте пожарища, другие пассажиры состава вообще превратились в пар… Пурков положил пистолет в карман телогрейки и дойдя до последней третьей платформы, развернулся и медленно осветил подземное кладбище сожженных заживо людей…Прикинув, как смогли поджечь в тесном тоннеле метро довольно таки большой состав, он пришел к выводу, что без огнемета РПО –А «Шмель» с термобарическим снаряжением капсулы тут не обошлось…Вероятно дело было так…Некто, получил задание остановить группу оперативников, шедших со стороны Ново-Афонской пещеры на электровозе по резервному тоннелю на помощь попавшему в засаду основному подразделению, охранявшему архив. Свернув с главного перегонного тоннеля на начало запасной ветки, и затаившись полулёжа в одной из технических ниш, диверсант привел в боевое положение реактивный пехотный огнемет. Затем, когда из боковины резервного тоннеля отчётливо показался свет фар идущего электровоза, он мгновенно выскочил на путь, выстрелил из трубы-контейнера и тут же ушёл за спасительную стену главного тоннеля. Ударившая в лобовое стекло идущего на небольшой скорости электровоза, «термобарическая» капсула от сработавшего пиропатрона разрушилась и в течение 100-120 милисекунд распылила в воздухе мелкодисперсное жидкое взрывчатое вещество, окись этилена, А затем сработал детонатор, мгновенно зажёгший в воздухе взрывчатую смесь, перешедшую в газообразное состояние….Вспышка!!! Страшный огромный, огненный шар, зависший на доли секунды в тесном тоннеле, окутал весь состав!! Резкий рост атмосферного давления в тоннеле, 2 100 000 Па!! Ужасная декомпрессия для всего живого!!! У людей выдавливает глаза из орбит, вываливаются языки изо рта, лопаются барабанные перепонки и останавливается сердце, наступает мгновенное удушье… Они падают и извиваясь от невыносимой боли начинают гореть как спички… И всё вокруг них горит при высокой температуре, плавится: металл, резина, деревянный настил на платформах… А потом…потом, детонирует бензин в баках стоящих на платформах машин и новое взрыв пламени накрывает еще раз многострадальный состав с людьми…И тут, скорее всего некий неизвестный теперь человек, из обслуживающего персонала станции совершил подвиг…Он, увидев или узнав как гибнут в огненном смерче люди, побежал к щиту управления и вырубил приток воздуха из вентшахт…Через 5-10 минут огонь погас, без кислорода, как известно, горение не поддерживается…Но было уже поздно…

Пурков, прекрасно понимая, что за убитых в метровагонах выстрелом в висок и сожженных заживо в электровозе командир спецгруппы нападавших в КГБ получил новую должность, звание, а может и новую квартиру, горестно вздохнул, с отчаянием сплюнул на бетонный пол и двинулся дальше…Пройдя по резервному тоннелю не больше 400-500 метров, он наткнулся на лежащий на путях полуобнаженный труп, вытянутые руки которого упирались в наглухо закрытые гермоворота. Включив на полную мощь оба фонаря, он наклонился над погибшим человеком, лежащим на животе, с раскинутыми в стороны обезображенными пожаром руками и подогнутыми к животу босыми ногами. Положив фонарь на рельсы, Пурков взялся за плечо и ногу обгоревшего трупа и с усилием его перевернул на спину. Лица и волос на погибшем, практически не было, мягкие ткани головы, нос, губы, были настолько сильно обожжены и изуродованы, что на скулах выглядывали потемневшие от времени кости черепа… Вдруг в свете фонаря что-то ярко блеснуло! Пурков повёл фонарем в сторону странной вспышки и к своему удивлению обнаружил, что на обгоревших ушах трупа висят серьги с драгоценными камнями! Погибшим и единственным выбравшимся из этой адской жаровни оказалась женщина! Это было странно и удивительно! Что она делала в тоннеле и как оказалась тяжело раненой, притом, что другие бесследно исчезли в эпицентре страшного пожара? Особенно загадочным Пуркову показалось перекрытие тоннеля гермоворотами. Зачем их закрыли после того, как поезд прошел заданный участок тоннеля? Чтобы сидевшие в составе люди, не смогли вернуться назад, или попытка закрыть герметично тоннель, была предпринята для тушения пожара?! Вот вопрос! Еще раз посветив фонарем на труп женщины, Пурков убедился, что она без обуви. Этот факт ему вроде как прояснил картину гибели неизвестной, но немнамного. Он предположил, что женщина в момент взрыва могла сидеть вместе с остальными участниками группы в третьей, последней машине, что, в общем- то неудивительно. Где же еще могли находиться вооруженные люди, ехавшие на подмогу своим соратникам, не на крыше же! И вот при взрыве распыленной в воздухе окиси этилена и возникновении мощной ударной волны, женщину, сидевшую, на самом дальнем сидении, выбросило из машины через стекло заднего окна на рельсы и сорвало обувь с ног. Электровоз при взрыве остановился не сразу, он ещё шел некоторое время по инерции, удаляя опасный очаг пожара от контуженной женщины…А она, практически полностью обожженная, с переломанными конечностями от удара о бетонный пол тоннеля поползла что есть сил дальше – от эпицентра пожара…Ползла по полу холодного, безлюдного тоннеля долго, из последних сил, пока не уперлась руками в перекрывшие дальше путь к спасению гермоворота. Возможно, она еще долго кричала, стучала по стальным ребрам ворот, но тщетно…Так и умерла, корчась от страшных ожогов, с выжженными глазами и гаснувшей последней надеждой выжить в душном раскаленном от пожара тоннеле…

…Присев на пол тоннеля и прислонившись спиной к тюбингу, Пурков посмотрел на часы, было 7 .45, достал из рюкзака остатки воды в бутылке, выпил всё до капли и только тогда обратил внимание, что оба фонаря еле-еле светят. Перспектива остаться в тоннеле вместе с трупами в полной темноте его совсем не прельщала. Он достал из кармана блок счетверённых новых батареек для налобного фонаря, вставил их, потом выключил свет на аккумуляторном фонаре, убрал его в рюкзак, поправил пистолет засунутый за лямки комбинезона, встал и пошел обратной дорогой…Пройдя развилку и свернув по основному тоннелю налево к станции, он, нервно светя по сторонам, дошел до перона станции. Подтянувшись на руках, он забрался на перрон, в прощальный раз посмотрел на лежащего в пяти метрах убитого бойца группы «АД» и решительно двинулся к началу станции. Идя по пыльному граниту секретного памятника советской эпохи, он мучительно пытался сложить в некую логическую цепочку произошедшие здесь в подземном комплексе страшные события. Получалось так, что убитые в вагонах везли не только архив КГБ или его часть, касающиеся работы агентуры, управлений, но и имели в своём арсенале некие документальные свидетельства в виде компромата на высокопоставленных лиц в Москве. А может быть неких лиц в Тбилиси? Разобраться сейчас в хитросплетениях тогдашних взаимоотношений партийных бонз практически нереально, однако то, что архив в настоящее время не достают из секретного подземелья и не освещают эту операцию в печати говорит о многом…И вообще, почему со стороны запасного тоннеля шел состав с тремя «рафиками»? Может быть для последующей охраны? Возможно. Например, состав с архивом и сопровождающими проходит под землей определенный путь, а за ним следует второй состав с транспортом. При прибытии в точку назначения, архив поднимают, загружают в грузовую машину с тентом, а может быть и обычный трейлер, а три «рафика» с охраной должны сопровождать его до аэропорта в Адлере, где ящики перегрузят в самолет. Возможен такой вариант? Вполне…Но куда должны были идти два состава?! Пурков не знал таких мест в Абхазии, где могли быть выходы из подземного правительственного тоннеля на поверхность…Хотя…Когда он был с Рахилью на эскурсии на даче Горбачева в Мюссере, именуемой объект «Чайка-М», то обратил внимание на громадные бронированные колпаки вентшахт, разбросанных по всему периметру лесопарка. Обычный командный подземный пункт управления страной на случай катастроф, безусловно имелся под дачей Горбачева, однако внушительного вида металлические «грибки» вентшахт находились достаточно далеко от головного здания, что наводило на мысль о присутствии в Мюссере системы тоннелей глубокого залегания. Может туда и направлялся этот состав?! Черт его знает теперь…

….Он подошел к гермоворотам, отделяющим станцию от входа в пункт управления, развернулся, достал большой фонарь из рюкзака, включил его и посветил на пол перона. Следы ходьбы Пуркова по коричневому граниту запыленной донельзя секретной станции метро, явственно виднелись и были прямым доказательством прибывания под землей невольного свидетеля разыгравшейся драмы.

- Да-а-а…Вот уж если найдут люди из «конторы» и докажут что я здесь был, то сразу впаяют пожизненное, чтобы не болтал лишнего. Мда-а-а…а может и в «дурку» посадят на аминазин и сульфазин, пока растением не сделаешься! – Почему вслух прокомментировал Пурков возможные варианты выхода из подземелья и криво ухмыльнувшись поправил АПБ, сплюнул на свои следы на граните и, протиснувшись через полуоткрытые гермоворота пошел дальше к галерее… Практически пройдя за пару минут идеально ровный коридор галереи, он подошел к лифту, постоял минуту, прислушался, убедился, что его никто здесь не поджидает и смело вошел в кабину. Захлопнуть двери двери в лифте и нажать нужную кнопку оказалось секундным делом…Пурков ехал вверх, напряженно прислушиваясь к скрипению тросов и позвякиванию роликовых цепей за стеной кабины. Почему то казалось, что тросы внезапно с громким хлопком оборвутся, и он, растопырив руки и вытращив глаза от ужаса, помчится в недра лифтовой шахты прямо в преисподнюю к лежащим в тоннеле мертвецам…Но нет, слава Богу обошлось…Лифт плавно покачнулся, остановившись на конечной точке, надпись «Выход № 3» на панели погасла. Пурков с удивлением посмотрел на неё, прикидывая, где еще могут находиться остальные выходы № 1 и № 2, нагнулся, потом встал на корточки, вынул АПБ, перевел флажок предохранителя в режим «Авт». Предполагая, что его могут «пасти» на выходе из лифта, чтобы аккуратно «зачистить», избавившись от нежелательного свидетеля, Пурков решил сделать всё возможное для спасения сбственной жизни. Он тихо потянул на себя первые деревянные двери лифта, стараясь не шуметь, потом схатившись за ручку второй двери, нажал её вниз и немного приоткрыл…Было тихо, как в гробу…Ударив резко плечом в приоткрытую дверь он пулей выскочил из кабины лифта, держа АПБ в правой руке и моментально ушел влево, спрятавшись за выступ стены. Осмотрелся…Все что он увидел при входе ранним утром в эту грустную обитель оказалось на месте: так же лежал раскинув ноги труп в светлой рубашкес задранной штаниной, так же была приоткрыта решетчатая дверь в другое помещение…Пурков, прижимая приклад пистолета к предплечью быстро прошел все две комнаты, внимательно осматривая окружающие предметы…Вроде всё было на месте…Подойдя к последней двери, отделяющей подземный спецкомплекс, от тайного тоннеля под шоссейной дорогой, идущего от дачи Хрущева, он прислушался. За дверью не было слышно ни звука…Он посмотрел на часы – 8.30 утра. Неплохо…Почти успел к завтраку! Переложив пистолет в левую руку, Пурков собрался уже быстро открыть дверь и незаметно проскользнуть в полутемную прохладу тоннеля, как вдруг увидел, что…вмонтированное в стену электроустройство открывания замка отсутствует! Отчаянно светя по всем стенам тамбура и пытаясь ощупью найти электрозамок, он с ужасом убедился, что со стороны подземного спецкомплекса открыть дверь нельзя!! А как же он тогда вышел в первый раз?! Эта проблема повисла в мозгу Пуркова большим вопросительным знаком. Он вдруг вспомнил, что в первый раз, когда он попал в это помещение, дверь не закрывалась. За приоткрытой дверью стояла Рахиль и недовольно бурчала, а он…он в это время с большим усилием вертел колесо гермодвери.Та-а-а-ак…Значит, получается, что электрозамок со стороны тоннеля от дачи Хрущева до пляжа работает, а со стороны подземного спецкомплекса…его не существует? Чушь какая-то!! А как же прапорщик открывал дверь? Хотя, почему прапорщик? Может, дверь на выход открывали только внутри, в зале управления, который Пурков полчаса назад безмятежно прошел? А как же тогда ему выйти из этого проклятого мавзолея с мумифицированными трупами?! Может попробовать перебить защелку пулями из АПБ, всё-таки они со стальным сердечником, наверное разрушат механизм закрывания? Не долго думая, он отошел метра на полтора от двери, чтобы его не задело от рикошета, перевел флажок на пистолете в среднее положение «Од», прицелился и выстрелил пять раз по кромке двери. Пули цвикнули и ушли куда-то в бетон, а в двери образовались лишь небольшие вмятины. Бронированная, сволочь! Пурков, понимая, что серьезно влип в историю, грозящую ему посмертным заключением в подземной тюрьме, покрылся липкой испариной…Он сел на стол рядом с мертвым прапорщиком, положил пистолет рядом, задумался…Просидев в таком положении минут пять он вдруг услышал…азбуку Морзе, которую неизвестный выстукивал чем-то твердым по двери! Вскочив со стола и прислушавшись, Пурков опять услышал тот же, четко простукиваемый рукой человека набор неизвестных слов. Это было уже слишком! Решив что, килеры точно не станут доверительно стучать Пуркову по двери, пытаясь выманить его на свет божий, он осторожно простучал рукояткой пистолета в ответ. Потом быстро зашел за угол двери и приготовился стрелять при первой же опасности…Через секунду щелкнул электрозамок, дверь медленно стала открываться, потом знакомый до боли голос произнес:

- Геша, бисов сын!! Ты здеся али нет, в рот табэ клёп!!

- Боже мой!! Ермолаич!!! Родной ты мой!! – Пурков с пистолетом в руках, забыв обо всём на свете, пулей бросился в открытую дверь, сразу попав в объятия деда.

- Эх, Генаша! Щоб у табэ повылазило!!! Шальной ты хлопец, непутёвый! Уси нормальны турысты с утра лезуть в море, як обожённы кипятком, а ты на кладбище!

- Так ты…знаешь, что здесь…люди…убитые на станции метро?! И мне не рассказал?! – Обиженным тоном с укоризной произнес Пурков, пытаясь спросить, каким-таким образом Ермолаич догадался найти его именно в этом месте.

- Генаша, не успрашивай, ни пытай диду, Христом Богом прошу! Хто в энтой бетонной каморе зло совершил, усе погиблы…Знаю я…сам хороныл…Вот табэ крест!! А ты, хлопец – праведник, и вот спаси…Шо у осемнадцатой хлаве и пятом стихе от пророка Иезекиля знаишь у Библии накалякано? Слухай! – Ермолаич, выдернул из рук Пуркова АПБ, с размаху бросил его в открытую дверь, потом с усилием захлопнул её и только тогда, подняв вверх грязный указательный палец произнёс:

- Если кто праведен и творит суд и правду, на горах жертвенного не ест, и к идолам дома Израилева не обращает глаз своих, жены ближнего своего не оскверняет, и к своей жене во время очищения нечистот не приближается, никого не притесняет, должнику возвращает залог его, хищения не производит, хлеб свой даёт голодному, и нагого покрывает одеждою, в рост не отдаёт, и лихвы не берет, от неправды удерживает руку свою, суд человеку с человеком производит правильный, поступает по заповедям Моим, то он праведник, он непременно будет жив. Так говорит Господь Бог!

КОНЕЦ РОМАНА.

2010 год.

delvaneo.ru

Добавить комментарий